Rambler's Top100
Статьи ИКС № 01-02 2016
Александра КРЫЛОВА  Евгения ВОЛЫНКИНА  15 марта 2016

Росссийская версия eHealth

стала сводным итогом 2-й конференции IT&MED, организованной журналом «ИКС» в конце 2015 г.

Согласно критериям ВОЗ и МСЭ, уровень развития электронного здравоохранения в России представляется солидным. Как рассказал член Экспертного совета при Минздраве по использованию ИКТ Олег Симаков, обусловлено это выбором показателей оценки. Их два: наличие в национальных стратегиях и программах развития здравоохранения мероприятий по использованию ИКТ и степень охвата медорганизаций доступом в интернет. Разные стратегии и программы информатизации здравоохранения у нас есть, а доступ в интернет имеют 97% ЛПУ. Как именно реализуются написанные на бумаге программы и как используют доступ в интернет медучреждения, ВОЗ и МСЭ, похоже, не учитывают.

За границей правового поля

eHealth – емкое понятие, которое включает и ЭМК, и возможность телеконсультаций, и персональный мониторинг здоровья et cetera. Профессор РНИМУ им. Н.И. Пирогова Борис Кобринский  считает, что границы между eHealth, mHealth и телемедициной размываются с переходом к единому медицинскому электронному пространству, в котором сбором мединформации, передачей ее на хранение в ЦОД и извлечением ее оттуда могут заниматься все участники лечебного процесса, в том числе пациент. Причем реализация eHealth в полном объеме будет возможна только тогда, когда будет реализован всеобъемлющий электронный документооборот, включающий и персональные медицинские записи пациента, которые пока находятся вне правового поля.

Вне правового поля существует и часть телемедицины. Есть модельный закон СНГ «О телемедицинских услугах» и соглашение о сотрудничестве государств – участников СНГ в создании совместимых национальных телемедицинских систем; в госпрограммы развития здравоохранения включены разделы телемедицины; есть приказы Минздрава, распоряжения правительства и поручение президента, касающиеся телемедицины. Руководящих документов масса. Как посчитал Михаил Натензон («Национальное телемедицинское агентство»), их в 10 раз больше, чем нужно. Осталась самая малость – выполнять. Кстати, в части развития телемедицины Россия среди других стран находится чуть ли не в передовиках, достижения в этой сфере были открыто признаны, например, на конференции ВОЗ по созданию глобальной телемедицинской системы (май 2015 г.). Но чтобы телемедицина у нас заработала в массовом масштабе, не хватает нормативной правовой базы.

Один из лидеров телемедицинской помощи в стране – Всероссийская служба медицины катастроф. Начальник Центра управления в кризисных ситуациях штаба ВСМК Игорь Шилкин  называет несколько стимулов для развития телемедицины: возросшее число ЧС, достаточно высокий уровень развития телеком-технологий, низкая доступность квалифицированной медпомощи в регионах.

Мнение экспертов о том, что медицинская и телемедицинская услуги различаются только способом оказания, разделяет Олия Артемова,  замдиректора департамента ИТ и связи Минздрава России. В настоящий момент Минздрав реализует первый этап развития национальной телемедицинской системы, в рамках которого будут сформированы не только архив изображений, но и электронный сервис второго мнения. По информации О. Артемовой, на базе РОНЦ им. Н.Н. Блохина и МНИОИ им. П. А. Герцена планируется развивать экспертную систему второго мнения и поддержки принятия врачебных решений, подключившись к которой, специалист из любого субъекта РФ сможет получить консультацию столичного врача. В контакте с профессионалами Минздрав будет строить работу по совершенствованию отраслевой нормативной правовой базы. «Я бы призвала всех экспертов плотнее работать с врачами, – заявила О. Артемова, – иначе велик риск, что мы сработаем впустую».

Матчасть

По словам Артема Аведьяна  (GE Health­care), в 2015 г., когда вопрос с оборудованием уже фактически был решен, акцент во внедряемых системах делался на информационное взаимодействие, оптимизацию и автоматизацию рабочих процессов, подключение удаленных медорганизаций и повышение уровня доступности высокотехнологичных услуг для региональных пациентов. В 2020 г. следует ожидать массового развития телерадиологии, дистанционного оказания услуг, удаленного мониторинга состояния пациентов, распространения облачных SaaS-решений.

На кризисные реалии накладывается требование импортозамещения. Как напомнил Владимир Быков  («Тринити»), импортозамещение – это не просто замена комплектующих или серверов, это необходимость переноса компетенций от западных компаний в области ИТ к российским компаниям, которые выполняют проекты комплексной автоматизации ЛПУ.

Александр Котов (Huawei) сообщил, что предлагаемые компанией продукты в области информатизации здравоохранения находятся на уровне аппаратных платформ и систем их мониторинга, которые можно собрать в решение, интегрированное с МИС, поддерживающее переключение форматов вывода изображений и взаимодействие всех существующих в ЛПУ подключенных к сети устройств, в том числе тех, которые имеют беспроводное подключение к этой сети с использованием каналов IP- и 3G-связи.

В медицинских контакт-центрах эффективно работают голосовые технологии. Как рассказала Ксения Засыпкина  (S2S Next), голосовая платформа MedVox и ее роботы-операторы могут обрабатывать входящие звонки и обзванивать пациентов гораздо интенсивнее, чем живые сотрудники контакт-центра: один виртуальный робот принимает почти в два раза больше звонков, чем оператор, и сам делает в три раза больше звонков, чем человек.

Сквозное образование

ИТ-подготовка уже включена в систему последипломного медицинского образования. Как отметила завкафедрой медицинской статистики и информатики Российской медицинской академии последипломного образования Валентина Кудрина,  от врачей теперь требуется способность и готовность проявлять ИКТ-компетентность, в том числе в рамках своих профессиональных обязанностей при работе со специализированным оборудованием. Все врачи, независимо от специализации, должны уметь принимать меры по защите и безопасности медицинских и персональных данных. Ресурсы для организации такого обучения в принципе есть, однако пока остаются проблемы с мотивацией врачей к такому обучению.

ИТ-подготовкой медицинских работников занялись и в медицинских колледжах. В Москве это делают в колледже № 6 и ориентируются на местные потребности, т.е. на московскую систему ЕМИАС. А вот в медицинских вузах с ИКТ-обучением не все гладко. Как отметила главный внештатный специалист МЗ РФ по внедрению современных ИС, замдиректора ЦНИИОИЗ и зав­кафедрой РНИМУ им. Н.И. Пирогова Татьяна Зарубина,  в вузовский курс медицинской информатики добавили часов, но сдвинули его на младшие курсы. И студенты, которые еще по сути не знают медицины, должны изучать ЭМК. В итоге им приходится сначала преподавать основы информатики.

е-Паспорт для спортсмена

Самая сложная ситуация, наверное, с информатизацией спортивной медицины. Ее пациенты фактически постоянно находятся в экстремальной ситуации, а подготовка одного юного спортсмена в спецшколе обходится государству в 1 млн руб. в год. Как отметил директор НПИ экстремальной медицины и биологии Петр Лидов,  еще несколько лет назад была поставлена задача создания ИАС спортивной медицины, которая до сих пор не выполнена. В этих условиях было решено сформировать консорциум из ведущих учреждений, которые оказывают наибольшее влияние на спортивную медицину.

Модель развития спортивной медицины сейчас обкатывается в Ханты-Мансийском АО с использованием имеющейся там МИС «Югра». ИАС спортивной медицины планируется строить на основе четырех паспортов спортсменов – медицинского, медико-биологического, генетического и паспорта питания. Елена Дегтярева,  вице-президент Ассоциации детской кардиологии, завкафедрой детской кардиологии РУДН, убеждена: «Вопросы отбора, контроля и исключения видов спорта, которые противопоказаны конкретным людям, – все это должно обязательно входить в электронный паспорт спортсмена для исключения жизнеугрожающих обстоятельств и роста спортивного мастерства».

Рунет – новое место встречи врача и пациента

Перевод многозвенной цепочки отношений «врач – пациент» в условия новой коммуникационной среды, в интернет – одновременно цель и серьезная комплексная задача. Вот почему так важно начинать процесс движения с определения основных вех и рубежей. Таковыми в полной мере являются предложения, подготовленные профессиональным медицинским сообществом для долгосрочной Программы развития российского сегмента сети интернет и связанных с ней отраслей экономики, которая создается по поручению Президента РФ. Координатором этой работы выступает ИРИ. «ИРИ уделяет развитию интернета в здравоохранении большое внимание и будет поддерживать и продвигать интересные электронные медицинские сервисы», – констатировал Герман Клименко,  председатель совета Института развития интернета, создатель LiveInternet, ныне советник Президента РФ по проблемам интернета.

На круглом столе «iHealth. Развитие интернета в сфере здравоохранения» проработанные стратегические предложения в проект долгосрочной программы развития Рунета представил Георгий Лебедев,  профессор кафедры медицинской информатики МГМСУ им. А. И. Евдокимова и эксперт в области информатизации здравоохранения. В ближайшие годы стратегическими будут оставаться шесть направлений: навигация россиян в системе здравоохранения; телемедицина; системы сбора, сортировки и обработки мединформации; оценка и контроль качества лечения; дистанционное образование; поддержка научных исследований.

Чего прежде всего не хватает будущему российскому интернет-здравоохранению, iHealth, так это грамотного правового пространства. Законом «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» предусматривается оказание медуслуг исключительно в очной форме, констатировал Искендер Нурбеков  из Фонда развития интернет-инициатив: «Мы прекрасно пониманием, что телемедицинские услуги не могут оказываться всем без исключения больным. Однако там, где дистанционное оказание услуг все-таки возможно, необходимо обеспечить идентификацию врача и пациента в телемедицинской системе, а также интеграцию такой системы с действующими в российском здравоохранении медицинскими ИТ-системами, в частности с ЕГИСЗ».

«Я призываю староверов коллег-врачей перестать палить в экран, потому что поезд уже прибыл, – Наталья Мельникова, медицинский директор MEDME, была предельно эмоциональна. – Когда-нибудь мы будем улыбаться, вспоминая, как обсуждали термин «цифровая медицина», совсем как в начале XX века, когда обсуждался самодвижущийся экипаж».

  

Конференция IT&MED показала, что государственные и частные медучреждения хотят от ИТ одного и того же – удобных инструментов для работы врача и повышения качества медпомощи, а именно интегрированную ЭМК, нормативную справочную информацию, системы поддержки врачебных решений, е-библиотеку новых публикаций и данных исследований. То есть всем нужны по сути те самые основные блоки ЕГИСЗ, о которых в отрасли здравоохранения давно и много говорят. Ближайшие перспективы развития информатизации здравоохранения понятны – больших бюджетных денег на нее уже не будет, а работы предстоит много. Но если эффективно использовать имеющиеся средства, реально смотреть на уже сделанное, то появятся (и уже появляются!) основания для осторожного оптимизма. 

Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!
Поделиться: