Rambler's Top100
Статьи ИКС № 01-02 2016
Евгения ВОЛЫНКИНА  15 марта 2016

Облачная трансформация, неощутимая и кардинальная

Основной мотив внедрения облаков во время кризиса, конечно же, экономический, но не надо сбрасывать со счетов стимул организационного упорядочивания бизнеса, которое рано или поздно тоже будет иметь финансовые последствия.

Еще лет пять назад на конференциях по облакам можно было услышать главным образом маркетинговые лозунги о замечательных экономических результатах внедрения облачных сервисов, которыми компании будут пользоваться как электричеством из розетки или водой из крана. Однако и тогда знающие специалисты предупреждали, что далеко не всегда следует ждать от облаков быстрой экономии, что облака начинаются не с виртуализации и прочих технологий, а с каталога услуг, и что облака – это вообще не технология, а одна из форм аутсорсинга. А на любой аутсорсинг можно вывести только хорошо формализованные бизнес-процессы, результаты исполнения которых можно измерить. И если бизнес-процессы компании именно таковы, то особых проблем с внедрением облачных сервисов у нее быть не должно.

Высокие и низкие материи

Все уже привыкли, что любой сектор российского ИТ-рынка как минимум на два-три года отстает в своем развитии от западного. Разница в объемах пресловутых IaaS-, PaaS- и SaaS-сервисов «здесь» и «там» может достигать трех порядков, но различия в предпочтениях пользователей, разумеется, не столь значительны. Например, по данным опроса KPMG Cloud Survey Report 2014, на мировом рынке основной целью использования облаков для 49% опрошенных компаний было повышение эффективности затрат, но отставание идущих следом «нематериальных» задач повышения мобильности бизнеса и улучшения связей с клиентами невелико – о них заявили 42% и 37% опрошенных соответственно.

Журнал «ИКС», конечно, не претендует на социологически достоверный опрос облачного рынка, но несколько десятков участников темы номера – это, на наш взгляд, достаточная выборка, позволяющая получить адекватное представление о настроениях российских делателей и пользователей облаков. Отвечая на вопрос о том, чего хотят российские компании от своих облачных проектов, все дружно поставили на первое место сокращение затрат на закупку и обслуживание оборудования и тесно связанный с этим сокращением перевод САРЕХ в ОРЕХ, который стал особенно актуальным сегодня, когда горизонт планирования у бизнеса сильно сократился. На втором месте по популярности идет возможность использования корпоративных ресурсов без физической привязки к офису. Кроме того, участники рынка в качестве преимуществ облаков называют возможность гибкого использования ресурсов, упрощение работы конечных пользователей, обеспечение бесперебойной работы приложений и безопасности данных.

Немалая часть российских заказчиков (прежде всего из госструктур) отправилась в облако, получив в качестве импульса пару законодательных «пинков» от государства. Первый связан с кампанией по импортозамещению, которое для ряда организаций стало обязательным. Чем в соответствии с законом № 188-ФЗ доказывать необходимость использования иностранного «железа» и ПО, проще получить от российского облачного провайдера готовый сервис, который будет считаться продуктом российского происхождения, даже если изготавливается он на импортном оборудовании и с помощью столь же импортного ПО. Например, «Облакотека», став партнером Microsoft Azure, недавно запустила IaaS-платформу со знакомым многим веб-интерфейсом Azure, но с дата-центрами, расположенными на территории России. Второй импульс внедрению облаков дал закон о персональных данных, выполнение которого силами небольшой не специализирующейся на ИБ компании просто нереально. В результате образовался довольно многочисленный сегмент заказчиков, готовых раскошелиться на соответствующие сервисы, предлагаемые облачными провайдерами (некоторые их названия, такие, как Cloud-152 от DataLine и «Облако ФЗ-152» от Cloud4Y, говорят сами за себя). Тем самым компании могут избавиться от бизнес-процессов, связанных с защитой данных, или как минимум существенно упростить их.

К правильному аутсорсингу

Из всех вышеперечисленных плюсов облачных сервисов хотелось бы вернуться к такому абстрактному, как трансформация бизнес-процессов, одним из проявлений которой становится упрощение работы конечных пользователей. Степень этой трансформации зависит, конечно, и от конкретных облачных сервисов, и от состояния бизнес-процессов компании, желающей эти сервисы внедрить. Если обобщить полученные отзывы участников рынка, то можно выделить несколько типичных случаев из практики облачной трансформации бизнеса:

1. Внедрение IaaS-сервисов, скорее всего, сильно повлияет на работу и бизнес-процессы ИТ-отдела компании, тогда как сотрудники других подразделений могут вовсе не заметить перехода в IaaS-облако (при условии, что доступность и производительность нужных им для работы приложений как минимум не ухудшатся). И хотя в ИТ-департаментах работают, как правило, не чуждые новым технологиям люди, трансформация их бизнес-процессов не всегда проходит гладко. Переход от автономной корпоративной ИТ-инфраструктуры к получению ресурсов из IaaS-облака может привести к полной ликвидации старых бизнес-процессов ИТ-отделов, что может понравиться не всем ИТ-директорам.

Однако многие участники рынка считают, что облака не уменьшают, а просто изменяют роль ИТ-отдела в компании, хотя количественный состав его, конечно, может сократиться. Понятно, что в крупной компании, использующей в работе десятки и сотни приложений, ИТ-отдел будет существовать даже при полном переходе в облака. Просто ИТ-специалисты будут заниматься не обслуживанием серверов и СХД, не установкой и обновлением ПО, а подбором пакетов облачных сервисов для разных подразделений компании, их настройкой, интеграцией в имеющуюся ИТ-среду, взаимодействием с облачными провайдерами, варьированием потребления ИТ-ресурсов в зависимости от нагрузки и т.п. Да и полного перехода в облако в крупных компаниях обычно не бывает, а организация работы гибридных облачных сред – задача, вполне достойная CIO новой формации. Кстати, облачные провайдеры со своей стороны уже немало сделали для упрощения взаимодействия с клиентами в части IaaS-сервисов: у многих на сайтах есть и онлайн-конструкторы облака, и готовые конфигурации процессоров, оперативной и дисковой памяти и т.п. То есть новые бизнес-процессы, определяемые жизнью в облачной среде, будут максимально просты.

2. Внедрение SaaS-сервисов в общем случае касается не только ИТ-отделов, но и бизнес-подразделений компании, где уровень ИТ-подготовки пользователей и их готовность что-либо менять в своей работе зачастую не очень высоки. Поэтому спровоцированная SaaS-облаками трансформация бизнес-процессов может оказаться для компании весьма чувствительной. Но это не означает, что эта трансформация усложнит работу пользователей – просто надо дать им пару недель на привыкание.

3. Частный случай внедрения массовых SaaS-сервисов нередко обходится вообще без заметных трансформаций. Такие облачные приложения, как электронная почта, программы бухгалтерского и кадрового учета, офисные пакеты, CRM-системы, применимы практически в любой компании. Разработчики и провайдеры этих облачных приложений уже давно знают своих пользователей, их образовательный уровень, способности и возможности, поэтому все популярные решения подобного рода имеют интуитивно понятный интерфейс и не требуют для использования специальных инструкций по эксплуатации.

Воздействие же массовых облачных сервисов на бизнес-процессы компании зависит от того, в каком состоянии эта компания пребывала до появления у ее руководства идеи перехода в облака. В принципе все массовые приложения имели автономные версии или аналоги в дооблачную эру, и за время своего существования их функциональные возможности и пользовательский интерфейс уже прошли естественный отбор, в том числе и с точки зрения соответствия стандартам ведения бизнеса и лучшим бизнес-практикам. Поэтому они обычно не требуют никаких изменений бизнес-процессов, если только внедряющая их компания не использовала ранее какую-то экзотическую почтовую программу и не вела бухучет на бумаге. В идеале, и это признают все опрошенные компании, конечные пользователи вообще не должны замечать перехода в облако. И такие идеальные случаи совсем не единичны (бывает, что руководство компании даже специально ставит подобную задачу перед ИТ-отделом).

4. Еще менее проблематичным обычно является внедрение SaaS-сервисов в небольших и начинающих компаниях. Разработчики и провайдеры таких решений, как правило, особо подчеркивают, что предлагаемое приложение «Х» специально создано для SMB-компаний, хорошо заточено под их потребности, не требует никаких изменений бизнес-процессов (либо упрощает работу), а с его внедрением заказчик легко справится самостоятельно. Для стартапов ситуация вообще выглядит идеальной: они могут создать бизнес с нуля, пользуясь только облачными сервисами, и сразу выстраивать правильные бизнес-процессы.

5. Иная ситуация с внедрением облачных решений всех типов в крупных компаниях. У них обычно уже накоплено немало ИТ-оборудования и «тяжелых» приложений, работающих зачастую на разных платформах. Расстаться в одночасье со всем этим хозяйством невозможно, и переход в облако обычно получается поэтапным и не всегда простым. Правда, вендоры предлагают разные решения для миграции в облако, призванные обеспечить совместимость облачных и необлачных частей корпоративной ИС и сгладить ухабы переходного процесса. Компании большого бизнеса всегда кичились своей уникальностью и особенностью. Проекты информатизации их деятельности, над которыми подолгу работали (и работают сейчас) крупные системные интеграторы, тоже всегда были уникальными.

Облака начинают менять эту практику: скорость внедрения облачных решений в крупных компаниях, несмотря на уникальность каждого проекта, намного выше, чем традиционных – речь уже идет не о многих месяцах, а о двух-трех неделях. Но незаметных для пользователя внедрений здесь ожидать не приходится. В годы всеобщего экстенсивного роста «уникальные» крупные компании не слишком заботились о внедрении лучших бизнес-практик, а нынешний кризис заставляет их заняться и облачными решениями, и приведением бизнес-процессов к стандартному виду. Для них степень облачной трансформации бизнеса зависит от степени начальной «уникальности». Количество здесь переходит в качество: если в компании используются десятки (а то и сотни) приложений, то суммирование даже небольших изменений в бизнес-процессах, которые потребуются при переходе на облачные аналоги этих приложений, приведет в результате к серь­езной трансформации бизнеса.

Жизнь компании в эпоху облачных перемен может оказаться нелегкой, но хорошая новость состоит в том, что переходный процесс рано или поздно закончится, а реализованные изменения пойдут бизнесу только на пользу, пусть и не в самой краткосрочной перспективе.

  

Все компании, согласившиеся рассказать нам о своем облачном опыте, вполне довольны достигнутым ими облачным положением. Возможно, сейчас в своих сегментах бизнеса они составляют меньшинство. Но продукты, которые они используют в работе, реализуют лучшие бизнес-практики, обеспечивают гибкую реакцию на изменение нагрузки, упрощают бизнес-процессы и повышают эффективность всего бизнеса. Поэтому они уже чувствуют свою силу в начинающейся конкурентной борьбе с дооблачным миром.

Хотелось бы только, чтобы компании, переходя в облако, не ограничивались сиюминутной экономией ресурсов, а использовали облачные решения для быстрой реакции на запросы рынка, улучшения взаимодействия с клиентами, повышения мобильности собственных сотрудников и реализации других возможностей облаков, которые не дают быстрой прямой выгоды, но, несомненно, сыграют немалую роль в стратегическом развитии бизнеса.  

 Двузначный рост, невзирая на кризис

Итоговых данных о достижениях российского облачного рынка в 2015 г. пока нет, но в течение минувшего года аналитики делали вполне оптимистичные прогнозы. Например, по оценкам компании J’son & Partners Consulting, объем корпоративного рынка услуг IaaS, предоставляемых российскими провайдерами, в 2014 г. составил 2,6 млрд руб., что оказалось на 26% больше, чем годом ранее. Согласно прогнозам J’son, в 2015 г. российские провайдеры IaaS должны выручить за свои услуги 3,4 млрд руб., т.е. на 31% больше, чем в 2014 г., а в 2019 г. объем этого рынка достигнет 12,5 млрд руб. Правда, в данном случае J’son не берет в расчет IaaS-сервисы для массовых пользователей, в том числе услуги облачных хранилищ данных, а также IaaS-сервисы, предоставляемые российским компаниям международными провайдерами на базе зарубежной же инфраструктуры, а их доля на общем IaaS-рынке России составляет 65%. iKS-Consulting ведет подсчет только публичным и гибридным облакам: в 2015 г. российские поставщики IaaS-сервисов заработали на них 1,6 млрд руб., что на 30% больше, чем годом ранее, а объем рынка SaaS, по предварительным оценкам, должен достигнуть 14,7 млрд руб.

Еще больше впечатляют результаты ежегодного исследования российского рынка облачных сервисов для заказчиков из SMB-сектора (от 1 до 250 сотрудников), которое провела компания Odin (на момент их публикации еще входившая в состав компании Parallels). В этом исследовании нет ограничений на место прописки провайдера, поэтому цифры имеют другой порядок. Например, по подсчетам Odin, объем IaaS-рынка только для SMB-компаний составил 33 млрд руб., а к 2018 г. он достигнет 56 млрд руб., что будет означать средний ежегодный прирост на 20%. С потреблением SaaS-сервисов у SMB-компаний дела обстоят несколько хуже – за год они потратили на них 25 млрд руб. Но по темпам роста (26% в год) SaaS-сервисы в течение ближайших лет будут немного обгонять IaaS, и в 2018 г. объем рынка SaaS достигнет 51 млрд руб. Суммарный же объем рынка всех облачных сервисов для SMB, по данным Odin, уже сейчас составляет 88 млрд руб., до 2018 г. он будет расти со скоростью 20% в год, и в 2018 г. его объем составит 151 млрд руб.

Сравнивать все эти данные затруднительно, поскольку каждый по-своему трактует IaaS, SaaS, размеры и юридические формы клиентов, национальную принадлежность провайдеров и т.п. Но у всех цифры стремятся ввысь, демонстрируя отменный процентный рост, который особенно примечателен на фоне стагнации ИТ-рынка в целом. Конечно же, российский облачный рынок по-прежнему составляет малые доли процента мирового: у нас миллиарды рублей, там – еще больше миллиардов, но долларов. Например, по данным Gartner, в 2015 г. мировой рынок только публичных облачных услуг (т.е. за вычетом частных корпоративных облаков) составил $175 млрд, а в 2016 г. он достигнет $204 млрд. 

Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!