Rambler's Top100
Статьи
09 ноября 2015

Сети 5G нужны Европе для сохранения конкурентособности

Пока операторы связи разворачивают сети LTE, производители рассчитывают до конца 2015 г. начать подготовку стандарта 5G. О сдерживающих этот процесс факторах, о новых возможностях для телеком-рынка – Маркус Борхерт, старший вице-президент компании Nokia Networks по рынку Европы. 

Маркус Борхерт, старший вице-президент компании Nokia Networks по рынку Европы

Р е в о л ю ц и я   и л и   э в о л ю ц и я?

– Г-н Борхерт, стандарт 5G, к подготовке которого планируется приступить в ближайшее время, по отношению к стандартам предыдущих поколений  – это революция или эволюция?

– Все зависит от того, с какой стороны на него посмотреть. Стандарт 5G будет отличаться  гораздо более высокой пропускной способностью, обеспечивать передачу намного больших объемов данных с намного меньшей задержкой, и в этом смысле он, безусловно, революционный. В силу этих его свойств станет возможным применять в промышленности, к примеру в машиностроении, целый ряд новых приложений, пользоваться которыми ранее по сетям сотовой связи было невозможно, и тем самым этот стандарт будет способствовать переходу к «индустрии 4.0», новой промышленной революции.

Вместе с тем 5G является и эволюционной стадией, поскольку те новые возможности, потребительские устройства и приложения,  которых я говорил выше, должны базироваться и строиться на твердом фундаменте сетей 4G.

– Иными словами, сети 5G нельзя будет построить поверх сетей сотовой связи третьего поколения?

– Да, именно так, поэтому у компании Nokia есть опасение, что те зоны в Европе, где сейчас нет LTE-покрытия, останутся белыми пятнами на карте 5G в будущем. Изначально – с 2G, с 3G, – Европа была на переднем крае прогресса, но потом с 4G она немного отстала от других стран.

– Как бы вы оценили динамику развертывания LTE-сетей за минувший год?

– В развитых европейских странах 4G-покрытие увеличилось в период со 2-го квартала 2014 г. до 2-го квартала 2015-го на 6% – с 64% до 70% (тут под покрытием я имею в виду охват населения). В России, которая является для Nokia частью европейского рынка, темпы роста намного выше – с 35% до 55%.

Но если мы посмотрим на другие  регионы мира, то увидим, что в Китае LTE-покрытие обеспечено для 83% населения, в Северной Америке – для 98%, в Японии – для 99%, а в Южной Корее услуги на базе сетей 4G уже доступны 100% жителей.

Высокое проникновение сетей 4-го поколения очень важно, поскольку распространение мобильного широкополосного интернета в среде потребителей способствует появлению новых сценариев, неизвестных ранее способов использования, каких-то инноваций. Их-то на европейском рынке сейчас не хватает. А ведь они могли из пользовательской среды прийти в индустриальный сектор. Впрочем, понятно, что тут есть и возможности, и угрозы.

– Какие именно угрозы вы имеете в виду?

– Киберпреступность сейчас очень быстро растет. По последним оценкам, на ее долю уже приходится примерно 1% мирового ВВП, то есть по объему эта теневая индустрия сопоставима с оборотом наркотиков. Сейчас 90% мобильных устройств содержат какую-то персональную информацию своих владельцев; 70% устройств  используют сетевые услуги без шифрования. Так что пользователи сотовой связи сегодня нуждаются в надежной защите. Вот почему наша компания очень активно участвует в решении этой задачи  и вкладывает в него свои средства. В конце 2014 г. мы открыли Центр безопасности, в котором основные индустриальные игроки (операторы, партнеры, ученые, представители правительственных организаций) могут обсуждать решение этой проблемы. И неслучайно выбрали местом проведения таких встреч Берлин: Европа – подходящая площадка для разработки решений по безопасности, поскольку с точки зрения защиты персональных данных обладает очень хорошей репутацией.

В о п р о с   н а   м и л л и о н

– Какие новые возможности для операторского бизнеса появятся в сетях 5G?

– Операторы будут находиться в самом центре преобразований, связанных с распространением интернета вещей, индустриального интернета, которые затронут все стороны жизни человека и общества. Однако для максимальной реализации потенциала сетей 5G понадобится выстраивание экосистемы, в которую, помимо операторов, должны входить производители сетевого и абонентского оборудования, а также компании с вертикальной интеграцией, к примеру, занимающиеся поставкой электроэнергии, промышленные и нефтегазовые компании. Кроме того, в этой экосистеме должно быть место для стратапов, поскольку именно они смогут привнести в нее инновации. Как будет точно выглядеть цепочка, кто займет в ней ведущее положение? Это, скажу я вам, вопросы на миллион.

– Появления каких новых бизнес-моделей в сотовых сетях 5-го поколения вы ожидаете?

– Основная функция телекоммуникационных операторов – оказывать нам услуги связи. Но с переходом к cтандарту 5G их сети будут пропускать огромные объемы данных, которые могут представлять очень большую ценность. И это открывает перед операторами огромные возможности: наложив на большие данные инструменты анализа, можно с выгодой продавать полученные результаты заинтересованным компаниям. А кроме того, новые источники прибыли операторам принесут интернет вещей и промышленный интернет. По последним оценкам McKinsey,  к 2025 г. глобально эта отрасль будет составлять от $3,9 трлн до $11,1 трлн, а если говорить о Европе, то сектора, которые относятся к индустрии 4.0, начиная с 2025 г. могут приносить от $1 трлндо $2,7 трлн ежегодно.

Д е л о   т е х н и к и 

– Как далеко удалось продвинуться в разработке технических, технологических основ стандарта 5G?

– C технической точке зрения мы чувствуем себя очень уверенно, поскольку ведем совместные разработки с лидирующими университетами и телекоммуникационными компаниями по всему миру. Как результат -- в прошлом году на конференции Brooklyn 5G в Нью-Йорке нашими инженерами была продемонстрирована мобильная передача данных со скоростью 10 Гбит/с, что не может не впечатлять.

А процесс стандартизации обычно проходит легко, и это вселяет оптимизм и уверенность в том, что начиная с 2020 г. развертывание коммерческих сетей 5G  активизируется. Кстати, мы в компании Nokia, не собираемся ждать так долго. Почему бы не построить сеть пре-5G уже к 2017 г., приурочив ее к какому-нибудь крупному международному событию? Это может быть, например, чемпионат мира по футболу, который состоится в 2018 г. в России, или Кубок  УЕФА, матчи которого впервые в истории этого турнира будут сыграны в 13 европейских городах, включая Санкт-Петербург.

– Уже известно, в какой стране Nokia будет разворачивать такую тестовую сеть?

– Для любого нашего заинтересованного в этом клиента в Европе мы готовы это сделать.

– Как будут объединяться исследовательские проекты компаний Nokia и Alcatel-Lucent в области 5G?

– Прежде всего, нужно сказать, что компания Nokia очень удовлетворена перспективами сделки по приобретению Alcatel-Lucent. Обе компании очень хорошо дополняют друг друга, как с точки зрения технологических портфолио, которые почти не пересекаются (Nokia очень сильна в области решений для мобильной связи, а у Alcatel-Lucent широкая экспертиза в сфере стационарных  и IP-сетей), так и с точки зрения клиентской базы. Это очень здорово.

Однако говорить о каких-то конкретных разработках еще рано. Сейчас уже получено сделки от антимонопольных органов , затем ее должны подтвердить акционеры обеих компаний, и тогда уже может начаться абсолютно полноценная совместная  работа.

О т   з а щ и т ы   п о т р е б и т е л я   к   п о д д е р ж к е   о п е р а т о р о в

– Какие задачи по совершенствованию регулирования в области связи еще предстоит решить Европе для снятия барьеров на пути 5G?

– О том, что повышение эффективности регулирования в сфере телекоммуникаций в ЕС назрело, свидетельствуют цифры:  еще в 2010 году доходы от мобильной связи на европейском континенте (включая Россию) были на 50% больше, чем в США. А сегодня  Европа от США отстает.

Для преодоления этого разрыва Европе  необходимо гармонизировать процессы распределения частот, возможно, создать их единую базу. Пока же частотные вопросы регулируются в каждой стране по-своему, в отличие от России, где ситуация с частотами гораздо более гармонизирована. Уменьшить фрагментацию, сформулировать общие для Евросоюза правила выделения радиочастот должна помочь представленная  Еврокомиссией Стратегия единого цифрового рынка (Digital Single Market Strategy), которая, кстати, устанавливает единые правила игры для операторов связи, интернет-сервис-провайдеров и для OTT-игроков.

Также очень важно нацелить регулирование на создание благоприятного инвестиционного климата. До сих пор регуляторы фокусировались на защите интересов потребителей,  но для развертывания цифровой инфраструктуры сетей 5G нужно, чтобы операторский бизнес оставался прибыльным. А это требует смещения регулирования в сторону стимулирования и защиты инвестиций. И здесь очень важно подчеркнуть, что мы говорим здесь о прибыли не только телекоммуникационных компаний, а  всей отрасли ИКТ. Речь идет об эффективности и о конкурентоспособности  всей европейской экономики, вот почему так важно принятие нормативных актов, помогающих инвестициям.

– А как при переходе в 5G защитить инвестиции европейских операторов в строительство и организацию LTE-сетей? 

– Знаете, об инвестициях в сети 4G ни один оператор не должен сожалеть, поскольку именно на их базе будет происходить переход на 5G. И надо признать, что строительство сетей 4G происходило гораздо быстрее, чем 3G. Стандарту 3G потребовалось десять лет на полноценное развертывание и на достижение пиковых показателей по инвестициям, а 4G – только три года.

До того как присоединиться к европейской команде Nokia, я несколько лет работал на китайском рынке и видел, что там очень быстро поняли необходимость цифровой интеграции и широкополосного мобильного интернета как стимула для развития экономики. В результате только один китайский мобильный оператор собирается развернуть 1 млн базовых станций LTE в течение 2015 г., а  в городе Шэньчжене таких базовых станций работает больше, чем во всей Франции.

Программа China Manufacturing 2025, в принципе, является аналогом программы «Индустрия 4.0», имеет ту же цель развития экономики в целом и ее различных секторов в частности. Так что нам в Европе, около четверти ВВП которой приходится на промышленный сектор, нужно ускориться, если мы хотим сохранить конкурентоспособность.

У   в а ш е й   с т р а н ы   о г р о м н ы й   п о т е н ц и а л

– Как бы вы оценили перспективы России в области 4G и 5G?

– В России доля промышленности в ВВП еще выше – более 30%, и этот сектор  заинтересован в том, чтобы цифровая инфраструктура становилась всё более и более продвинутой и эффективной. Мы видим спрос со стороны компаний газовой и нефтяной отрасли, которым нужны как раз эти приложения интернета вещей на базе мощной и надежной цифровой инфраструктуры.

А в области развертывания сетей LTE ваша страна переживает бум. Конечно, наиболее активный спрос на мобильную широкополосную связь сформировался в  Москве, но в целом, темпы строительства 4G-покрытия по всей территории в России очень вдохновляют. Как я уже говорил, по темпам расширения охвата населения сетями этого стандарта ваша страна обогнала Европу: за год он увеличился на 20%.

Пока доля 4G-соединений в совокупном объеме трафика российских операторов составляет всего 6%, так что у мобильного широкополосного интернета в вашей стране огромный потенциал роста. И по мере того, как на всей территории страны эту услугу будут подключать все новые и новые пользователи, операторы смогут получать больше прибыли и, соответственно, возможность  надстраивать инфраструктуру 5G.

Беседовала Александра Крылова

Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!