Rambler's Top100
Статьи ИКС № 06-07 2014
Александра КРЫЛОВА  16 июня 2014

Интрига планетарного масштаба

Интернет – это объект, за равноправный доступ к управлению которым бьются многие страны, включая Россию. Очередной раунд этой борьбы ожидается уже этой осенью на Полномочной конференции МСЭ.

Подготовила Александра КРЫЛОВАВчера и сегодня

Создание в 1998 г. в США некоммерческой частной организации – Корпорации по присвоению имен и адресов в интернете (ICANN) – не отменило желания целого ряда других государств участвовать в управлении интернетом. На протяжении десятилетия вопрос об обеспечении равных прав всех стран в этом процессе поднимался с завидным постоянством. А в прошлом году Эдвард Сноуден своими разоблачениями спецслужб США вывел эти дискуссии на новый виток, вызвав всплеск интереса к проблеме со стороны как развитых стран, например, Германии, так и стран БРИК – Бразилии и России.

В настоящее время в управлении интернетом, помимо ICANN, участвуют и другие международные организации – IETF (Рабочая группа по проектированию интернета), ISOC (Общество интернета), W3C (Консорциум Всемирной паутины). У каждой из них свои задачи. Однако нет в этом ряду такой, которая занималась бы разработкой международных норм в области управления инфраструктурой интернета, координацией деятельности и взаимодействия профессиональных международных институтов. Собственно, об этом и говорил в выступлении на глобальной конференции по вопросу управления интернетом NETmundial-2014 министр связи и массовых коммуникаций России Николай Никифоров. Он предложил создать под эгидой ООН специальную организацию для решения этих задач или наделить такими функциями Международный союз электросвязи.

Как известно, МСЭ – это организация, которая за 149 лет своей истории выработала уникальную методику согласования позиций множества своих участников (на сегодняшний день в нее входят 193 страны и более 700 коммерческих организаций) по вопросам внедрения и развития самых перспективных технологий, а также использования радиочастотного спектра и геостационарных орбит. И Россия, как одна из стран ее учредивших, к тому же на протяжении многих лет вносившая интеллектуальный и финансовый вклад в ее деятельность, вправе рассчитывать на то, что позиция ее администрации связи будет услышана.

В обозримом будущем

Нынешний год весьма подходит для достижения этой цели: в октябре–ноябре в Пусане (Республика Корея) пройдет Полномочная конференция, на которой, помимо выборов генерального секретаря и его заместителя, директоров Бюро, членов Радиорегламентарного комитета, а также государств – членов Совета МСЭ, будут обсуждаться стратегические вопросы развития отрасли ИКТ на ближайшие четыре года. В их числе заявлены вопросы управления интернетом, обеспечения безопасности пользователей в Сети и их доверия ей, развития нового поколения технологий подвижной связи.

Отдельным пунктом в повестке Полномочной конференции значится рассмотрение отчета рабочей группы Совета по пересмотру устава и конвенции этой организации. По словам Валерия Тимофеева, советника генерального секретаря МСЭ, необходимость внесения изменений в основные документы Союза вызвана длительными и сложными национальными процедурами ратификации, из-за которых многие страны-члены формально живут по разным версиям устава и конвенции, так как внесенные в последние десятилетия поправки далеко не всеми странами были ратифицированы. Резолюция 163, принятая Полномочной конференцией МСЭ в 2010 г., поручила рабочей группе Совета пересмотреть и скорректировать эти документы. Цель – создать такой текст устава, который не нуждался бы в пересмотре на каждой Полномочной конференции, а был бы утвержден и ратифицирован раз и навсегда, и новую Конвенцию, которая была бы гибкой и не требовала формальной ратификации странами – членами Союза после каждой Полномочной конференции. Российская делегация принимала активное участие в деятельности рабочей группы и подготовке ее итогового отчета, который будет представлен осенью нынешнего года в Пусане.

Однако ожидать появления в этих документах пунктов, так или иначе связанных с управлением интернетом, не следует. Поскольку за каждым решением Полномочной конференции стоят серьезные интересы и большие деньги, для его принятия требуются и длительная работа в исследовательских комиссиях, и напряженные усилия по согласованию позиций, которые, по большому счету, еще только предстоит приложить. О том, что договориться со всеми участниками МСЭ будет не так просто, свидетельствует тот факт, что на Всемирной конференции по развитию электросвязи–2014 в Дубае США и некоторые другие страны отказались подписать заключительный акт.

О компетенциях и возможностях

Вот потому и настраивается на участие в неизбежной дискуссии генеральный секретарь МСЭ Хамадун Туре, под руководством которого подготовка к Полномочной конференции в Пусане ведется в последний раз. На встрече с журналистами он повторяет свой ключевой посыл, с которым обратился к участникам NETmundial–2014: «Управление интернетом не должно находиться в руках одной страны, одного учреждения или организации: это непосильная ноша. Такая работа должна вестись на всеобъемлющей основе и быть абсолютно открытой и прозрачной».

На сегодняшний день деятельность МСЭ по разработке технических стандартов и регламентов, в том числе в области широкополосного доступа, взаимно дополняет работу других организаций, в ведении которых находятся те или иные аспекты регулирования интернета. С этой функцией МСЭ много лет успешно справляется, и генеральный секретарь союза не видит оснований для отказа от нее.

А вот регулировать содержательную сторону интернета (именно в таком стремлении подозревают МСЭ представители крупнейших американских и западноевропейских интернет-компаний, говоря, что оно приведет к установлению тотального контроля со стороны отдельных государств за распространением информации в Сети, к запрету и блокировке доступа к отдельным ресурсам) эта международная организация, по уверениям Х. Туре, не собирается. Как, впрочем, не собирается она брать на себя решение юридических вопросов. «Наша задача – обеспечить людям широкополосный доступ, – заявил Х. Туре, – определить политику этого доступа, его регламентные аспекты и обеспечить инвестиции. Другие вопросы к нашей компетенции не относятся».

Да и в целом вопрос управления интернетом, считает В. Тимофеев, которого господин Туре называет своим учителем, несколько выходит за рамки МСЭ. Хотя ответ на него можно найти, если отбросить политические коннотации и, не углубляясь в технические вопросы, выработать для интернета порядок, подобный хорошо зарекомендовавшему себя механизму разрешения противоречий в области радиосвязи. В этом сегменте у администрации связи, оказавшейся втянутой в конфликтную ситуацию, есть возможность обратиться в Бюро радиосвязи, затем в Радиорегламентарный комитет и, если и там компромисса достичь не удалось, выйти с наболевшим вопросом на Всемирную конференцию радиосвязи. В мировой интернет-индустрии подобных механизмов до сих пор не существует, а потому страна, которую по той или иной причине «отключили» от интернета, не знает, к кому ей обращаться за помощью. И все-таки, поскольку вопрос управления интернетом несколько шире, чем функции МСЭ, то решение Полномочной конференции по его поводу, если оно все-таки состоится, будет иметь вид рекомендаций или поручения. «Возможно, его нужно вынести на обсуждение на высшем уровне – на Генеральную Ассамблею ООН, – предполагает В. Тимофеев, – чтобы она, в свою очередь, поручила генеральному секретарю МСЭ проработать вопрос о введении международного регулирования интернета. А уж наша организация с этой задачей, несомненно, справится».

Вода камень точит

Пока же исследовательские группы Международного союза электросвязи, в которых участвуют представители разнообразных коммерческих компаний – поставщиков оборудования, операторов связи и сервис-провайдеров, работают над более приземленными вопросами на подступах к проблеме управления интернетом, в том числе в области регулирования взаимодействия традиционных телефонных и IP-сетей.

Например, Дмитрий Черкесов, представляющий интересы российского оператора связи МТТ, является заместителем председателя рабочей группы, занимающейся распространением глобальных, не привязанных к стране ресурсов нумерации. Такая нумерация позволяет осуществлять звонки из облака пользователей VoIP-сервисов и совершенно законно «приземлять» их на телефонную сеть общего пользования, и в обратном порядке – принимать звонки из ТфОП любому такому облачному абоненту.

Компания МТТ, получившая от МСЭ 1 млрд таких негеографических номеров, выделяет однозначный идентификатор из диапазона номерной емкости в коде +883 140, что делает звонки 25 млн своих пользователей на ТфОП «понятными» для операторов связи во всем мире. Недавно оператору удалось добиться разрешения на безвозмездную передачу части принадлежащих ему негеографических телефонных номеров другим поставщикам VoIP-услуг. Тем самым МТТ обеспечивает себе возможность наращивания абонентской базы и объема трафика в сети, а заодно расширяет круг игроков операторского рынка, которые перестанут бояться номеров серии +883 и начнут более активно прописывать их на своих сетях.

Иными словами, пока на глобальном уровне дискутируется вопрос, кому управлять инфраструктурой интернета, процесс налаживания взаимодействия традиционных операторов и поставщиков голосовых сервисов участникам сетевых (читай, интернет-) сообществ сдвинулся с места.

Поможет ли это разрешению главной интриги? Как говорится, вода камень точит.

Женева–Москва


О перепитиях законодательного наступления на Рунет – см. с. 20 и 23

Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!
Поделиться: