Rambler's Top100
Статьи ИКС № 07-08 2015
Александр КОЗЛОВ  08 сентября 2015

Экономия не исключает развития

Информатизация региона – процесс из многих составляющих. И бюджетные деньги, а вернее, их отсутствие или наличие, не единственный фактор развития, даже в кризис. Так считает министр ИТ и связи Челябинской области Александр КОЗЛОВ.

Александр КОЗЛОВ

– Александр Сергеевич, какие факторы влияния на развитие региональных ИТ и региональную информатизацию в последние годы наиболее выражены и чему они способствовали?

– Изменения, которые происходят в государственных ИТ, обусловлены не только финансированием, хотя это, конечно же, важный фактор. Я бы смотрел шире. Мы прошли определенный этап создания так называемого электронного правительства, который был связан в первую очередь с федеральными инициативами. Если до 2008–2009 гг. субъекты Федерации развивались самостоятельно и внедряли те информационные системы, которые считали целесообразными (в частности, системы электронного документооборота, отраслевые системы учета), то с принятием Стратегии развития информационного общества в РФ, подкрепленной нормативными правовыми актами, госпрограммы «Информационное общество (2011–2020 гг.)» были сформированы и спущены в регионы четкие принципы и критерии развития ИТ.

Таким образом, сформировался и продолжает действовать мощный фактор федерального руководства информатизацией регионов. Это дало возможность создать единые федеральные системы, из которых наиболее важные – это Система межведомственного электронного взаимодействия (СМЭВ) и Федеральный реестр госуслуг (ФРГУ), позволивший сформировать региональные реестры госуслуг, вывод информации из этих реестров на федеральный портал госуслуг и аналогичные региональные порталы.

Следующий тренд – это оказание услуг в электронном виде. Субъекты выводили формы на единый портал госуслуг и на свой региональный портал. И здесь очень важный элемент – доработка региональных ведомственных ИС до того формата, в котором они смогли бы принимать заявления граждан. Так появилась возможность обработки этих заявлений и отправки результатов обращений в личный кабинет граждан. Все это достаточно глобальные проекты, которые были реализованы при четком методическом руководстве Минкомсвязи и поддержке Минэкономразвития России. В числе других ИС, построенных по инициативе сверху и задавших вектор развития последнего времени, стоит назвать ГАС «Управление» (ГАСУ), ЕГИСЗ Минздрава; начинает внедряться единая федеральная межведомственная система учета контингента обучающихся Мин­образования «Контингент».

Внедрение этих систем потребовало, во-первых, «подтянуть» инфраструктуру субъектов: поскольку в систему госуслуг входят персональные данные, то все субъекты вынуждены были создать у себя защищенные сети, подключить их к защищенной сети Минкомсвязи, создать удостоверяющий центр, раздать электронные подписи государственным муниципальным служащим и обучить их. Это огромная работа, реализованная в короткие сроки. Мы приняли этот вызов и ответили на него.

Сейчас можно сказать, что СМЭВ работает, пусть и не совсем так, как изначально задумывалось: в СМЭВ востребовано не 106 видов сведений, которые были запущены, а 20–30 видов. Наверное, на начальном этапе можно было бы сконцентрироваться на этой выборке и не гнаться за сотней. Точно так же, как можно было бы не гнаться за большим количеством госуслуг, переведенных в электронный вид, а сделать несколько, отточенных, отработанных и очень значимых для граждан и организаций.

– Это и скомпрометировало электронные госуслуги.

– Это отчасти всему проекту подпортило репутацию. Новый состав Минкомсвязи достаточно четко сориентировался и сейчас старается бить не по объему, а точечно, дорабатывая до конца ту или иную услугу или тот или иной вид сведений.

Пока мы делали эти федеральные проекты, мы сформировали определенную инфраструктуру, создали и интегрировали новые информационные системы, подтянули большое количество ведомственных ИС. Вышли на качественно новый уровень информатизации региона.

Но, если расходы на внедрение системы взять за 100%, то ее техническая поддержка, как известно, составляет 10–20% первоначальных затрат. И это нагрузка на бюджет.

Финансирование информатизации в рамках государственных программ Челябинской области

«Развитие информационного общества в Челябинской области на 2014–2015 гг.» – 42375,69 тыс. руб., в том числе:

2014 г. – 35865,69 тыс. руб.

2015 г. – 6510 тыс. руб.

«Оптимизация функций государственного (муниципального) управления Челябинской области и повышение эффективности их обеспечения на 2014–2016 гг.»

Создание, развитие и сопровождение единой региональной информационно-аналитической системы управления деятельностью МФЦ (система направлена на автоматизированный сбор и обработку данных информационных систем МФЦ) – 15000 тыс. руб., в том числе:

2014 г. – 5000 тыс. руб.

2015 г. – 5000 тыс. руб.

2016 г. – 5000 тыс. руб..

Приобретение, установка и настройка типовой автоматизированной информационной системы «Многофункциональный центр предоставления государственных и муниципальных услуг» – 30000 тыс. руб., в том числе:

2014 г. – 10000 тыс. руб.;

2015 г. – 10000 тыс. руб.;

2016 г. – 10000 тыс. руб.

«Обеспечение общественного порядка и противодействие преступности в Челябинской области» на 2014–2016 гг.

Создание инфраструктуры АПК «Безопасный город»:

2015 г. – 9913 тыс. руб. 

– Как изменилась ситуация в период очередного кризиса, или, как теперь говорят, в новых экономических условиях? Известно, что финансирование области в 2015 г. сократилось на 10%, пропорционально уменьшилось и финансирование ИТ-сферы... С чем вы столкнулись?

– Общий ИТ-бюджет Челябинской области в 2015 г. составил 250 млн руб. против 315 млн руб. в 2014 г. В начале этого года ИТ-бюджет был еще раз уменьшен на те самые 10%, о которых вы говорите.

Сокращение существенное. Но еще более существенно то, что при 315 млн руб. бюджет развития составлял 50 млн, а в этом году на развитие мы можем отвести лишь 15–17 млн. Почему? Потому что, во-первых, выросли затраты на поддержку и эксплуатацию, которые «съели» большую часть бюджета. Во-вторых, мы верстали договоры с поставщиками программно-аппаратного обеспечения исходя из курса доллара в 40 руб. Сегодня в ходе достаточно жестких переговоров с фирмами мы достигаем понимания и получаем существенные скидки, которые позволяют как-то выживать.

– Как изменилась политика в отношении реализуемых проектов и их отбора? Куда вы направляете средства, усилия, время в условиях дефицитного бюджета?

– Губернатор дал четко понять, что будет поддерживать те проекты информатизации, которые будут приносить сокращение затрат бюджета в целом, затрат на персонал, на материальные носители и пр. Например, законный вопрос при внедрении электронного документооборота: сколько экономим на бумаге? Я должен доказать эффективность того, что внедряю. В условиях дефицитного бюджета экономия важнее нового качества работы.

Так где же можно сэкономить? Например, централизован ИТ-бюджет Челябинской области и организовано централизованное обслуживание ИТ-инфраструктуры региональных органов исполнительной власти. Если раньше у нас каждый орган власти самостоятельно закупал услуги доступа в интернет, заключал сервисные контракты, то сегодня мы сделали единый интернет-шлюз и все закупки идут через Министерство ИТ и связи. Это позволило нам за год сэкономить около 1,5 млн руб. Мы договорились с губернатором, что определенная доля от сэкономленного идет на наши нужды, поэтому часть этих денег мы пустим на развитие.

Аналогичный проект, который обещает 40–60% экономии, мы начали реализовать для органов власти на основе технологии IP-телефонии. Кроме того, для органов власти мы делаем совместные закупки, стараясь сыграть на эффекте масштаба.

Иными словами, мы централизовали бюджет, централизовали техническую поддержку. И эти шаги дают результат.

– Тем не менее есть проекты, которые не приостанавливаются, а форсируются.

– Да, это проекты, реализуемые на основе государственно-частного партнерства, по сервисной модели с минимальными затратами бюджета области. Прежде всего это успешный проект «Безопасный город». К нам в регион для реализации этого проекта пришел «Ростелеком», хотя мы открыты к сотрудничеству и с другими инвесторами.

В рамках проекта «Безопасный город» «Ростелеком» на свои средства оборудует перекрестки. Мы покупаем у него сервисы по фото- и видео­съемке, получаем данные о номерных знаках участников дорожного движения (например, в интересах розыскных мероприятий), располагаем полным видеопотоком в целях общественной безопасности, используем и другие возможности построенной этой компанией инфраструктуры. Есть планы совместного создания АСУДД – региональной версии интеллектуальной транспортной системы, нацеленной на ликвидацию пробок, управление движением на дорогах, светофорами. В частности, мы планируем, что те штрафы, которые будут приходить в рамках выявленных нарушений дорожного движения, компенсируют наши затраты. Из среднего штрафа размером 400 руб. (с учетом 50%-ной собираемости) 150 руб. идет «Ростелекому» за услуги, почтовые расходы составляют 60–70 руб., остальные деньги мы можем использовать на решение вопросов безопасности, оперативных розыскных мероприятий, которые не приносят прибыли в бюджет.

Среди других проектов ГЧП назову сотрудничество с компанией «Яндекс» по проекту «Яндекс.Транспорт», в рамках которого устройствами ГЛОНАСС был оборудован общественный транспорт и создано мобильное приложение. «Яндекс» сделал это абсолютно бесплатно для области, граждане получили сервис. Все, что потребовалось от нас, это синхронизировать с «Яндексом» и выдавать ему так называемые открытые данные в машиночитаемом виде. Ни одного бюджетного рубля на разработку приложения, поддержку и развитие мы не потратили.

– Какие проекты с участием частных инвесторов находятся в проработке?

– Это платные парковки, туристический портал для привлечения отдыхающих на наши озера, экологический мониторинг, который позволит увеличить поступления в бюджет. Пополняя доходную базу бюджета, мы, к примеру, развиваем систему автоматического экологического мониторинга в целях комплексной оценки экологической ситуации. Для нашего промышленного региона, как вы понимаете, это жизненно важно.

Мы рассматриваем возможность создания ЦОДа для предприятий и организаций Челябинской области с участием инвестора. Планируем запускать ИТ-парк, которому потребуются вычислительные мощности. Будем подталкивать инвестора и владельца будущего дата-центра продавать нам не colocation и даже не dedicated, а сервисы по модели SaaS. Есть своя специфика в выстраивании отношений ЦОДа и государственных бюджетных учреждений, связанных с проведением торгов. А вот у предприятий SMB проблем быть не должно: если есть хороший гарантированный сервис в Челябинске, почему не купить?

Работу с потенциальными и реальными инвесторами тормозит отсутствие федерального закона о государственно-частном партнерстве. Региональный закон прописан очень осторожно, поэтому и субъекты, и бизнес боятся рисковать. Но ГЧП нам необходимо, это способ решить вопросы недофинансирования и важный инструмент развития области.  

Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!
Региональная информатизация