Rambler's Top100
 
Статьи ИКС № 12 2014
08 декабря 2014

Три планеты Виталия ФРИДЛЯНДА

Виталий Фридлянд – из  корифеев российского ИТ-рынка. Он выступал в рядах айтишников-первопроходцев сначала как специалист в области АСУTП, затем – как создатель ИТ-предприятия, потом – как глава представительств зарубежных компаний в России. 

Виталий Фридлянд глава представительств зарубежных компаний в России

Страница московской саги

Виталий Анатольевич Фридлянд  очень дорожит историей семьи, в которой после революции соединились две ветви – люди, поднявшиеся из бедноты ( прадед по материнской линии стал знаменитым московским врачом и одним из создателей Морозовской больницы), и купцы 1-й гильдии (прадед по отцовской линии был, как сейчас сказали бы, инвестором строительства Персидской железной дороги).  

Рос Виталий, по его выражению, в «гремучей смеси» технарей и гуманитариев: отец – один из основателей советской ракетно-космической телеметрии, мама – преподаватель иностранных языков; дед по отцовской линии – главный инженер «Мосэнерго-1», бабушка – начфин Миноборонпрома СССР. Родители мамы внесли в семью литературно-артистическое начало. «Дед был писателем, хотя, так жизнь сложилась, больше работал редактором; бабушка окончила театральный институт, – вспоминает В. Фридлянд. – В доме часто бывали их друзья, и Олеша или Катаев для меня были «дядей Юрой» и «дядей Валей». Благодаря родителям и дедушкам-бабушкам я рос в среде московских кухонь 60 – 70-х гг., и это воспитание стало не менее важным, чем образование, полученное в средней и высшей школе. Во многом именно среда московской интеллигенции (как, впрочем, и питерской, и новосибирской) давала установку на учебу. Я закончил знаменитую физико-математическую школу №2 при МГУ (сейчас это лицей), которую называли рассадником антисоветской пропаганды. Там были замечательные преподаватели, которые учили думать».

После школы, в 73-м, несмотря на многочисленные победы во всесоюзных олимпиадах, в физтех Виталий Фридлянд не поступил. «Такое было время, – лаконично поясняет Виталий Анатольевич. – Но я поступил – и не жалею – в Московский лесотехнический институт на закрытый факультет электроники и системотехники, основанный еще С.П. Королевым. У нас преподавали академики и профессора, имена которых, к сожалению, становились широко известны только на панихидах. Но мы – студенты и аспиранты – конечно, знали их. Мне очень повезло учиться у таких людей. А после окончания института в 1978 г. повезло с распределением».

Романтика машинного времени

Молодой специалист получил распределение в ЦНИИ комплексной автоматизации (ЦНИИКА), в отдел, который занимался управлением и автоматизацией ядерных реакторов. Здесь  проработал 13 лет, занимая должности от старшего лаборанта до начальника лаборатории и замначальника отдела; защитил кандидатскую диссертацию, посвященную применению ЭВМ в атомной энергетике; начал печататься (автор более 40 научных публикаций), но самое интересное – изучил на практике ядерные реакторы всей страны. «Это была великолепная школа: нас, молодых специалистов, бросали на передовую – и мы работали на ядерных реакторах, не выходя с энергоблока по нескольку суток, занимались первыми АСУ, – вспоминает Виталий Анатольевич. – Это была романтика машинного времени».

К советской действительности В. Фридлянд относился критически, и перестройка очень обрадовала возможностью что-то изменить. «Я был в самом активном возрасте, около 35 лет, – и в начале перестройки немного даже увлекся политической деятельностью. Но быстро понял: там, где начинается политика, заканчивается этика, нравственность, мораль независимо от взглядов, либеральных или консервативных, коммунистических или антикоммунистических, – поясняет Виталий Анатольевич. – Другое дело – бизнес».

В 1990 г. вместе с коллегами из ЦНИИКА он создал одно из первых айтишных предприятий, «Дельфин Информатик». По сути, делали то же самое, что и раньше, но уже не в атомной энергетике (после Чернобыля программы в отрасли свернулись лет на 10), а в нефтянке: запускали системы управления, основанные на вычислительной технике. По тем временам зарабатывали неплохо, но в семье уже росли два сына – и молодой ученый параллельно репетиторствовал, давал уроки математики.

Постперестроечный призыв

Однажды  позвонил человек, говоривший по-английски, назвавшийся «странными буквами – HR», сообщивший, что на кого-то «охотится» и настоятельно приглашавший встретиться на следующий день. Так В. Фридлянд попал в первый призыв молодых кандидатов и докторов наук, которые потом стали главами разных зарубежных представительств (сейчас эти имена на слуху). «В 1992 г. я начал работать коммерческим представителем американской корпорации DEC, чем очень расстроил отца, – вспоминает В. Фридлянд. – «Продавцом?! Ты ученый, какой ты продавец!», – воскликнул папа. Я и сам в первые два-три месяца подумывал уйти: нужно было свободно говорить по-английски, а мой английский был далек от совершенства. Чувствовал себя как в танке. Спасало знание техники и терминологии DEC’овской операционной системы».

С тех пор вот уже 22 года В. Фридлянд работает в российских представительствах западных компаний на руководящих позициях: после DEC были Foxboughoro Technologies, 3Com Corporation, Fujitsu Siemens Computers, ЕМС и опять Fujitsu. «Для меня это не просто места работы, – признает он. – Не люблю пафосных слов, но это как дети – только в этом случае продукт труда и каждодневной деятельности. Хочется, чтобы у них все было хорошо. Переживал с ними все кризисы, и нынешнее непростое время переживаю с Fujitsu. Одна из основных целей – вырулить из сложной политической и экономической ситуации обновленными, причем для меня не столько важны объемы прибыли, сколько позиционирование инновационности компании, ведь мы работаем для российского рынка, российских предприятий, привнося сюда новые технологии».

По словам Виталия Фридлянда, ему повезло пожить на трех разных «планетах». Первая – Советский Союз, где он состоялся как разработчик и исследователь. Вторая – перестройка с атмосферой вызова и принятия решений. Третья – современный российский мир. «Кто знает, последняя ли это «планета», но мое отношение к делу, к людям вряд ли изменится, – заключает В. Фридлянд. – И пусть на меня обрушится блогосфера, но для меня все эти «планеты» – одна и та же моя любимая страна».

Б л и ц

– В вашей семье по-прежнему уживаются «физики» и «лирики»?

– Супруга по образованию инженер-физик, много лет работает в маркетинге в ИТ-компаниях. Старший сын – уже известный в Москве архитектор, младший – экономист, только что окончил Академию народного хозяйства и госслужбы при Президенте РФ, пасынок – программист. Все получали образование и устраивались на работу самостоятельно. Это не значит, что мы не помогаем детям, но каждый – хозяин собственной жизни, такая в семье установка. Кем станут две замечательные внучки, сказать пока сложно. Часть нашей большой семьи разбросана по миру – мама и родной брат с семьей живут в США. Но мир сейчас глобален – наше общение непрерывно , в том числе и благодаря достижениям ИТ. Еще есть важный член семьи – собака породы риджбек.

– Окружающий мир усложняется, и разве не хочется детей, а тем более внучек, за ручку отвести от всяческих «луж» и «канав»?

– Я сам в душе мальчишка, и порой хочется испытать «лужу». С внучками начинаю понимать, что я немножко неправильный дедушка. Но на это есть родители. Мир тот же, что и в добиблейские времена: у людей те же желания, те же нравственные принципы. Меняются тактические ценности – стиль жизни, уровень потребления.

– Кстати, о тактических ценностях. Что для вас важно в быту, как отдыхаете?

– Важно все. Я очень люблю хорошие автомобили, люблю жить в комфортных условиях. Обожаю хорошую кухню, сам умею и люблю готовить (наверное, в прошлой жизни  был поваром). Традиционно каждое лето проводим пару недель в Италии или в Австрии, а зимой любим выезжать в теплые края – позагорать, поплавать в восточных морях. И в любое время года можем на выходные сорваться с друзьями в Европу на интересную выставку, музыкальный фестиваль или концерт.

– А что для вас в жизни самое главное?

– Наверное, на разных этапах это «главное» меняется. Десятилетними пацанами мы с друзьями поджигали в пресненских переулках старые выселенные двухэтажные дома, через две минуты их тушила «пожарка» – это было самое большое и главное впечатление жизни. Позже удовольствие было от научной деятельности, потом – от достижения бизнес-целей. Главное это или нет, без работы я не могу. А еще больше всего на свете я люблю своих друзей. После семьи, конечно.

 Подготовила Лилия ПАВЛОВА

Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!