Rambler's Top100
Статьи
24 ноября 2015

М.ПЛИСС:Проблемы телемедицины не технические, а юридические

У российской телемедицины история в несколько десятилетий. Долгое время это были штучные решения и проекты, пусть и высокого технического уровня. Чтобы телемедицина стала массовой, нужен интерес со стороны государства.

Читайте полную версию Дискуссионного клуба «ИКС», №9-10`2015, «Телемедицина и mHealth: кроссворд информатизации». Часть I.

? «ИКС»: Что изменилось в сфере телемедицины за прошедший год?

Юрий КУЗНЕЦОВ

 

Юрий КУЗНЕЦОВ, начальник отдела ИТ, ГБУЗ СО «СОКБ № 1», г. Екатеринбург: Телемедицина начала занимать свое место в здравоохранении. Например, в Свердловской области включение услуги телемедицинских консультаций в региональную систему ОМС приносит свои плоды – значительно увеличилось количество таких консультаций за счет того, что источником оплаты является территориальный орган ОМС. Услуга стала столь же рутинной, как и очное посещение врача.

Александр АНТИПОВ

 

Александр АНТИПОВ, руководитель направления цифрового здравоохранения, ГК «ФОРС»: Принята Стратегия развития здравоохранения РФ на период до 2030 г., в которой отдельной строкой прописан дистанционный мониторинг здоровья населения. Кроме того, появились слои населения, заинтересованные в телемедицинских услугах, и медучреждения, которые хотели бы за счет таких услуг сохранить лояльность существующих пациентов и привлекать новых. Заинтересованной стороной также стали производители медицинских приборов и ИТ-компании, выпускающие новые программные и аппаратные продукты для «медицины на дому». Минздрав оказывает поддержку таким проектам и вводит телемедицинские услуги в зону правового поля.

Артём АВЕДЬЯН

 

Артём АВЕДЬЯН, руководитель департамента медицинских информационных систем, GE Healthcare Russia & CIS: За последний год появились региональные проекты интеграции ранее установленного диагностического оборудования и организации центров экспертизы, проводящих телерадиологические консультации. К новым трендам можно отнести облачные решения для предоставления сервисов PACS врачам и пациентам. Произошли также сдвиги в восприятии самого термина «телемедицина». Раньше под ним подразумевалось дистанционное консультирование с применением ВКС, но сейчас большинство потенциальных потребителей понимает, что помимо видео необходимо транслировать изображения диагностического качества.

 

Дмитрий КУРАПЕЕВ

Дмитрий КУРАПЕЕВ, генеральный директор, Ruhealth: Каких-то существенных прорывных проектов я для себя не отметил. Наверное, их и не стоит ждать, так как в целом текущие тренды понятны и исходят они, к сожалению, как правило, из-за рубежа, а российские стартапы более или менее успешно пытаются их копировать. Главный прорыв произойдет тогда, когда та или иная команда продемонстрирует успешно работающую бизнес модель с кратным увеличение продаж хотя бы в краткосрочной перспективе. Какая при этом будет использоваться технология не столь важно.

Правда, на все более высоком уровне в последнее время стали говорить о нормативно-правовом обеспечении телемедицины. В частности, с одной из самых значимых в этом году инициатив по вопросу регулирования персонифицированной телемедицины (врач-пациент) выступили ИРИ (Институт развития интернета) и ФРИИ (Фонд развития интернет-инициатив). Минздрав также предпринимает определенные законодательные инициативы в этом направлении, в том числе совместно с Минкомсвязи, но пока говорить о каких-то даже приблизительных сроках выхода принципиально новых нормативных документов по данному вопросу не приходится. На мой взгляд, самой главной движущей силой этого направления является сам пациент и генерируемый им спрос. Все чаще и чаще пациенты задают вопросы о возможности получения медицинской помощи (медицинского сопровождения) удаленно, а, значит, так или иначе этот спрос будет удовлетворяться.

 

Борис ЗИНГЕРМАН

Борис ЗИНГЕРМАН, заведующий отделом ИТ Гематологического научного центра МЗ РФ, руководитель проекта Мед@рхив: Начиная с конца 2014 года, вновь обозначился достаточно острый интерес к телемедицине со стороны Минздрава РФ. По этой теме было проведено 2 заседания Экспертного совета Минздрава по ИКТ. Минздрав создал специальную рабочую группу экспертов по телемедицине. Специальные слушания по данной теме провела Ассоциация развития медицинских информационных технологий (АРМИТ). В сегменте законодательного регулирования телемедицины появились две новых движущих силы. Первая – это ФРИИ (Фонд развития интернет инициатив). Результатом его деятельности стало поручение Президента РФ от 19 мая 2015 года: «Министерству здравоохранения Российской Федерации совместно с автономной некоммерческой организацией «Агентство стратегических инициатив по продвижению новых проектов» (АСИ) и органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации рассмотреть предложения Фонда развития интернет-инициатив о внедрении стандартов дистанционного консультирования граждан по вопросам оказания медицинской помощи, предусмотрев оплату указанных услуг за счёт средств обязательного медицинского страхования». И хотя срок исполнения поручения был 1 июля 2015, широкой общественности пока ничего не известно о реакции Минздрава, АСИ и регионов. Зато «узкой общественности» известно, что ФРИИ, силами своего юридического департамента, подготовил проект изменений в основополагающий закон ФЗ № 323 «Об охране здоровья в РФ» именно в части, легализующей телемедицину, в том числе и, частично, mHealth. Этот законопроект уже обсуждался в рабочей группе Совета Федерации. Перспективы его дальнейшего продвижения пока не ясны.

С другим интересным начинанием выступила межведомственная рабочая группа «Научное обеспечение качества жизни» Совета при Президенте Российской Федерации по науке и образованию. В ее докладе Президентскому совету (в июле) возникла новая интересная тема «здоровьесберегающих» технологий, которые могут дополнить невероятно зарегулированные (и, вероятно, справедливо зарегулированные) медицинские технологии. К числу «здоровьесберегающих» предлагается отнести и многие из mHealth-технологий, с тем чтобы обеспечить их более быстрый путь на рынок и в руки граждан, что, в свою очередь, повысит вовлеченность людей в заботу о собственном здоровье.

Владимир ДУБИНКИН

 

Владимир ДУБИНКИН, начальник отдела сетевых решений, IBS: В прошедшем году организации системы здравоохранения и работающих с ними интеграторов больше волновали другие вопросы: последствия реформы здравоохранения, секвестирование бюджетов, общая ситуация в экономике. Поэтому заметных изменений в области телемедицины или знаковых проектов не появилось.

 

? «ИКС»: Как вы оценили бы современное состояние телемедицины в России?

 

Дмитрий КУРАПЕЕВ: Хочется верить, что мы находимся на этапе сосредоточения сил, средств, организационных и технологических ресурсов перед бумом. Технологических препятствий никаких нет или они не столь существенны и с легкостью будут преодолены по опыту использования ИТ-технологий в других сферах, а аналогий очень много. Как только появится нормативная база рынок ответит взрывным ростом.

 

Владимир ДУБИНКИН: Современное состояние телемедицины в России я бы определил как застой. Это связано с тем, что развитию данного направления препятствуют системные факторы, а не временные трудности. В первую очередь это фактическое отсутствие законодательной поддержки практики удаленной диагностики, низкая степень информатизации врачебной деятельности, отсутствие эффективных экономических моделей деятельности, основанной на телемедицинских консультациях. Как следствие этого, отсутствует мотивация, как у врачей, так и у чиновников от здравоохранения к широкому внедрению и использованию телемедицины. Впрочем, и в мире телемедицина скорее является лишь одним из инструментов врача, а не панацеей, решающей проблемы системы здравоохранения на уровне государств.

Михаил ПРЕПЕЛИЦКИЙ

 

Михаил ПРЕПЕЛИЦКИЙ, директор, ONETRAK: Телемедицинские проекты в Западной Европе и Северной Америке стартовали значительно раньше, чем в России. Поэтому если у нас эта отрасль только оформляется, то там она переживает бурный рост. Нормативно-правовая база для развития телемедицины в России еще не развита. Несмотря на то, что реализация программы «Здоровье» входит в четверку приоритетных проектов государства, более-менее ощутимого прогресса добиться пока не удалось. Созданием в нашей стране телемедицинских центров занимаются как отечественные, так и иностранные компании. Например, в Ненецком автономном округе в рамках региональной программы развития медицины развитием ТМЦ занимаются норвежцы. Проекты по созданию центров есть и в портфеле у многих крупных отечественных интеграторов.

 

Юрий КУЗНЕЦОВ: Можно сказать, что телемедицина начала занимать свое место в здравоохранении. Большие надежды возлагались на программу модернизации здравоохранения в части автоматизации, но на практике пока мы видим «незрелые» информационные системы, которые, как мы надеемся, в ближайшем будущем смогут стать стержнем mHealth и телемедицины. Начало этому процессу уже положено. 

 

Александр АНТИПОВ: Есть ощущение накопления критической массы, что позволяет рассчитывать на всплеск коммерческих и бюджетных проектов в течение 1-3 лет. Технологии уже опробованы, основной задачей сейчас является повышение экономической эффективности  деятельности центров оказания телемедицинских услуг, их окупаемость и выбор правильной экономической бизнес-модели.

Михаил ЗАКАТОВ

 

Михаил ЗАКАТОВ, эксперт практики медицинских проектов, AT Consulting: Я бы охарактеризовал это состояние как застой. В отдельных регионах появляются отдельные решения, но так как никаких изменений в нормативно-правовом и технологическом обеспечении не произошло, телемедицина по-прежнему остается в экспериментально-застойном поле.

 

Михаил ПЛИСС

Михаил ПЛИСС, IT-консультант, Philips "Здравоохранение" в России и СНГ: Телемедицина в России пока не выстроилась как медицинская услуга. В сфере организации телемедицинской помощи мы отстаем от Запада лет на 20. И проблемы здесь не технологические, а финансовые и юридические. У нас потенциально все есть: оборудования для телемедицины накуплено везде и много, интернет-каналы и мобильная связь для mHealth дешевеют, несмотря на кризис. Но нет никакой юридической базы, за телемедицинские услуги никто никому не платит, поэтому они и не развиваются. После красивой презентации нового телемедицинского центра он очень часто перестает использоваться и умирает. На мой взгляд, решить эту проблему просто: выпустить письмо Минздрава, где телемедицинская услуга будет приравнена к медицинской услуге. Некоторые считают, что нужно провести через Госдуму поправки в три федеральных закона (№ 326, 323 и 383), но это займет два-три года и будет уже не актуальным.

 

Подготовила Евгения ВОЛЫНКИНА

Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!
Поделиться: