Rambler's Top100
Статьи
Анна ЗУЕВА  03 марта 2015

ИТ в образовании для поколений Y и Z

Информационные технологии могут превратиться из статьи затрат в инвестиции.

Анна ЗУЕВА, директор компании «Делайт 2000»

Это не только возможно, но и необходимо, считает Анна ЗУЕВА, директор компании «Делайт 2000».

– В последние годы вузы и школы получили новое оборудование, позволяющее задействовать в учебном процессе современные информационные технологии. Какие области применения ИТ наиболее перспективны сегодня?

– В информатизации учебных заведений сделан только первый шаг. И это большой шаг. Многие школы укомплектованы не только компьютерами и планшетами, но и интерактивными досками, проекторами, сканерами. Преподаватели понимают ценность и менее распространенного оборудования, например, документ-камер и цифровых микроскопов. И все же образовательные учреждения знают далеко не обо всех ИТ-инструментах, которые можно с большой пользой задействовать в учебном процессе. Это относится к видео, интерактивным электронным учебникам, к интерактивным технологиям вообще. Как правило, пока не задумываются о непрерывном контроле качества образования и о соответствующих технических решениях, скажем, о пультах для проведения блиц-опросов и других средствах поддержания обратной связи с аудиторией.

Кроме того, учебные заведения еще не слишком хорошо понимают, что эффект применения различных цифровых устройств и ПО резко возрастает при комплексном подходе, при наличии продуманной иерархии взаимодействующих информационных систем уровня аудитории (класса), факультета или вуза (школы), а также региональной и федеральной систем образования. Технологии сегодня развиваются так быстро, что здесь учебным заведениям не обойтись без сотрудничества с интеграторами, хорошо знающими не только универсальные, но и аудиовизуальные технологии, а также понимающими потребности и специфику образовательных учреждений разного типа.

Но если в средней школе информатизация продвинулась далеко вперед, то этого нельзя сказать о младшей школе и дошкольном образовании. Здесь нужны иные подходы и специальное оборудование, скажем, интерактивные доски малого размера. Эти технические средства, учитывающие возрастные особенности детей, кардинально повышают эффективность нововведений, связанных с информатизацией.

Самой же главной, можно сказать, стратегической потребности в большинство школ и вузов даже не осознают. Я имею в виду широкое и системное использование видеотехнологий в обучении современных школьников и студентов. Для этого требуется особая техническая инфраструктура, поддерживающая запись лекций, создание медиаархивов, распределение медиаданных. Кроме того, нужно повысить требования к эргономике учебных классов, чтобы учащиеся могли комфортно работать, глядя то на находящегося у доски преподавателя, то на экран проектора, то в свои записи, то на планшет или компьютер. Для этого нужна грамотная работа с освещением и звуком – как в переговорных комнатах и конференц-залах крупных компаний. Рынку подобного рода инфраструктурных решений для системы образования только предстоит сформироваться. Но если на это не найдется средств, то отдача от инвестиций в сфере образования будет низкой и мы столкнемся со всеми негативными проявлениями лоскутной информатизации.

– Что надо сделать, чтобы избежать негативного сценария, не «закопать» средства в информатизацию, а подойти к ним как к инвестициям и в перспективе получить максимальную отдачу?

– На мой взгляд, если говорить о долгосрочной перспективе, сегодня наиболее приоритетны три направления.

Первое – это масштабное встраивание видео в учебный процесс. К этому вынуждает сама жизнь. Учащиеся относятся к новым поколениям (Y и Z), которые формировались в плотном окружении цифровых технологий: планшетов и смартфонов, социальных сетей, фотохостингов и Youtube. Это привело к тому, что наиболее удобная для них форма информации и знаний – это не длинный текст, а мультимедиа. Причем во всех жизненных ситуациях: при поиске и получении нужных сведений, при усваивании знаний, при обмене информацией и общении, неважно – деловом или личном. Это не предположение, а факт. Причем поколение Z идет в этом еще дальше Y-ков. А значит, у вузов и школ не остается никакого иного пути, нежели встроиться в этот процесс и научиться взаимодействовать с новыми поколениями, передавая им знания в удобной для них форме. Подчеркну, эта форма – видео.

Сегодня почти в каждом вузе какие-то видеоматериалы уже есть, например, записи отдельных лекций или семинаров. Но создаются они пока, как правило, бессистемно – на энтузиазме отдельных преподавателей. Более того, они распылены: что-то находится на кафедрах, что-то – в подразделениях дистанционного обучения, что-то – на флешках или в Youtube. Конечно, это тупик. Вузу или школе нужно как можно быстрее сделать первый практический шаг – консолидировать все эти видеоматериалы. Объединить их в централизованные архивы, создать порталы для удобного доступа к ним, выстроить процессы создания, хранения, публикации и распространения такого контента.

Кстати, у нас в стране есть большой объем высококачественных материалов для первичного наполнения подобных порталов. В советское время на нашем ТВ был специальный учебный канал, где сильные преподаватели читали лекции по математике, химии, биологии. Таких лекций, в принципе, хватало, чтобы углубленно подготовиться по этим предметам. Записи где-то есть, но в учебном процессе они не задействованы. Вполне разумно качественно оцифровать их и сделать общедоступными, чтобы ими смогли пользоваться школы и вузы.

Третья задача связана с интерактивностью цифровой среды и приобретением учащимися навыков продуктивной совместной работы. Любой учебный мультимедийный материал (аудиокнига, вебинар, презентация проекта или электронный учебник, объединяющий текст, видео и компьютерные модели) сильно выигрывает, если человек может активно взаимодействовать с таким учебником, если в ответ на действия учащегося учебный материал как-то меняется, если несколько человек могут совместно решать ту или иную задачу, взаимодействуя с общей цифровой средой. Сегодня этого практически нет в учебном процессе, и здесь – большой резерв эффективности. Но создавать интерактивные курсы без специальной подготовки и некоторого «разворота сознания» большинство преподавателей не может. Мы с этим столкнулись, в частности, когда начали производить и поставлять в школы и вузы интерактивные доски. В комплекте было отличное ПО для создания интерактивных курсов, но нам пришлось создать подробную видеоинструкцию. После этого все пошло нормально.

Однако в целом интерактивность, о которой я говорю, только проникает в учебный процесс. Для успеха требуются не только специальные инструменты и поддержка профессиональной среды, но и проработка фундаментальных вопросов, связанных с пользовательскими интерфейсами цифровых образовательных систем, с usability, с учетом возрастных особенностей учащихся, а также со специфическими потребностями людей с ограниченными возможностями. Это большая работа. Но и здесь нет альтернативы, если нужно получить максимальную отдачу от инвестиций в новые технологии.

– А как учебным заведениям финансировать подобные проекты?

– Это большая проблема. Особенно сейчас, когда экономическая ситуация неблагоприятна, а на нее наложилась волна образовательных реформ. Небольшое число флагманов российской системы образования может привлекать к решению этих задач значительное внебюджетное финансирование в форме спонсорства, грантов, доходов от сотрудничества с бизнесом, платы за обучение. Большинство же учебных заведений полностью зависит от целевого бюджетного финансирования. Запускается госпрограмма – деньги есть, завершается или приостанавливается – и проекты информатизации замирают.

Однако мы считаем вложения в образование не затратами, а инвестициями. Если не найти средства на те задачи, о которых я говорила, то эффективность образования будет снижаться, а раздражение общества – нарастать. Кроме того, не стоит забывать об импортозамещении и курсе на ускоренное развитие несырьевых отраслей экономики. Для них потребуется множество специалистов-инженеров: разработчиков, технологов, производственников, специалистов по системам качества. Подготовить их в нужном количестве может только система образования. Но чтобы инженеров хватило завтра, готовить их надо сегодня. Это большая государственная задача.

– Насколько остро стоит проблема подготовки необходимой в условиях импортозамещения армии инженеров? Каково состояние этого сегмента рынка труда?

– Несомненно, импортозамещение – это серьезный повод глубоко задуматься о важной проблеме. За рубежом наших специалистов в технических дисциплинах, да и просто выпускников ведущих вузов высоко ценили и охотно брали на работу. Это общеизвестно. Но нефтедоллары и доступность высокотехнологичного зарубежного оборудования и ПО сыграли с нами злую шутку. Мы потеряли лидирующие позиции во многих отраслях, где были прежде сильны. Спрос на инженеров упал, поредел поток абитуриентов в вузы/на факультеты технического и естественно-научного профиля. Нарушилось воспроизводство научных школ, а средний возраст преподавателей приблизился к пенсионному. И как же мы можем управлять сложными и потенциально опасными техническими комплексами? Эту проблему я знаю не понаслышке, поскольку наша компания многие годы не только занимается этой проблемой, но и взаимодействует с российской системой образования.

Я уверена в том, что во многих вузах надо учить студентов быстро принимать решения и согласованно действовать в нештатных ситуациях. А для этого необходимы соответствующие современные учебные центры, где все это можно освоить практически, закрепить на уровне навыков. Примеры такого подхода есть. Подобный учебный и ситуационный центр мы создали в МГИМО, есть такой центр в Российском государственном университете нефти и газа имени И. М. Губкина. Но их должно быть гораздо больше. Ведь диспетчерские пункты уже применяются повсеместно, и ситуационные центры – тоже не редкость. Импортозамещение невозможно без современной системы подготовки инженеров. И такая система не может не опираться на информационные технологии.

– Реформы в системе образования упрощают или затрудняют информатизацию учебных заведений?

– На мой взгляд, реформы создают предпосылки для углубления информатизации и ее большей нацеленности на результат. Например, укрупнение вузов за счет слияний и поглощений позволяет придать проектам информатизации больший масштаб, подойти к ним более системно, предусмотрев создание необходимой технической инфраструктуры и внедрение процессов организационного уровня.

Кроме того, к важнейшим направлениям реформ относятся ориентация образования на заказчика (учащихся, родителей, работодателей, государство) и установка на то, чтобы осовременить образование по содержанию и форме, повысить конкуренцию преподавателей и вузов за студентов, а студентов – за хорошего преподавателя. Укрупнение помогает тем учебным заведениям, которые движутся в русле этих тенденций. Можно выбрать более совершенные инфраструктурные технологии в области работы с видеоматериалами в масштабах даже самого крупного вуза. В качестве примеров таких технологий приведу ориентированную именно на сферу образования универсальную корпоративную систему управления видеоконтентом (EvRP, или Enterprise video Resource Planning). EvRP – это единая технологическая платформа, охватывающая все этапы работы с видеоконтентом: создание, хранение, систематизацию, распространение, контроль усваивания и получение обратной связи. Кроме того, поддерживаются и характерные для социальных сетей аспекты, связанные с обменом видеоматериалами и созданием контента самими учащимися. А такой контент среди них особенно популярен. Важно и то, что видео можно одновременно раздавать большому числу учащихся, опираясь на имеющуюся сетевую инфраструктуру. Это очень существенно, ведь обращение ректора или лекцию крупнейшего специалиста в профильной области науки или техники будут смотреть практически все студенты и преподаватели.

Более того, от такого подхода к использованию видео выигрывают не только качество учебного процесса и репутация учебного заведения. Та же инфраструктура может применяться для обучения преподавателей, для дистанционного образования, а также при решении управленческих задач, т.е. в качестве фундамента эффективной системы менеджмента самого образовательного учреждения.

Еще один тренд – внедрение проектно-ориентированного подхода в инженерном образовании – также вполне оправдан. Ведь инженер должен уметь воплотить идею в жизнь в рамках ресурсных и временны́х ограничений, причем во взаимодействии с коллективами, отвечающими за разработку, тестирование и производство других частей создаваемой системы. Естественно, лучше этому учить в школе и вузе, чем на производстве. Но тут нельзя ограничиться проектной формой организации учебного процесса. Студенты должны работать с современным специализированным ПО для управления самим проектом, проектирования создаваемого изделия, регистрации ошибок (bug tracking), а в идеале – и для реагирования на проблемы пользователей (Help Desk). Хорошо, если они смогут поработать в проектах, для управления которыми применяются как классические, так и гибкие методики. Не менее важно, чтобы в своем обучении будущие инженеры могли использовать реальные видеоинструкции, полученные прямо с производства.

Однако проектный подход не должен подменять и вытеснять системное инженерное образование, формирование инженерного кругозора и мышления. А это делается с помощью классических образовательных инструментов: лекций, семинаров и, конечно, качественных учебников.

– Информационная безопасность необходимая часть современного вузовского образования. Вы согласны?

– Давайте вспомним, что образование – это не только передача информации. Не менее важно привить студенту определенную культуру работы. И информационная безопасность, несомненно, уже стала неотъемлемой частью этой культуры. Попадая в современный корпоративный мир, молодой инженер, юрист, маркетолог, журналист, врач сразу соприкасается с конфиденциальной информацией, с коммерческой тайной, с профессиональной тайной, с ответственностью за их разглашение. Плохо, что молодые специалисты, приходя в компанию, не имеют никакого представления об этой сфере жизни. Более того, их прошлый опыт существования в соцсетях, фотохостингах, форумах приучает их не только к беспечности, но даже к определенному нигилизму в отношении ИБ. Но жизнь-то устроена иначе. Сегодня и в перспективе без защиты информации немыслима ни одна сфера деятельности будь то предпринимательство, производство, менеджмент, консалтинг, HR, здравоохранение, финансы, область права, да что угодно. Молодой специалист должен ясно понимать, что в современном мире проблематика ИБ может касаться самых разных профессий и жизненных ситуаций. Приведу пример. Первое в мире документированное дистанционное убийство произошло в США, где один представитель мафии, начав сотрудничать со следствием, стал объектом программы защиты свидетелей. Он был ранен и попал в клинику. Но бывшие коллеги его все-таки нашли. Они не стали пробираться туда, как показывают в фильмах, вместо этого хакер зашел в компьютерную сеть клиники и дистанционно перепрограммировал кардиостимулятор. Свидетель умер. Что же говорить о промышленном шпионаже, о киберпреступности. Это реальность. Кто должен задумываться о таких рисках? На мой взгляд, каждый профессионал, а не только сотрудник отдела безопасности. Навыки ИБ, пожалуй, уже можно отнести к базовым почти для любой современной профессии.

Сегодня информационная безопасность прямо касается и офисных работников, и разработчиков всевозможного оборудования (не только медицинского!), автомобилей, умных домов, практически всего. Вузы должны этому учить. Причем информационная безопасность охватывает и сами вузы, в частности, учебные материалы, публикуемые на портале. Ведь качественные видеоматериалы – реальное конкурентное преимущество вуза. Кроме того, эти материалы кому-то принадлежат и приносят доход, на них распространяется авторское право. Отмечу в этой связи, что корпоративная система управления видеоресурсами, о которой я говорила выше, полностью решает и вопросы ИБ.

– Что надо сделать, чтобы уже имеющиеся и вновь внедряемые в учебных заведениях ИТ-решения использовались максимально эффективно?

– Обобщенно оценить эффективность использования ИТ-решений в учебных заведениях – это все равно, что говорить о средней температуре по всем больницам страны. В одних вузах эти решения применяются более эффективно, в других – менее. Даже внутри одного учебного заведения это в значительной степени зависит от энтузиазма конкретных преподавателей, могут встречаться «островки» очень продвинутых в этом смысле людей. Сейчас, пожалуй, важнее думать о том, что надо сделать, чтобы лучшие достижения стали общим уровнем и чтобы этот уровень неуклонно повышался.

На мой взгляд, для этого требуется одновременно решить три задачи:

1. Перейти на форматы учебных материалов, приемлемые для учащихся сегодняшнего и завтрашнего дня (видео, мультимедиа, интерактивные, существенно компьютеризированные системы совместной работы).

2. Начать серьезно работать с преподавателями, учить их. Ведь даже блестящие преподаватели, несомненно обладающие глубокими знаниями и полностью отвечающие требованиям традиционной системы обучения, будут дезорганизованы, если окажутся в новой ИТ-среде, не очень ее понимая и принимая, не умея работать в ней так же просто, как их же учащиеся. Это большая проблема, связанная с риском для авторитета преподавателя, с угрозой их противодействия нововведениям. Вдумайтесь! Средний возраст преподавателя в технических университетах составляет 53 года, а в среднем по лучшим российским вузам технического и экономического профиля – 48,7 года.

Необходима постепенность погружения преподавателей в мир новых технологий. Сначала надо научить их работать с документ-камерами, затем – использовать ВКС в научных обсуждениях. Следующий шаг – вебинары, дальше идет использование видеоархива вебинаров и лекций. И, наконец, создание интерактивных видео- и мультимедийных материалов.

3. И, как я уже говорила, нужно консолидировать имеющиеся и создаваемые образовательные ресурсы, сформировав для них качественную организационную и техническую инфраструктуру. Нужны удобные порталы, масштабируемые хранилища, технологии доставки «тяжелого» контента сотням и тысячам потребителей – в самом вузе, в кампусе и дистанционно. Для каждого курса исключительно важно охватить все этапы: подготовку первичных материалов в цифровой форме, их компоновку в готовый материал (видеофильм, интерактивный учебник, презентацию, онлайн-курс и др.); публикацию, хранение, каталогизацию и поиск материалов; планирование просмотра, контроль выполнения заданий и усвоения материала, а также социальные аспекты прямого взаимодействия учащихся (обмен материалами, голосование и рейтинги, выставление «лайков» и т.д.). Типичная ошибка – заняться только частью этих задач, полагая, что так мы продвинемся вперед. Результат предсказуем: упущенные звенья будут сдерживать весь процесс. Поэтому и стоит ориентироваться не на самоделки или частные решения, а на лучшие современные технологические платформы, которые гарантированно позволяют решить задачу информатизации образования комплексно, системно и с прицелом на перспективу.

Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!
Поделиться: