Rambler's Top100
Статьи ИКС № 10 2014
Александра КРЫЛОВА  07 октября 2014

На поле вызываются команды

Первые средства совместной работы появились еще на заре человечества. Именно благодаря обмену информацией с себе подобными во время трудовой деятельности человек прямоходящий, Homo erectus, и стал разумным.

Спустя несколько десятков тысяч лет, в 21-м веке, мы, Homo sapiens sapiens, видим, что поле нашего сотрудничества с другими людьми постепенно, но неуклонно смещается из реальной сферы в виртуальную, что благодаря средствам веб-, аудио- и видеоконференцсвязи мы уже сегодня можем, не вставая с рабочего места, преодолевать расстояния в тысячи километров для того, чтобы обсудить важный профессиональный вопрос с коллегой на другом континенте, а в недалекой перспективе будем искать решения вставших перед нами задач в корпоративной базе знаний, общаясь по поводу результатов поиска с экспертами в корпоративной социальной сети.

Впрочем, для того чтобы вышеописанная картина повсеместно стала реальностью, потребуется какое-то время. Даже в глобальном масштабе компаний, внедривших программное обеспечение для социального взаимодействия и получающих от этого максимум преимуществ для своего бизнеса, очень немного.

Размытые границы

Термин collaboration, который переводится с английского как «сотрудничество», применительно к ИТ-инструментам – программному и аппаратному обеспечению – означает средства, автоматизирующие разные виды взаимодействия между людьми в ходе решения профессиональных и бизнес-задач. И потому, признают эксперты, покрывает широкий спектр технологий и сервисов. Одни из них, например, корпоративная телефония или электронная почта, давно превратились в своего рода ширпотреб и оказались за пределами цикла зрелости технологий Gartner. Другие, такие, как средства синхронизации файлов и обмена ими, а также системы поиска экспертов, по-прежнему находятся в поле зрения аналитиков. В широком смысле к инструментам collaboration относится и то, и другое: унифицированные коммуникации, видеоконференцсвязь, telepresence, веб-конференции, средства совместной работы над документами и средства управления деятельностью групп, решения для синхронизации файлов и обмена ими, корпоративные базы знаний. Причем всеми этими технологиями компании могут пользоваться как в рамках собственной ИТ-инфраструктуры, так и в качестве облачного сервиса.

«В информационных технологиях, – рассказывает Дмитрий Романов («Преферентум»), – средства collaboration поддерживались еще на первых мейнфреймах. Уже тогда, в начале 80-х, появились первые программы, которые позволяли совместно создавать заметки, обмениваться информацией и комментировать то, что написали другие». Второе поколение программных продуктов collaboration ознаменовало появление IBM Lotus Notes, программного продукта для автоматизации совместной работы групп сотрудников. Его победное шествие на рынке началось с середины 90-х гг. На третьем этапе, с развитием интернета, часть технологий collaboration перенеслась в веб, что снизило порог входа для многих игроков.

Практически в одно время с IBM свои средства для взаимодействия людей в ходе совместной работы предложили игроки рынка IP-телефонии. «Понимание того, что помимо индивидуальной производительности существует производительность группы сотрудников, временно объединенных трудовой задачей, возникло еще на этапе внедрения в бизнес первых ИT-систем, в 1995–2000 гг., – вспоминает Георгий Санадзе (Avaya).– Уже тогда стало очевидно, что для качественной работы группы простой аналоговой конференции на трех участников явно недостаточно. Стало расти внимание к системам конфенц-связи. Сначала в конференцию объединялись аналоговые порты, затем цифровые и чуть позже видео. В это же время начала увеличиваться доля такого оборудования в общем объеме продаж ИT-рынка». В 1998 г. на рынок систем коммуникаций вышла компания Cisco с решением для организации корпоративной IP-телефонии. Постепенно в ее портфеле появлялись продукты для обеспечения бизнес-продуктивности: сначала был реализован программный клиент для ПК и работа с видео (видеотелефония), затем система голосовой почты и система аудио-, видео- и веб-конференций.

С тех пор программные платформы collaboration и системы унифицированных коммуникаций, каждая из которых со своей стороны помогает взаимодействовать членам команды, продвигаются в организациях «параллельными курсами».

Новое рождение

К середине 2000-х гг. заказчики из числа крупных корпораций осознали необходимость повышения гибкости и скорости реакции на изменения рынка, сокращения сроков разработки и выведения на рынок новых продуктов, а также преимущества, которые может дать для их бизнеса вовлечение в этот процесс клиентов. Понимание того, что наиболее эффективно решать подобные задачи могут только создаваемые именно для этой цели команды из сотрудников разных подразделений (например, маркетологов и разработчиков), заставило их по-новому взглянуть на коммуникационные возможности, предоставляемые средствами совместной работы. Поскольку такой пересмотр шел на фоне растущего проникновения смартфонов, снижения цен на мобильный интернет и роста популярности соцмедиа, инструменты для реализации нового подхода были определены аналитиками как «социальное программное обеспечение» (Enterprise Social Software). В Gartner для него было найдено другое название – Social Software for Workplace.

При этом в лидеры магического квандранта аналитики Gartner включают IBM с решениями на платформе IBM Connections, Microsoft (Yammer и SharePoint), SalesForce.com (Chatter) и Jive Software (Jive Engage), предлагающие системы для коммерческого использования. Впрочем, как отмечает Борис Кириллов («Астерос Консалтинг»), решения на базе свободного ПО входят у Gartner в квадрант нишевых игроков и, возможно, в дальнейшем перейдут в квадрант лидеров. «На российском рынке, по опыту «Астерос», ситуация аналогична, – комментирует эксперт. – Есть примеры внедрения систем поддержки совместной работы на базе открытого программного обеспечения, но они не носят массового характера. Крупных внедрений, в том числе в госсекторе, пока немного. Однако в последнее время Минкомсвязь все чаще высказывается в пользу перехода на открытое ПО. Вполне возможно, что при должном внимании регулятора к этому вопросу потенциал решений для совместной работы на базе СПО существенно вырастет».

Коммуникации 21-го века

На заре 2000-х поставщики систем корпоративной телефонии начали задумываться об объединении разрозненных средств коммуникаций в некое единое целое, а к середине первого десятилетия 21-го века формирование рынка унифицированных коммуникаций (UC) уже шло полным ходом. Практически все ведущие мировые поставщики коммуникационных платформ – Alcatel-Lucent, Аvaya, Nortel, Siemens Enterprise Communications – активно включились в этот процесс. А благодаря Cisco на рынке средств совместной работы появился новый сегмент – решения класса telepresence.

Усилия игроков не пропали даром. Сегодня, отмечает Дмитрий Туманов (Orange Business Services), средства совместной работы – аудио- и веб-конференции, телефония, мгновенный обмен сообщениями, telepresence, облачные сервисы – образуют в ИТ-инфраструктуре заказчика единую экосистему, все элементы которой взаимосвязаны. Ее целенаправленное выстраивание способствует сокращению капиталовложений и эксплуатационных издержек. И это неудивительно, ведь возможность использовать разнообразные корпоративные коммуникации повышает производительность труда, поскольку решать производственные задачи сотрудники могут из любого места и на любом устройстве.

«Сервисы совместной работы перестают быть просто обеспечением жизнедеятельности организации, а становятся способом трансформировать бизнес-процессы для достижения конкурентных преимуществ и повышения эффективности», – развивает мысль Д. Туманова Николай Петренко (Cisco). Благодаря возможностям средств collaboration можно принципиально изменить подход к организации офисного пространства, предоставив работникам возможность выбирать из нескольких типов доступных рабочих мест наиболее оптимальное, отвечающее уровню стоящих задач. Это могут быть общие рабочие места для мобильных сотрудников (в этих случаях, по словам Н. Петренко, используются либо программные клиенты на устройствах пользователя, либо стационарные абонентские терминалы с возможностью загрузки профиля пользователя) или места для индивидуальной работы – доступные всем сотрудникам небольшие изолированные помещения, оснащенные персональной видеосистемой с возможностью загрузки персонального профиля. Подобный подход позволяет на 30% сократить площадь офисных помещений, а также добиться, чтобы 80% сотрудников отметили повышение удобства коммуникаций и общей удовлетворенности условиями труда. Поэтому, например, международная табачная компания JTI в 40 странах перешла на полностью управляемое решение UC на основе Microsoft Lync 2013 под администрированием и управлением Orange.

Если же говорить о трендах, наблюдающихся на российском рынке UC, то в их числе Олег Щапов (CTI) отмечает рост востребованности сервисов веб-конференций. «Основным препятствием развития этого сегмента в России были высокие ежемесячные затраты на каналы связи. Теперь эта статья расходов снижается, услуги становятся более доступными», – говорит он.

Другую тенденцию – снижение интереса к аппаратным средствам ВКС, включая системы класса telepresence, выделил Антон Молчанов (R-Style). Причины тому – высокая стоимость аппаратных систем и перенесение фокуса заказчиков на обеспечение удаленного подключения к корпоративным ресурсам, видеосовещаний, совместной работы мобильных сотрудников со смартфонов и планшетов. «В будущем, – прогнозирует эксперт, – аппаратные терминалы скорее всего станут нишевыми решениями, используемыми при оснащении многофункциональных демонстрационных залов». Кстати, тезис о замедлении роста сегментов ВКС и telepresence в мире подтверждается и итогами II квартала 2014 г., обнародованными компанией IDC. Согласно им, по сравнению с I кварталом выручка от продажи такого оборудования выросла на 1,8%, в результате объем рынка достиг $482 млн, однако по отношению к результатам аналогичного периода прошлого года выручка сократилась на 9%.

Функциональность, востребованная и не очень

На российской почве, где необходимость повышения производительности сотрудников, в том числе командной, осознана бизнесом не до конца, в роли проводников средств совместной работы иногда помимо своей воли выступают разработчики систем электронного документооборота.

Сегодня набор средств коллективной работы над документами включен в базовый функционал таких систем. Так, у компании «ИнтерТраст» к нему относятся сервис совместной подготовки документов и сервис их формального согласования, параллельного или последовательного, предлагаемые в составе СЭД Company Media. Оба сервиса позволяют сохранять версии документов, истории их создания и согласования. В новой версии системы к ним добавился сервис онлайн-обсуждения, и теперь участники группы, получив уведомление, могут оставить свой комментарий по любому обсуждаемому вопросу. В СЭД компании «Когнитивные технологии» – «Е1 Евфрат» – поддерживается версионность файлов и карточек, фиксируются изменения в ходе исполнения задач и документов. В следующей версии системы появятся средства слияния версий и конфигурация collaboration, установив которую, участники группы смогут воспользоваться интерактивным чатом при подготовке документа.

Похожая группа инструментов входит в базовый функционал платформы Docsvision – она обеспечивает интеграцию средств онлайн-коммуникации в приложения – например, возможность организации онлайн-чата, а также аудио/видеоконференции. Кроме того, есть средства, упрощающие формирование виртуального пространства для рабочей группы и определение доступного ей контента. Очевидно, что в направлении совместной работы над документами будет развиваться и функционал СЭД еще одного российского разработчика – компании DIRECTUM.

Корпоративная, социальная

А вот о востребованности даже крупными российскими заказчиками инструментов для создания корпоративных соцсетей игроки рынка CЭД/ECM говорят с осторожностью. Казалось бы, у эффективных топ-менеджеров должна находить поддержку идея строить деловые коммуникации сотрудников, особенно молодых, на базе подходов, применяющихся в Facebook и «ВКонтакте». Они, как известно, предполагают возможность поделиться статусом, подписаться на уведомления об обновлениях на страничке того или иного сотрудника, создавать различные группы, формировать свою новостную ленту. Для этого используются корпоративные платформы и серверы, контент на которых логируется, бэкапируется и находится под контролем корпоративной ИТ-службы.

Однако, по мнению Д. Романова, социальная корпоративная сеть – достаточно сложно запускаемый проект. «Дело в том, – поясняет свою мысль эксперт, – что во всех соцсетях в интернете обнаруживаются сложные нелинейные закономерности: если сто человек увидят какую-то новость, то десять человек ее прочитают, один человек захочет что-то написать, а 0,1 человека действительно напишет. В огромной соцсети с миллионами пользователей хватает больших чисел для того, чтобы эта доля процента пользователей создавала контент, который будут читать сотни тысяч человек. А на уровне организаций оказывается, что в компании со штатом 1 тыс. человек будет один писатель, если сотрудников 10 тыс. человек – десять. И для того, чтобы было по-другому, нужно предпринимать специальные усилия».

«Корпоративная социальная сеть – скорее, средство самовыражения, повышения собственного статуса и источник информации о чьей-то экспертизе в той или иной области, чем инструмент коллективной работы», – поддерживает Д. Романова Вадим Ипатов («ИнтерТраст»). А Владимир Андреев («ДоксВижн») констатирует: «По нашему опыту, спрос на внутрикорпоративные социальные сети пока незначительный и, если существует, то, как правило, закрывается функциональностью портальных решений». Впрочем, как отмечает Сергей Черных («Рексофт»), в России проектов по их внедрению пока немного.

Вот почему решение о создании корпоративной социальной сети на базе социального ПО должно исходить не от ИТ-директора, а от топ-менеджера компании. «Если бизнес понимает, зачем ему нужно, чтобы молодые сотрудники обсуждали стоящие перед ними профессиональные задачи и проблемы не на Facebook, а на внутренних корпоративных ресурсах, – считает Леонид Аникин (Softline), – то это мудрое решение». «Основной барьер – традиционное предубеждение руководителей, рассматривающих корпоративную социальную сеть как источник потерь рабочего времени», – убежден Виктор Таранов (IBM).

Между тем проблема, возможно, заключается в том, что сейчас руководители в большинстве своем видят задачу управления создаваемой в компании информацией в плоскости организационно-распорядительного документооборота. И пока они не посмотрят на нее шире – в духе эпохи соцмедиа и мобильной революции, – системы поиска экспертов, корпоративные базы знаний и тем более корпоративные соцсети вряд ли распространятся повсеместно.

Вектор направлен в облака

Появление облачных платформ и сервисов, а также растущая популярность мобильного стиля работы, в том числе совместной, делают свое дело. «Мобильные клиенты уже стали неотъемлемыми компонентами системы СЭД/ECM», – отмечает В. Андреев, добавляя, что постепенное смещение средств групповой работы в облака скоро тоже станет актуальным. Уже сегодня наблюдается тренд перехода от офлайн-средств группового взаимодействия, например последовательного редактирования документов и ведения журналов обсуждений, в онлайн.

Проявлению интереса к получению средств совместной работы как готовых ИТ-сервисов способствует расширение присутствия в регионах компаний с территориально распределенной структурой. Небольшим филиалам крупных организаций, как и сетевым компаниям, работающим в пределах одного субъекта федерации, отмечает Елена Венцлавович («ЭР-Телеком»), для эффективной работы необходимо иметь единое информационное пространство. Набор базовых коммуникационных средств совместной работы, включающий в себя IP-телефонию, электронную почту, веб-конференции наряду с централизованным хранилищем документов, архивом и сервисами «1С», им, как, впрочем, и просто компаниям малого и среднего бизнеса, удобней и экономичней получать из облака.

По результатам исследования, проведенного специалистами аналитической компании «Радар» по заказу «Дом.ru Бизнес» в 2013 г., доля компаний, использующих услуги облачного видеонаблюдения (VSaaS), составляет 15%. Наибольший интерес к облачному видеонаблюдению проявляют в сфере ресторанного бизнеса (34%), гостиничных услуг (27%), розничной торговли (16%), здравоохранения (23%) и строительства (11%). Облачная АТС распространена в меньшей степени – ею пользуются 2% опрошенных организаций. Наиболее продвинуты в использовании облачной АТС ИТ-сектор (8%), консалтинг (6%) и ресторанный бизнес (3%).

Показателен пример компании Appercut Security, большинство сотрудников которой работают удаленно в разных уголках планеты – от Оттавы до острова Бали. В этих условиях системы совместной работы – насущная необходимость. По словам CEO компании Рустэма Хайретдинова, все сервисы, которые ею используются – средства распределенной разработки, CRM, сервисы для веб-презентаций, облачное хранилище документов, сервисы для телеконференций, системы управлением требованиями, баг-трекеры, – облачные. Критерии выбора поставщиков он сформулировал так: «Наличие бесплатной версии, чтобы ознакомиться с функционалом, легкий отказ от решения без потери данных, простая оплата корпоративной кредитной картой и корректная поддержка кириллицы». При этом ежемесячные затраты компании на облачные сервисы для 16 человек составляют около $2 тыс., она полностью обходится без системного администратора и службы внутренней автоматизации. А принятый на вооружение подход BYOD позволяет экономить затраты на аппаратные средства. «Инфраструктуру для тестирования наших приложений, – рассказывает Р. Хайретдинов, – мы арендуем по принципу IaaS, а деловое программное обеспечение – по принципу SaaS». И добавляет, что по мере роста числа сотрудников компания будет расширять функционал уже используемых ею решений.

А вот что касается государственных структур и крупных компаний, то там, констатируют эксперты, до использования промышленных программных продуктов класса ECM от Microsoft, IBM, OpenText, EMC и др., обеспечивающих функционал совместной работы и способных работать из облака, еще дело не дошло.

Под чертой

Для того чтобы командная игра приносила максимум преимуществ для бизнеса, ее участникам необходимы средства работы над документами и функционал унифицированных коммуникаций, базы знаний и возможности поиска экспертов в организации. При этом важно, чтобы все эти средства были интегрированы с другими внутрикорпоративными системами. «Пока же, – констатирует В. Ипатов, – самая критичная для бизнеса проблема заключается в оторванности друг от друга трех элементов совместной работы: бизнес-задач, средств коммуникации и инструментов управления документами и контентом. Эти три составляющие нередко разбросаны по разным системам и слабо увязаны друг с другом».

Думается, что такой разобщенностью отдельных групп средств совместной работы отчасти и объясняется размытость границ рынка collaboration. А значит, его участникам еще предстоит не один год вести  интеграционные проекты для того, чтобы совместными усилиями сложить более четкую его картину. И лишь тогда у заказчиков из разных отраслей и масштабов бизнеса появится возможность по-настоящему ощутить сладость слова collaboration. 

Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!
Поделиться: