Rambler's Top100
 
 
Статьи ИКС № 7 2007
Наталия КИЙ  01 июля 2007

Горячие топики лета,2007, или Еще раз про 3G


Под идею 3G «подтянулись» все явления современности – наступательный широкополосный доступ, агрессивно шантажирующий операторов WiMAX, эпизодический пока triple play, фиксированная телефония (сегодня не в фаворе). Наконец-то логотип шестой уже по счету конференции мировой серии GSM 3G (Москва, июнь 2007 г.) отвечал реальной ситуации на рынке.

Аналитики нам осторожно прогнозируют 8%-ное проникновение услуг 3G в России с ARPU -40 через пять лет. При этом Западная Европа достигла 14%-ного проникновения через 3–4 года реализации лицензий. Проникновение пророчат, доходы – нет. Говорят, у нас преимущество. «Опыт, сын ошибок трудных» от Старого Света и технология HSPA, которая, как уверяют производители и молчат операторы, с российским 3G – близнецы-братья. Про доходы и тарифы молчат: российский рынок чувствителен к ценам, здесь любят подешевле и предпочитают фиксированные тарифные планы, как утверждают англоязычные аналитики. И хотя основные 3G-события относят к 2008 г., официальная часть конференции GSM-3G во главе с председателем UMTS Forum Ж.-П. Бьенамэ вынесла вердикт: Россия выходит на рынок 3-го поколения своевременно.

Разумеется, несогласные и скептики остались в меньшинстве. Их главный аргумент неизменен: нет ни одного 3G-сервиса, который нельзя реализовать во втором поколении (а неудавшееся мобильное ТВ? – хочется их спросить). «Внедрить сеть 3G – не значит ответить потребностям абонента. Не нужно 3G никому. Это всего лишь новая упаковка для шампуня», – считает Д. Багдасарян из СМАРТС, недавнего претендента на лицензию нового поколения. «WiMAX – технология следующего после 3G поколения», – убежден мой недавний коллега И. Шмелев из компании «Инфосети», что строит сеть в Москве, Петербурге и Иванове под громким технологическим брендом, который грозит конкуренцией мобильности нового поколения. И даже приверженцев 3G беспокоит всего лишь 10%-ное проникновение UMTS трубок в России, поэтому первый интернет-доступ нового поколения у нас будет происходить на лэптопах, а все остальное – потом.

Еще один горячий топик

– конвергенция, правда, пока не у нас, а на Западе. Российский же флагман конвергенции известен – «Система Телеком», которой в силу ее структуры сам Бог велел. Однако заместитель гендиректора холдинга по стратегии С. Байда больших иллюзий не питает и ссылается на данные McKinsey: «Пока экономическая эффективность конвергенции незначительна – около 5% от выручки оператора, экономия по CAPEX – около 10–15%».

В плюсах у стартовой позиции «Системы Телеком» – развитая сетевая инфраструктура, полный спектр базовых услуг, единый контроль (АФК «Система»), значительное количество сервисных центров и др. Компании «Системы Телеком» могут предоставлять triple play, а с учетом МТС – и quadra play. Но и препятствия значительны. Поэтому потенциал создания стоимости не очень высок: особенности структуры акционерной собственности (наличие у большинства активов миноритарных акционеров), различные культуры и технологическая база операционных компаний. Все это говорит о том, как им тяжела ноша принятия решения об FMC.

Оказывается, все еще жива концепция единой точки доступа, с пафосом явленная миру на «Связь-Экспокомме2005» (см. «ИКС» № 6'2005, с. 25), а через год благополучно «прикрытая» новым трендом – ребрендингом «Системы Телеком». Как и два года назад, эта концепция предполагает создание общего канала продаж с единым стандартом обслуживания клиентов, единой группы поставщиков услуг, единого счета за услуги, единого платежного средства, единого центра обработки вызова, единого портала в Интернете.

Наконец появились первые приметы реализации единого, но многоликого доступа. По словам С. Байды, специально созданная компания «ТС-сервис» организует единый контакт-центр на 500–700 рабочих мест, который замкнет на себя трафик из call-центров операторских компаний. Он заработает к концу года вне Москвы, как это теперь принято в целях экономии средств. Компания «ТС-ритейл», одним из акционеров которой является МТС, должна к исходу 2007 г. открыть 1200 магазинов. Среди менее крупных и уже известных конвергентных проектов – SMS-обмен между МТС и МГТС, единый короткий номер для мобильных и фиксированных корпоративных клиентов МТС, «Комстар-ОТС», «Голден Лайн», мобильный банкинг МТС и МБРР, мобильное ТВ от «Скай Линка» и «Комстар-Директ».

Как относиться к WiMAX?

– это еще один горячий топик для крупных сотовых операторов и вопрос, до конца не решенный. Мировой рынок WiMAX оценивается в 3–4 млрд евро. Более 250 операторов в 65 странах тестируют сети WiMAX. Два десятка российских компаний начали предоставлять услуги на базе оборудования pre-WiMAX. Около сотни стремятся получить частоты и разрешения на эксплуатацию сети. По оценке Alcatel-Lucent, к 2010 г. 20% расходов операторов будет приходиться на WiMAX. Кое-кто называет WiMAX лицензией на печатание денег.

Небольшие, но многочисленные операторы фиксированного широкополосного доступа занимают двоякую позицию: одни стараются держаться до поры до времени в тени, чтобы не быть съеденными либо более крупными BWA-компаниями, либо представителями других секторов рынка; другие грозят мобильному «шведу» конкуренцией или по крайней мере тем, что будут мешать в реализации 3G-планов – в тайной надежде быть купленными большими мобильными братьями. Сотовые же операторы уже несколько лет заявляют о том, что BWA для них – комплементарная технология, но дальше не идут (в отличие от фиксированных коллег). При этом в ответ на нападки WiMAX-операторов пытаются доказать, что 3G и WiMAX – вещи принципиально не сравнимые (в отличие от комбинации 3G и 2G+WiMAX – добавим от себя).

Однако один рьяный представитель BWA-оператора, И. Шмелев («Инфосети», с 2002 г. торговая марка «Дивайс»), взялся поставить знак в нематематическом выражении 3G и WiMAX, стараясь убедить собравшихся, что это как минимум знак равенства, если уж «не меньше и равно». Главный аргумент: WiMAX – технология следующего поколения после 3G, основной услугой которого будет доступ. По версии И. Шмелева, у 3G и WiMAX разный подход к рынку и разное отношение к сервисам. «Мы концептуально ближе к традиционной телефонии и не собираемся зарабатывать деньги на контенте. Поскольку как только операторы подключат свои сети к Интернету, они не смогут предложить другие услуги – в Сети есть всё. Мы придерживаемся продуктовой стратегии и концентрируемся на сегментах "государство, бизнес, стиль жизни, приборы"», – заявляет И. Шмелев. Суть продуктовой стратегии – в посредничестве между государством и потребителем, поставка новых бизнес-приложений, единая телекоммуникационная услуга для населения, развлекательный канал, единая система доступа. Что ж, возможно, для активного выхода на рынок подобные маркетинговые экзерсисы и нужны.

MVNO по-банковски или… По-аптекарски?

«Почему MVNO очень полезная и позитивная вещь, причем не только для телекома?» – спросил К. Сварт из компании United Mobile (Лихтенштейн). Ответа от участников российского рынка, где MVNO представлен одной «Евросетью», разумеется, не получил. Но пояснил, что на высококонкурентном рынке есть потребность в нишевых услугах. Почему бы банку не организовать MVNO для своих клиентов, например, в сотрудничестве с «МегаФоном»? По его словам, в Голландии Raiffeisen Bank организовал мобильные сервисы для своих клиентов, практически превратив телефон в кредитку. Из 3,2 млн клиентов банка 150 тыс. стали его абонентами. А известная аптекарская сеть Schlecker (10 тыс. магазинов в Германии) в своей MVNO-сети предложила клиентам минуту трафика за смешной 1 евроцент и «вынудила их почаще посещать свои аптеки, чтобы пополнить счет, а заодно сделать незапланированную покупку. «Вот вам и лояльность клиентов. MVNO-модель помогает продавать и автомобильным, и страховым компаниям», – резюмирует К. Сварт. А если к этому прибавить роуминговую MVNO-модель, которая есть в портфеле United Mobile, то получаем бизнес-предложение российскому рынку. Не хотите попробовать?

***


Увлекаясь 3G-игрой, сотовикам не стоит забывать об угрозе, исходящей из макрогеографического измерения. «Если российские операторы не выйдут за рамки рынков СНГ, они сами могут стать объектом поглощения со стороны международных операторов» – это предостережение прозвучало из уст К.-М. Йонсена, вице-президента CEE & Counry Head Telenor. По его мнению, «ВымпелКом» и МТС, потратившие миллионы и миллионы долларов на экспансию в СНГ, могли бы добиться успеха в Индии и Пакистане. Здесь им прочат 40–50%-ный рост. При этом у российских операторов есть козырь перед компаниями, чьи штаб-квартиры находятся где-нибудь в Лондоне, а именно: давние и добрые исторические связи со странами Юго-Восточной Азии и Ближнего Востока.

Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!