Rambler's Top100
Статьи ИКС № 09-10 2015
Валерий СТОЛЯР   10 ноября 2015

Телемедицину – на рельсы эффективности

Способов повысить эффективность вложенных в российскую телемедицину средств немало. Причем часть из них требует всего лишь грамотной организации работы.

Валерий СТОЛЯР, руководитель центра телемедицины и дистанционного обучения, Научный клинический центр РЖД, зав. кафедрой медицинской информатики и телемедицины, РУДН

За прошедший год наконец-то появилась надежда на массовое распространение телемедицинских технологий. Минздрав повернулся лицом к телемедицине и телемедицинскому сообществу: создана рабочая группа по вопросам развития телемедицины, которая должна выработать конкретные меры для повышения эффективности имеющихся телемедицинских центров, создания новых центров, легализации их функционирования и внедрения в массовую практику разнообразных приложений телемедицины.

Выигрывают все

В 2013 г. было официально объявлено, что в стране построено 4 тыс. телемедицинских центров. Мы предложили провести аудит этих центров, чтобы оценить уровень их оснащения и эффективность работы, однако услышаны были только в этом году. В рамках программы аудита уже получена информация от регионов об имеющихся на их территориях телемедицинских центрах. Конечно, к ней надо относиться достаточно аккуратно, поскольку традиция приукрашать действительность в отчетах имеет у нас давние корни, но база для анализа ситуации есть, и сейчас рабочая группа готовит целый ряд вполне реализуемых предложений. Прежде всего нужно установить обязательность телеконсилиумов для всех больных, которых региональные ЛПУ направляют на высокотехнологичное лечение в федеральные медицинские центры в Москве, Санкт-Петербурге, Новосибирске и т.п. От этого выиграют все: пациенты будут приезжать в федеральные клиники полностью обследованными и знать, что их там ждут, сами клиники получат полностью обследованных больных и тем на день-два сократят их пребывание на своих дорогих койках, а региональные врачи в ходе телеконсилиумов будут расти профессионально, перенимая опыт диагностики ведущих специалистов. Обязательным должен стать и телеконсилиум при выписке больного из федеральной клиники, во время которого столичный лечащий врач должен разъяснить своим региональным коллегам тактику и стратегию ведения больного, возвращающегося домой. Аналогичные телеконсилиумы разумно проводить и для контроля отдаленных результатов операций – через полгода-год после операции. Ведь все прекрасно понимают, что без грамотного долечивания пациента и мониторинга его состояния сложная и дорогостоящая операция, сделанная в ведущем медицинском центре, может оказаться неэффективной.

Справедливости ради стоит отметить, что по некоторым направлениям развития телемедицины лед уже трогается. Например, в приказе Минздрава России №837 от 11.11.2013 «Об утверждении Положения о модели отработки основных принципов непрерывного медицинского образования...» прямо говорится, что доля дистанционных образовательных технологий и электронного обучения в образовательных программах для врачей должна составлять не менее 50%. Система непрерывного образования врачей неизбежно выводит на первый план вопросы использования телемедицинских центров для дистанционного обучения: врачей можно не срывать с рабочих мест при прохождении как минимум теоретических блоков учебных программ. Это и экономия бюджета на командировки, и счастье для главного врача – у него не оголяется участок работы. Кроме того, интересные лекции могут послушать не только те врачи, которым надо обновить сертификаты, но и все остальные. Решаются также проблемы с привлечением ведущих специалистов для чтения лекций врачам в регионах: активно оперирующему хирургу сложно выбраться на несколько дней в Челябинск или Новосибирск, ему гораздо удобнее придти на два-три часа прочитать лекцию в телемедицинский центр.

От студенческой скамьи до операционного стола

Учебная функция телемедицины актуальна не только для повышения квалификации врачей, но и для студентов медицинских вузов. Даже при хорошем финансировании регионального мединститута сложно организовать в нем кафедры высокого уровня по всем медицинским специальностям, так что дистанционное привлечение ведущих специалистов из других городов или стран будет полезным. Например, мои студенты в Университете дружбы народов (РУДН) уже как к рутинной практике относятся к тому, что часть лекций по телемедицине им читают из Франции, Германии, Бразилии, Индии и Китая, а часть – из Москвы и Петрозаводска. Более того, при хорошем оснащении телемедицинского центра в мединституте его можно использовать не только для лекций, но и для учебных интерактивных трансляций операций и диагностических процедур из ведущих российских и зарубежных клиник. Каждый студент может увидеть операцию во всех деталях – фактически глазами хирурга с возможностью диалога с ним, что при традиционных технологиях обучения нереально.

В наших мединститутах учится много иностранцев. Например, выпускники РУДН разъехались по 155 странам мира, и немалая часть из них занимает достаточно высокие посты в медицине и здравоохранении. Они ценят уровень нашего медицинского образования и хотят общаться со своими преподавателями, слушать их лекции, обсуждать пациентов и т.д. Поэтому в РУДН сегодня создается система дистанционного образования и консультационной поддержки для своих выпускников, которая в перспективе охватит все страны мира, где они живут и работают. Несомненно, это будет интересный и полезный проект.

Полагаю, что дистанционные формы обучения для врачей разных специальностей будут в ближайшее время активно развиваться. Хотелось бы подчеркнуть медицинскую специфику центра дистанционного обучения, поскольку, к сожалению, многие айтишники считают, что с точки зрения оборудования такого центра нет никакой разницы, кого учить – врачей, учителей или юристов. Врачи же понимают, почему при обучении ультразвуковой диагностике сердца нужно одновременно передавать два видеопотока: студент должен видеть одновременно и положение датчика, и соответствующее изображение на мониторе аппарата УЗИ. Точно так же можно организовать мастер-класс ведущего хирурга, показав процесс операции так, как видит ее он сам (нами разработан шлем для хирурга с двумя цифровыми малогабаритными камерами высокого разрешения, с помощью которого можно получить стереоскопическое видеоизображение операционного поля). Есть еще оно приложение телемедицины, которому пока уделяется мало внимания. Его можно назвать теленаставничество: за действиями молодого хирурга, имеющего вышеуказанный шлем, во время операции может дистанционно наблюдать его более опытный коллега и в случае необходимости давать советы.

На уровень руководства

Важно отметить, что в последние годы и рядовые врачи, и руководители медицинских учреждений в центре и в регионах начали лучше понимать, зачем им нужна телемедицина. Приходит осознание того, что телемедицина не может заменить плохого врача, она может только помочь хорошему врачу, стремящемуся разобраться в состоянии больного и выбрать правильную тактику лечения, привлечь для оказания квалифицированной помощи узкого специалиста из ведущих медицинских центров.

Уже много лет мы читаем курс по телемедицине для врачей, студентов и айтишников. Думаю, такой курс был бы полезен и для организаторов здравоохранения, поскольку многие из них, к сожалению, считают, что главная задача телемедицины – это проведение совещаний с руководством, но иногда ее можно использовать для трансляции лекций и совсем уж редко – для плановых и экстренных телеконсультаций. Когда же у руководства нет понимания, что такое телемедицина, что от нее можно получить и как правильно внедрять телемедицинские технологии, делается немало ошибок. Региональные проекты по телемедицине, имеющие грамотное технико-экономическое обоснование с определением источников финансирования, планами внедрения и дальнейшего развития, можно посчитать по пальцам. Как результат – деньги, вложенные в развитие телемедицины, дают слабый социальный и экономический эффект.

Правда, основания для оптимизма все же есть. В Совете Федерации и Госдуме приготовлены несколько инициатив, которые в случае их принятия помогут легализовать телемедицину и дистанционное лечение (см. с. 31). Однако целый ряд проблем использования телемедицины можно решить без изменения законов, а просто приказами и нормативными актами Минздрава: например, определить регламент проведения и документирования телеконсилиумов, принять положение о телемедицинском центре лечебного учреждения. Даже действуя в рамках существующего законодательства, можно существенно повысить эффективность использования тех немалых денег, которые уже в телемедицину вложены. 

Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!
Поделиться: