Rambler's Top100
 
Статьи
Екатерина ШЛЫК  21 июня 2016

Технологии для цифровой экономики

В поиск технологических новаций для эффективной экономики не завтрашнего, а сегодняшнего дня пустились и небольшие компании, и крупные корпорации, и само государство.


Вынуждают обстоятельства: от глобальных геополитических и финансовых факторов до естественного стремления бизнеса удержаться на плаву, догнать и перегнать конкурентов.

Облака как способ экономии

-- такой месседж неустанно посылают деловому миру вендоры и провайдеры услуг. Формат "pay-as-you-go" и возможность получать необходимые программы, сервисы, инфраструктуру только тогда, когда нужно, и именно там, где необходимо, - серьезный плюс. Однако, как показали дискуссии на июньской конференции «Цифровая индустрия промышленной России» (ЦИПР) в Иннополисе под Казанью, далеко не все российские предприятия решают для себя вопрос о переходе в облака однозначным образом. Так, Николай Кравцов ("Остек") подчеркнул, что представляемая им компания стоит, скорее, на позиции отказа от облаков, во всяком случае в их глобальном и гибридном (читай: наименее защищенном) варианте. Частные облака, существующие в границах одного предприятия, размещенные на серверах, физически расположенных на территории предприятия, по мнению Н. Кравцова, позволяют существенно обезопасить данные и предотвратить хищения критически важных документов и сведений. А это архиважно для предприятий стратегического значения.

С ним категорически не согласен директор Eplan в России, странах СНГ и Балтии Алексей Кирченов. По его мнению, вектор развития ИТ-индустрии не изменить и в обозримом будущем облака будут повсеместны, и им будут доверять любую, даже критически важную для предприятий информацию.

Иннополис - город высоких технологий, построен в Республике Татарстан недалеко от Казани буквально в чистом поле. Торжественная церемония открытия города состоялась немногим более года назад -  9 июня 2015 года. В городе работают учебные заведения всех уровней, от детского сада до университета. Университет Иннополиса работает с 2013 года, в учебно-лабораторном корпусе университета  открыта школа, а в 2016 году в при университет открылся  Лицей-интернат информационных технологий. 

Ключевой инфраструктурный объект города, имеющего статус особой экономической зоны — технопарк.  Его резиденты сейчас размещаются в административно-деловом центре им. А. С. Попова, рассчитанном на 2200 специалистов, общей площадью 43 тыс. кв. м.  Среди резидентов технопарка Иннополис -- госкорпорация «Ростех», с недавних пор «Яндекс», НЦИ, «Лаборатория Касперского».

Иннополис является единственным городом в России, где построена сеть для интернета вещей.
Мэр Иннополиса Егор Иванов на открытии ЦИПР отметил, что город не должен повторить практику Москвы и стать перевалочным пунктом для специалистов, уезжающих в Силиконовую долину.
 
  
И в такой позиции есть резон. Как показывает опыт, например предприятия "Вертолеты России", использование таких сервисов, как IaaS и SaaS, позволяет существенно снизить расходы. Для своих нужд корпорация использует мощности ЦОДа "Ростеха" и по сравнению с использованием локального дата-центра экономия за три года составила в денежном выражении 156 млн рублей за счет полного сокращения капитальных затрат. Причем корпорация передала в сторонний ЦОД в числе прочих и важные для бизнеса сервисы -- управление жизненным циклом, бэкапирование, СЭД, управление производством и т.д. По сути речь идет о полном переходе предприятия на сервисную модель.

Ситуацию хорошо интерпретировал Максим Хаванин, системный арихитектор Cisco Systems: традиционные ИТ-системы позволяют сделать как правильно, а облачные - как быстро, что в современных условиях немаловажно. Мейнстрим в облачном вопросе пока таков: доверять облакам можно, но чем более важной для жизнедеятельности предприятия является информация, тем строже оно должно следить за ее сохранностью.

Тем более что часть информационных сервисов для госслужащих планируется перевести в облако уже в скором будущем. По словам Олега Пака, заместителя министра связи и массовых коммуникаций, осуществляется планомерное создание единой ИТ-инфраструктуры, предоставляемой госучреждениям как сервис, разработана концепция ЦОДов и каналов передачи данных. Кроме того, идет работа над проектом по предоставлению всем чиновникам (речь идет примерно об 1,2 млн госслужащих) стандартного пакета необходимых программ и приложений из облака, в скором времени будет запущен пилот, по итогам которого будет принято решение о тиражировании проекта.  Подготовлены и внесены предложения по необходимым изменениям в соответствующие законопроекты, которые позволят госучреждениям, в том числе министерствам и ведомствам, использовать облачные технологии. А значит, уверены представители Минкомсвязи, позволит упростить существующие процессы и серьезно сэкономить.

Вопрос об экономии стоит довольно остро, потому что, не смотря на возрастающие требования и объемы государственных ИТ-систем, финансирование этого сегмента не увеличивается. На настоящий момент на информатизацию госструктур в России не хавтает примерно 20 млрд. рублей.

Индустрия "3 с хвостиком"
Термин "индустрия 4.0 " частенько звучал в аудиториях ЦИПРа. Во-первых, потому, что это общемировой тренд, который только-только начинает реализовываться, и у России пока еще есть возможность не догонять, а успеть вместе со всем развитым миром. Во-вторых, "цифровая индустрия промышленности", выведенная в название мероприятия, предполагает как минимум обсуждение и рассмотрение, а в идеале - использование передовых технологий.

Выступающие на сессиях оценивали технологии российской промышленности в диапазоне от "3.0" (пессимисты) до "3.5" (оптимисты). И причина вовсе не в том, что Россия традиционно в отстающих. А в том, что большинство предприятий имеют на балансе инфраструктуру самых разных поколений. На одном предприятии могут работать одновременно как новейшие аппараты, так и станки времен до-ЧПУ. Как остроумно отметил Николай Кравцов из "Остек", довольно легко добиться соответствия требованиям "индустрии 4.0", если строишь с ноля компактный современный заводик в чистом поле. А в реальной жизни, когда предприятию требуется объединить в единое целое очень разные интеллектуальные системы, все куда сложнее. И тем не менее именно "индустрия 4.0" на данный момент представляется наиболее очевидным (если не единственным) шансом получить максимум от уже существующей инфраструктуры за счет оптимизации и автоматизации всего, что можно автоматизировать и оптимизировать, а также за счет грамотного распределения всех ресурсов, от кадровых до энергетических.

Однако, как отмечает Алексей Кирченов, важно понимать, что никакой "волшебной таблетки"от проблем в экономике не существует. Переход на новый технологический уровень -- это целый комплекс мероприятий, касающихся и программной, и аппаратной частей, и оснащения оборудования и сетей датчиками и т.д и т.п. Например, важной составной частью предприятия, построенного на платформе "индустрии 4.0", становится своеобразный каталог "цифровых двойников" реальных изделий. Например, у Eplan есть проект eplan data portal, в котором на данный момент принимают участие 139 производителей. На портале представлены более 650 тыс. изделий и 2,4 млн. их модификаций. Благодаря такому порталу производители могут не проектировать типовые детали и изделия, а брать готовые варианты, тем самым существенно сокращая время на разработку продукта.

Отвечая на вопрос «возможна ли русская альтернатива “индустрии 4.0”?», глава Минкомсвязи Николай Никифоров сказал, что “индустрия 4.0” — это глобальный тренд, и важно сделать так, чтобы с точки зрения инфраструктуры и госрегулирования страна была к этому готова. Но очень важно, чтобы государства действовали сообща. С этим согласна и исполнительный директор SAP Наталия Парменова, которая заметила, что при переходе к“индустрии 4.0” есть потребность во взаимодействии разных участников промышленных процессов.  Российская экономика даже при наличии санкций очень сильно интегрирована в мировые процессы, "и так всегда будет", отметила Н. Парменова.

А генеральный директор Национального центра информатизации Константин Солодухин обратил внимание на то, что “индустрия 4.0” — это революция, а не эволюция и здесь вопрос не только (а быть может, и не столько) в технологиях, но и в людях. Реализовать 4.0 можно только тогда, когда в головах тоже будет 4.0, а не 2.0 или 1.0 "Философия-то у нас пока 2.0, а не 4.0", - отметил Солодухин, и пока мы не изменим голову, мы всегда будем в догоняющих.

В свете этого небезынтересно выглядят цифры из доклада преподавателя Университета Иннополиса по курсу «Advanced Robotic Manipulation», доцента Лаборатории интеллектуальных робототехнических систем Александра Климчика. По приведенным  данным, в 2015 году в мире было продано 240 тыс. роботов, из них в России — всего около 300--500, причем основные области их применения — машиностроение и электроника.  На 10 тыс. работников в России приходится всего 2 робота, в то время как средний показатель роботизации в мире составляет 66 роботов на 10 тыс. работников.  Наиболее высок этот показатель в Корее — 478 роботов на 10 тыс. работников, в Японии — 314, в США — 164, в Германии — 292, в Китае — 36. Между тем, по оценкам Bloomberg, для того, чтобы Россия стала индустриально развитой страной, ей нужно 350 тыс. роботов. Очевидно, что “индустрия 4.0” и роботизация производства - это одного поля ягоды.

5G - не для людей, а для машин
Параллельно с обсуждением перехода российских и не только российских предприятий на новый технологический уровень, на конференции активно обсуждали вопрос строительства сетей 5G. Как пояснил заместитель генерального директора по инновационным технологиям компании "АйКомИнвест", член президиума РАЕН Валерий Тихвинский,

Вряд ли кто будет спорить, что 5G -- это фактически сеть, в которой огромное количество виртуальных и реальных объектов могут обмениваться данными между собой с высокой скоростью. В этом существенное отличие сети 5G от существующих сетей 4G и M2M-соединений. Первая не обеспечивает нужных скоростей, а вторые позволяют "общаться" друг с другом лишь реальным, но не виртуальным объектам.

Таким образом, только с развитием технологий 5G можно будет говорить об интернете вещей в глобальном масштабе, а не на уровне пилотов, и соответственно только с развитием 5G можно будет наблюдать полномасштабную реализацию "индустрии 4.0".  По мнению генерального директора по инновационным технологиям компании "АйКомИнвест", члена президиума РАЕН Валерия Тихвинского, стандарт для сетей 5G будет принят лишь в 2019 году, но уже в 2018 году мы сможем наблюдать первые работающие пилоты (т.н. пред-5G), в частности, таковые обещают на зимних Олимпийских играх в Корее и на Чемпионате мира по футболу в России. После принятия стандарта в 2020 году появятся первые коммерческие запуски сетей на базе этой технологии, а в 2025 году сети выйдут  на прибыльность. Но, акцентирует внимание В. Тихвинский, сплошного 5G-покрытия, скорее всего, не будет. Это слишком накладно с точки зрения и оборудования, и обработки данных . Так что "настоящий" 5G, с большими скоростями и IoT, будет локальным. И конечно, говорить о наличии 5G в сельской местности не придется.

Точку зрения, что 5G - "это не про людей, а про машины", разделяет и Контантин Малин из Detecon. По озвученным им прогнозам, в сетях 5G ожидается до нескольких триллионов абонентов (от 100 тыс. до 1 млн. на 1 кв. км). И это, с одной стороны, будет естественным ответом технологий на развитие промышленности. Но очевидна и обратная связь: развитие промышленности подталкивает развитие информационных технологий.

По словам К. Малина, с развитием интернета вещей изменится и общий ландшафт ИТ-индустрии.  Например, ИТ-департаменты в компаниях фактически будут превращаться в ИКТ-департаменты, потому что коммуникационная составляющая во всех решениях будут расти год от года. Кроме того, ЦОДы станут неотъемлемой частью сетей 5G и соответственно телекоммуникационной инфраструктуры.

Специалисты считают, что пока у страны есть все шансы не отставать от лидеров 5G, но это требует мобильности от регулятора. В частности, если высвобождение частот будет проводиться столь же неторопливо, как в случае с 3G, страна может сильно задержаться на старте. Поэтому вести переговоры и готовить нормативную и законодательную базу нужно уже сейчас. Как считает министр Николай Никифоров, успехи России во внедрении LTE говорят за то, что регуляторные вопросы удастся решить своевременно.

Но есть проблемы, которые одним влиянием регулятора не решить. Это прежде всего подготовка кадров, которые будут в состоянии работать с новыми технологиями. Учитывая же тренд на импортозамещение, конечно же, стоит инвестировать в своих производителей оборудования и ПО, но тем не менее суверенно глобальные вопросы решать не получится Поэтому отдавая приоритет отечественным решениям, эксперты настаивают на развитии международного сотрудничества.

Екатерина Шлык, Казань--Москва
Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!