Rambler's Top100
 
Статьи ИКС № 08-09 2014
Лилия ПАВЛОВА  02 сентября 2014

Регулировать нельзя ждать

Облачные технологии остаются в центре законотворческих дискуссий с момента опубликования законопроекта «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части использования облачных вычислений». Ситуация меняется от недели к неделе.

О том, что пора законодательно закрепить использование облачных технологий в России, еще два года назад заявляли представители и бизнес-сообщества, и регулятора; более того, Ассоциацией облачных технологий с участием экспертов из Минкомсвязи, МВД, ФСБ и компаний – поставщиков облачных услуг была разработана концепция закона «Об облачных технологиях». Но до принятия закона тогда не дошло – и весной нынешнего года профильное министерство вывело дискуссии о регулировании облаков на новый круг: на общественное обсуждение был представлен новый проект федерального закона, разработанный в соответствии с планом мероприятий «Развитие отрасли информационных технологий», утвержденным распоряжением Правительства РФ 30 декабря 2013 г.

Этот законопроект предполагает внесение поправок в действующий закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» (149-ФЗ). Еще на июльской всероссийской конференции «Облачные технологии в России. Перспектива. Возможности. Цифровая экономия» представители Минкомсвязи сообщали, что законопроект планируется внести в Госдуму в ноябре этого года. В августе ситуация изменилась: созданный при Минкомсвязи экспертный совет по облачным технологиям принял решение сохранить рыночное регулирование для коммерческих заказчиков облачных услуг. Таким образом из законопроекта полностью изымается «коммерческий блок». Что касается «государственного блока», то, как сообщил источник в Минкомсвязи, требования к поставщикам облачных услуг для властных структур России (органов государственной власти, местного самоуправления и органов, управляющих государственными внебюджетными фондами) могут быть утверждены не обязательно законом – вполне возможно, что это будет иной правовой акт. В любом случае они будут еще дорабатываться, причем курс на ужесточение требований к поставщикам «гособлака» сохранится, подчеркнул представитель министерства. Возможно, до внесения поправок в существующее законодательство дело все же не дойдет, однако в том или ином виде госрегулирование «гособлака» неминуемо.

Курс на ужесточение требований

И. Зимин: «Мы не закрываем рынок, мы просто повышаем требования»Как сообщил на июльской конференции Иван Зимин, начальник отдела развития единого информационного пространства и правового обеспечения вопросов защиты информации правового департамента Минкомсвязи России, в большом блоке требований к поставщикам облачных услуг госструктурам содержатся положения, определяющие квалификационные требования, требования финансовой устойчивости, защиты обрабатываемой информации, а также порядок тарифного регулирования цен на услуги.

Поставщики услуг для госорганов должны обладать лицензиями ФСТЭК и ФСБ соответственно на осуществление деятельности по технической защите конфиденциальной информации и предоставлению услуг связи и на осуществление деятельности по разработке, производству, распространению шифровальных (криптографических) средств, а также правами собственности или долгосрочной аренды (на 49 лет) не менее чем на два ЦОДа. Еще одно важное требование – российская регистрация юридического лица и присутствие его облачной инфраструктуры на территории России. По словам И. Зимина, рассматривается также возможность создания и ведения реестра поставщиков, сертифицировавших свои облачные сервисы на соответствие установленным требованиям.

Между тем, в среде потенциальных поставщиков услуг поднимается волнение. Как отметил Виталий Слизень, член совета директоров Inoventica и эксперт с опытом законотворческой деятельности, в условиях, когда 83% ВВП генерируется государственными компаниями и компаниями, так или иначе ассоциированными с государством, для рынка ключевыми представляются вопросы: будет ли регуляторика сегмента облачных вычислений гарантировать его демонополизацию или это будет монополия одного поставщика, какие объемы инвестиций и из каких источников планируются, будут ли реализованы понятные и прозрачные схемы госзакупок (скажем, электронные аукционы)? И. Зимин заверил, что в рамках законопроекта речи о едином поставщике не ведется, будет пул поставщиков (единый поставщик может быть только в случае, если на конкурсе государственного органа не окажется возможности выбора и правительством будет назначен гарантирующий поставщик). Однако у «гособлака» много поставщиков не будет, поскольку соответствовать заявленным критериям смогут не больше пяти компаний, уточнил представитель министерства. При этом, добавил он, было бы расточительно не включать в «гособлако» уже созданную инфраструктуру: «Если в «Ростелекоме» и других организациях уже есть инфраструктура, если она модернизируется и дорабатывается – почему ее не использовать, в том числе чтобы госорганы не создавали новые системы? Экономия бюджетных средств здесь играет не последнюю роль».

Доминирующий поставщик для «гособлака» просматривается вполне прозрачно. В то же время, поскольку в законопроекте не указано, что «гособлачным» поставщиком может стать только государственная организация или компания с государственным участием, в пул поставщиков могут войти и коммерческие компании. К слову, справляясь с задачей собственного развития в отсутствие госрегулирования, рынок уже сформировал круг сильных отечественных игроков.

Где правит золотой телец

Аналитики IDC прогнозируют, что российский рынок облачных услуг будет расти гораздо быстрее, чем ИТ-рынок в целом, и к концу 2016 г. объем этого сегмента составит более $460 млн, а среднегодовой темп роста – более 50 %. И хотя говорить о массовости публичных облачных сервисов в России пока не приходится, сервис-провайдеры уже готовы представить интересные кейсы, причем все явственней обозначается тренд на гибридизацию, когда одновременно используется локальная среда и публичное облако.

Как сообщил Иван Луковников, вице-президент по разработке облачных решений Acronis, в начале июня этого года совместно с 1С и IT-Lite компания запустила облачное решение резервного копирования данных, встроенное в учетные и ERP-системы 1С. Сервис «1С:Облачный архив» построен на основе технологии Acronis AnyData Engine, позволяющей осуществлять резервное копирование любых типов данных из любых источников, и облачного решения для создания хранилищ данных Acronis Storage. Непосредственно из интерфейса системы пользователь может настроить автоматическое копирование всех данных и конфигурации в облако, а в случае сбоев и потери данных быстро восстановить все данные и настройки платформы «1С:Предприятие». Сервис может быть встроен в любую типовую или кастомизированную конфигурацию на платформе «1С:Предприятие 8».

Игорь Корман, генеральный директор «АктивХост РУ», в качестве примера гибридного сценария привел проект Сбербанка «Деловая среда» (портал для повседневной деятельности предпринимателей), в котором используется облачная инфраструктура ActiveCloud. Всего инфраструктура проекта насчитывает 27 облачных серверов, которые поддерживают базу данных, веб-сервисы и клиентские SaaS-сервисы. При этом помимо облачной платформы ActiveCloud в проекте задействованы и другие хостинги. Так, в МегаЦОДе Сбербанка размещаются проекты, регламентируемые внутрикорпоративными политиками конфиденциальности и безопасности хранения и передачи информации.

Будучи приверженцем публичных облачных сервисов, Антон Салов, директор по облачным и ИТ-сервисам «МегаЛабс», отметил, что компаниям, использующим сервисы TelePresence, реально экономить на видеоконференциях с участием более широкого круга специалистов, чем может вместить комната телеприсутствия, позволяет использование публичного облачного сервиса онлайн-конференций. «Мы разработали такую услугу и предоставляем публичный сервис онлайн-конференций через интернет, – сообщил А. Салов. – Решение хорошо стыкуется с TelePresence и не уступает этой услуге по характеристикам. Хороший пример «гибрида».

Не рано ли?

В отличие от сторонников госрегулирования облачных технологий, В. Слизень считает его преждевременным. «В последние 20 лет, когда технологии развиваются очень бурно, регулирование всегда шло вслед за рынком, за исключением ЭЦП, которая без регулирования вообще не могла состояться в массовом масштабе, –  напомнил В. Слизень. – На высоких темпах роста регулирование должно фиксировать лучшие практики. Пока у нас лучших практик в области облачных услуг нет». При этом, как отметил эксперт, низкая инвестиционная привлекательность инфраструктуры облачных вычислений объясняется отсутствием массово востребованных приложений, требующих значительных вычислительных ресурсов – заведомо б'ольших, чем может обеспечить планшет или компьютер. Появление приложения, для которого критична скорость распространения пакетов, могло бы стать драйвером всего облачного рынка в России, считает В. Слизень: «Спрос – это не инфраструктурная функция, это функция востребованности приложений, которым требуется инфраструктура. Надеюсь, что если компании будут продолжать инвестировать в приложения, от них пойдет спрос и на облачные инфраструктуры, – и в целом обеспечит взрывной рост облачного рынка».

Кроме того, получить закрепление в законе всех возможных правоотношений на молодом рынке облачных технологий весьма проблематично, предупреждают эксперты. Как заметил Юрий Аммосов, советник руководителя Аналитического центра при Правительстве РФ, в российской правовой практике принято описывать в законах все существующие формы договоров, и не описанные правоотношения автоматически становятся противозаконными. Поэтому вполне может случиться, что в законопроекте не будут учтены те или иные форматы правоотношений – и тогда придется возвращаться в Госдуму с новыми поправками.

Можно предположить, что именно эта перспектива вызвала большие сомнения экспертного совета при Минкомсвязи относительно необходимости внесения поправок в существующие законы и регулирования всего рынка облачных технологий. Тем не менее вопрос статуса правового акта, регулирующего «гособлако», остается пока открытым.

Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!