Rambler's Top100
Статьи ИКС № 03-04 2016
Николай ДМИТРИК  25 апреля 2016

Равнение на холодильник

Интернет вещей меняет баланс во многих областях. Но если баланс системы нарушен, нужны новые решения, позволяющие двигаться дальше. 

Николай ДМИТРИК

В выступлениях юристов и политиков частым тезисом является «поиск баланса». В авторском праве нужен баланс между интересами правообладателей и пользователей. Если речь идет о налогообложении – баланс между доходами государства и развитием экономики. Хороший, примирительный тезис. «Давайте жить дружно».

Однако баланс – это не синоним компромисса. Баланс – это вопрос устойчивости системы: правовой, экономической, государственной. Представим себе, что будет, если в летящем самолете все пассажиры вдруг побегут на правый борт. Если пилот вовремя не среагирует, как минимум, самолет изменит курс, как максимум – свалится в штопор. То же и в законодательстве: можно попробовать выровнять курс с новым балансом, можно смириться и сменить курс. Но если не предпринимать ничего – случится крушение права.

Интернет вещей меняет баланс во многих областях. Вот лишь некоторые из них.

Защита частной жизни. Если домашний компьютер до последнего времени пользователь хоть как-то мог контролировать (хотя бы выбирая и настраивая операционную систему и программное окружение), «умные вещи» он не контролирует. Настроек – минимум, коммуникационные возможности – огромные.

Персональные данные. Интернет вещей неразрывно связан с Big Data. Но технология Big Data по сути своей нарушает основные принципы обработки персональных данных, такие как определенность целей обработки и невозможность совместной обработки данных, собранных в несовместимых целях (например, нельзя использовать данные для принятия решения о выдаче кредита, если они были получены для поступления в институт). Человек оказывается буквально раздетым перед «умной» системой видеонаблюдения, «умным» душем, «умным» унитазом, и не может контролировать собираемые такими вещами данные.

Сети связи. Уже сейчас иерархические телефонные сети проигрывают одноранговым сетям передачи данных. Интернет вещей разом перемещает телефонные (в том числе сотовые) сети с их нумерацией, зонами и роумингом в антиквариат, где-то рядом с телеграфом. Вещи ведь будут путешествовать – вместе с хозяевами и без них. Да и по количеству подключений интернет вещей намного опережает «человеческий» интернет.

Сделки и другие юридически значимые действия. Гражданский кодекс под сделками понимает действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. А если заказ в интернет-магазине делает «умный» холодильник, кто – гражданин или юридическое лицо – совершает сделку? Формально, конечно, это собственник холодильника (поскольку продукты поступают в его собственность и оплачиваются им). Однако решение-то принимает не он, а холодильник.

Безопасность. Впрочем, здесь интернет вещей не отличается от других новаций. Новые технологии – это новые возможности не только для добросовестных пользователей, но и для злоумышленников.

Мешает ли действующее законодательство развитию интернета вещей? В некотором роде да: существующие правовые рамки иногда становятся прокрустовым ложем для вещей, о которых даже помыслить никто не мог при формулировании правовых норм. Например, M2M-проекты на сетях подвижной связи вдруг становится удобнее регулировать в качестве MVNO (вспомним ЭРА-ГЛОНАСС). Но пока это лишь дополнительные транзакционные издержки, а не непреодолимое препятствие.

Вопрос, однако, не в том, чтобы убрать законодательные препятствия для интернета вещей. Поскольку баланс системы нарушен, нужны новые решения, позволяющие двигаться дальше. Если интернет вещей не позволяет защитить частную жизнь и персональные данные граждан традиционными способами – нужна реформа подходов к защите частной жизни. Если мы даем холодильнику фактическую возможность совершать сделки – нужны средства защиты интересов как хозяина холодильника, так и продавца продуктов.

Можно предположить, что изменение баланса системы компенсируется изменением подходов к контролю. Главный принцип здесь – «кто контролирует, тот и несет ответственность». Производители устройств и поставщики услуг не должны, как сейчас, перекладывать всю ответственность на пользователя: если пользователь не контролирует устройство, он не может нести ответственность за действия этого устройства. В данном ключе развивается ситуация с гугломобилем в США (систему управления автомобилем признали равнозначной водителю и, более того, исключающей вмешательство пользователя в процесс управления). Ответственность производителей и поставщиков услуг требует пересмотра их подходов к бизнесу: от создания системы управления рисками пользователей до формирования финансовой подушки для компенсации нанесенного вреда. Нужны и механизмы независимого контроля и аудита. Все вместе это даст новый баланс, когда пользователи будут не просто нуждаться в интернете вещей, но и доверять ему.  

Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!
Поделиться: