Rambler's Top100
 
Статьи ИКС № 09-10 2015
Борис ЗИНГЕРМАН  10 ноября 2015

mHealth ищет заинтересованного врача

Интерес к телемедицине в официальных кругах усилился, а сама она обросла новыми технологиями, которые сталкиваются с уже накопившимися проблемами.

Борис ЗИНГЕРМАН, заведующий отделом ИТ, Гема­тологический научный центр Минздрава России, руководитель проекта Мед@архив

Классика и новые веяния

К классической телемедицине, работающей по схеме «врач – врач», когда один врач дистанционно консультирует другого, недавно добавилось новое, близкое к mHealth направление «пациент – врач», когда врач дистанционно консультирует или ведет мониторинг медицинских параметров пациента.

Минздрав проявляет явную заинтересованность в телемедицине «врач – врач». С середины лета активно обсуждается проект (под который уже выделено финансирование) создания телемедицинской сети из 21 федерального медицинского центра. Для этой сети, вероятно, будет создан единый федеральный телемедицинский портал Минздрава, который интегрирует участников проекта и обеспечит маршрутизацию запросов из регионов на телеконсультации в федеральных медицинских центрах. К концу года об этой сети можно будет говорить более конкретно.

Можно считать, что классическая телемедицина «врач – врач» с использованием технологий ВКС свое место в здравоохранении заняла. В случае принятия конструктивных решений о способах оплаты телемедицинских консультаций этот сегмент будет постепенно развиваться. В последнее время появилось также перспективное направление отсроченных (не онлайн) консультаций, т.е. дистанционного консультирования по медицинским документам, переданным по электронным каналам связи. Уже практически готовы технические средства и каналы связи, позволяющие передавать удаленному консультанту результаты радиологических исследований (рентген, томография, МРТ) с тем же диагностическим качест­вом, что и локальному врачу. Если будет выстроена система оплаты таких дистанционных консультаций, то они станут очень популярными. А через пару лет следует ожидать бума в области «телепатологии» – дистанционного консультирования гистологических, иммуногистологических, цитологических и иных «микроскопических» исследований. Пока развитие этого сегмента тормозится дороговизной сканирующих микроскопов, но снижение цен на них не за горами.

mHealth в тени

По новому направлению телемедицины «пациент – врач» позиция Минздрава не совсем понятна. Складывается впечатление, что министерство этот сегмент просто не замечает. И это при том, что и в «Плане деятельности Министерства здравоохранения РФ на 2013–2018 гг.» и в «Стратегии развития здравоохранения РФ на долгосрочный период 2015–2030 гг.» в числе пяти ключевых направлений информатизации под третьим номером идет телемедицина, а под пятым – «дистанционный персональный мониторинг состояния здоровья пациентов» (по сути, это и есть mHealth).

Впрочем, в феврале на базе НИИ профилактической медицины Росздравнадзор организовал специальный семинар, который собрал всех ключевых игроков российского сегмента mHealth. На семинаре, с одной стороны, обозначился большой интерес руководящих структур к теме mHealth, а с другой – было подтверждено, что никакого смягчения регистрационных и контрольных процедур в области mHealth не будет. Для пока не слишком жизнеспособной сферы mHealth это был, скорее, негативный сигнал.

Стоит добавить, что в январе 2015 г. в ряде документов Минздрава, а также в интервью министра В.И. Скворцовой зазвучала тема ОМС+: «В 2015 г. россияне смогут купить дополнительный полис медстрахования. В пакет платных услуг войдут, в частности, мобильная консультация врачей и персонифицированный мониторинг здоровья на расстоянии». Это высказывание все заинтересованные «mHealth-ники» восприняли как ободряющее. Однако порядок действия ОМС+ до сих пор не прояснился. С начала 2015 г. планировалось запустить несколько пилотных проектов по ОМС+ в ряде регионов. Один из таких пилотных проектов, в котором фигурировали технологии mHealth, должен был проходить в Тюмени, но о его результатах пока ничего не известно. В общем, энтузиазм в этой части уже почти иссяк! Похоже, возлагать надежды на ОМС+ как на двигатель mHealth-прогресса не приходится.

Законодательные ухабы

О правовом регулировании области телемедицины в течение последнего года было много разговоров, но реальных сдвигов не произошло. Однако удалось достичь понимания, что для продвижения телемедицины (в любой ее части) необходимо определить способы оплаты телемедицинских услуг и, соответственно, включить их в номенклатуру медицинских услуг. Необходимо также определить источники и условия оплаты.

Некоторые специалисты считают, что существующее законодательство телемедицину не запрещает (но и не разрешает впрямую). А в российских условиях зарегулированности здравоохранения желательно было бы иметь явное разрешение. Однако его вполне могут заменить «живой интерес» Минздрава и продуманные способы оплаты телемедицинской деятельности. По поводу же законодательного регулирования mHealth и консультаций «пациент – врач» бытует мнение, что они в рамках нынешнего законодательства невозможны. Правда, и прецедентов реального юридического преследования в данной области пока нет. Но все боятся! Хотя компании, занимающиеся mHealth, стараются находить различные обходные пути для организации такой деятельности. В сложившейся ситуации важно было бы изменить законодательство, обеспечив явное разрешение mHealth при соблюдении определенных условий.

Безусловно, технологии mHeаlth позволяют снизить затраты на здравоохранение, но сегодня реально оценить эту экономию не представляется возможным главным образом потому, что стоимость медицинских услуг в системе ОМС занижена. Поэтому коммерческие медицинские организации на рынок ОМС не рвутся. Получить экономию по сравнению с сильно заниженной ценой очень трудно. Кроме того, любой медицинский гаджет надо зарегистрировать, а это – год времени и примерно миллион рублей. На слабом, но динамичном рынке mHeаlth это почти непреодолимое препятствие. Врачи же, даже понимая пользу mHeаlth, боятся этого подхода именно в силу неурегулированности законодательных проблем. Финансово стимулировать их интерес тоже не получается, поскольку формы оплаты дистанционного консультирования и мониторинга не определены. Вот и выходит, что и пациенты, и ИТ-компании ищут заинтересованного врача и не находят его. А без врача вся эта система работать не будет.

Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!