Rambler's Top100
 
Статьи ИКС № 03-04 2016
Борис ГЛАЗКОВ  25 апреля 2016

Индустриальный интернет не удовлетворить коробочным решением

До конца 2016 г. «Ростелеком» планирует реализовать несколько пилотных проектов в области индустриального интернета, выступив в них в роли бизнес-интегратора. 

Борис ГЛАЗКОВ, директор Центра стратегических инноваций компании «Ростелеком»

О том, что представляет собой эта новая для оператора роль, – Борис ГЛАЗКОВ, директор Центра стратегических инноваций компании. 

– Какое место занимает тема индустриального интернета в стратегии «Ростелекома»?

– Скажем так, это одно из новых направлений нашего стратегического развития. Решение о включении его в стратегию продиктовано, с одной стороны, нынешней логикой развития телеком-операторов, смещения денежных потоков на рынке. С другой стороны, индустриальный интернет комплементарен нашему бизнесу: масштабу нашей телеком- и ИТ-инфраструктуры, вовлеченности в решение государственных задач. Скажу больше, мы верим, что в текущих экономических условиях  внедрение технологий IoT в приборо- и машиностроении, в энергетике и ряде других отраслей должно помочь российской экономике не выпасть из обоймы стран, успешно участвующих в реализации идей очередной промышленной революции, и перейти к так называемой индустрии 4.0.

– Какова будет ваша роль в проектах в сфере IoT?

– Прежде всего нас интересует роль бизнес-интегратора, причем не только технологического, но и организационного – объединение в одном комплексном решении нескольких решений разных компаний, в том числе с разных рынков. Это может быть поставка оборудования, безусловно, предоставление в аренду каналов связи, оказание услуг связи нашими партнерами-операторами, услуги соlocation, поставка и внедрение софтверных решений.

Может показаться, что роль бизнес-интегратора почти такая же, как и у генподрядчика, но существует принципиальное отличие. У бизнес-интегратора больше свободы в выборе модели финансирования. Он может «собирать» проект на средства заказчика, или принимать участие в его финансировании, т.е. выступать соинвестором, или даже реализовать его за счет собственных средств. Сегодня, когда все крупные предприятия ищут резервы для экономии, последние две модели позволяют им не отказываться от внедрения инноваций. А компания «Ростелеком» готова собственные средства инвестировать именно в комплексные проекты, собирать партнеров, координировать их работу над проектом, чтобы затем, интегрировав их продукты и сервисы в единое законченное решение, предложить его заказчику. При этом, поскольку мы не являемся системным интегратором, зарабатывать мы будем не на разработке и внедрении такого комплексного решения, а на сервисных платежах заказчика за его использование. Это органичный и понятный для оператора принцип работы, который к тому же отработан компанией в регионах – в частности, в проектах, связанных с системами фотовидеофиксации, видеонаблюдения и энергоснабжения.

– Почему федеральному оператору связи, провайдеру услуг ЦОДа, в том числе и для государственных нужд, важно выступить в новой для себя роли?

– Это вопрос стратегии развития и бизнес-модели. Предлагая услуги связи на промышленных объектах и даже услуги ЦОДов, мы не сможем претендовать на значительную часть потенциального спроса на перспективные ИТ-решения высокого уровня, например, уровня управления производством крупного распределенного промышленного холдинга. А функция бизнес-интегратора позволяет нам вникнуть в производственные процессы заказчика и  составить полное представление о том, как может быть сконфигурирован доступный стек решений для конкретной отрасли, какие эффекты могут быть достигнуты, и с учетом этих данных создать ценное для нашего клиента решение.

Вот почему для нас принципиально важно уже в этом году начать собирать проекты в разных режимах (финансирование, софинансирование, генподряд, проекты «по подписке») с самым широким кругом участников и партнеров и научиться своим брендом, своей позицией, своими ресурсами поддерживать их.

– Насколько глубоко вы как бизнес-интегратор планируете погружаться в процесс развертывания таких решений у заказчика?

– Надо понимать, что сегодня в России нет двух предприятий с одинаковым уровнем проникновения ИТ или с одинаковой готовностью переложить рутинные задачи на информационную систему. У кого-то уже отлажены процедуры управления активами, и теперь он заинтересован в организации мониторинга их состояния, кто-то только начинает думать в этом направлении, наводить порядок в процессах управления. У нас, безусловно, есть представление о некоей последовательности шагов, которая приведет к более широкому внедрению и использованию технологий IIoT на производстве, но есть и понимание, что перед началом любого комплексного проекта нужно оценить статус готовности самого предприятия-заказчика. Более того, уникальность каждого клиента такова, что все его потребности в технологиях индустриального интернета невозможно удовлетворить одним коробочным решением или линейкой продуктов. Быстрая и гибкая адаптация таких продуктов «по месту применения» – это основная проблема и потребность рынка.

– То есть типовых и тиражируемых решений в этой области быть не может?

– Есть две крайности. Одна – стараться сделать сложный проект с отраслевой экспертизой, чтобы потом масштабировать его по отрасли. Вторая – нацелиться на разработку более-менее типовых решений, скажем так, решений высокой степени готовности, которые можно без серьезных доработок предоставлять многим заказчикам. Между этими двумя крайностями нам предстоит найти баланс, проложить правильный курс, и сейчас мы этим активно занимаемся. С одной стороны, сильно  увлекаться разработкой комплексных решений под конкретную отрасль или функциональную нишу нельзя, потому что можно потерять общие рыночные ориентиры и сделать очень специфическое решение, заказчиков на которое со временем будет все труднее найти. А с другой – максимально охватывающим решением никогда не сможешь удовлетворить потребности клиента полностью. И все же, поскольку у нас есть решения разной степени готовности и функциональной «заточенности», можно считать, что типизацию мы частично обеспечиваем.

– С какими еще компаниями, кроме заказчиков, вам интересно вступать в партнерские отношения в области IIoT?

– С теми, у кого уже есть глубокая экспертиза и понимание специфики той или иной отрасли производства, есть наработанные программные продукты и/или решения, ориентированные на нее. В качестве примера могу привести многопрофильный холдинг «Ротек» (ГК «Ренова»), в его сферу интересов входит в том числе энергомашиностроение. С ним мы сейчас обсуждаем проект тиражируемого решения в области удаленного мониторинга и прогнозирования состояния парогазовых установок на электростанциях. Носителем отраслевой компетенции в нем выступает партнер, а наша задача – обеспечение ИТ-инфраструктуры и масштабирование по рынку.

– Решение каких задач вы планируете отработать в ходе пилотных проектов?

Мы видим заинтересованность крупнейших российских компаний и предприятий в мониторинге объектов своей инфраструктуры, производственного оборудования,  транспорта, движения продукции и перемещения персонала. Однако в силу специфики бизнеса и производственных процессов каждого заказчика решение задачи оказывается уникальным и с точки зрения технологий, и с точки зрения используемого оборудования, а также ограничений по безопасности при сборе и обработке таких данных.

К примеру, компании, управляющие обслуживанием множества объектов распределенной критически важной инфраструктуры (автодороги, линии электропередач, нефтепроводы и пр.), очень заинтересованы в регулярном мониторинге отклонений в состоянии каждого такого объекта. А поскольку они подвергаются воздействию неблагоприятных внешних условий, компаниям важно получать предупреждения о возможном появлении дефектов и отклонений, в том числе и на основе накопленных в ходе мониторинга статистических данных в сочетании с прогнозными гео- и метеоданными. И в настоящее время мы отрабатываем такие бизнес-кейсы.

Мы также ведем работу для корпорации «Российские космические системы» по организации мониторинга производственных процессов, чтобы обеспечить первым лицам компании и производственным подразделениям информацию о ходе выполнения государственных заказов, прогнозных сроках их завершения, о загрузке производственных мощностей. Система будет способна моментально перепланировать работу завода при отклонениях, например, в поставке комплектующих, оснастки или расходных материалов, при изменениях в приоритете выполнения заказов, отказе производственного оборудования. И не последнюю роль в ней будут играть технологии индустриального интернета.

Одна из линий сотрудничества, намеченного с НПО «Сатурн», связана с задачей удаленного мониторинга состояния нестационарных объектов. Поскольку оборудование сложное и дорогое, заказчику нужно вести мониторинг параметров его состояния, причем в удаленном режиме. А в будущем, возможно, понадобится постоянный анализ значительных объемов данных для оценки риска выхода оборудования из строя.

Кроме того, мы собираемся помочь компании, которая ведет прокладку тоннелей в столице, организовать телемониторинг состояния горнопроходческого щита, находящегося под толщей грунта, а также по мере продвижения этой тяжелой и очень дорогостоящей машины оборудовать строящийся тоннель датчиками (протечек, просадки грунта и др.) и обеспечить автоматический сбор их показаний. Кроме того, для этого заказчика важно отслеживать малейшие изменения в состоянии объектов, под которыми ведутся строительные работы: появление трещин в стенах, повреждение фундамента, наклон стен.  

Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!