Rambler's Top100
Статьи ИКС № 07-08 2016
Денис НЕШТУН  06 сентября 2016

СХД: архитектура, преодолевающая пределы

Революция в сетевых технологиях, в системах хранения данных, в приложениях и устройствах для конечных пользователей даёт шанс новым игрокам подняться на волне нового спроса и предложить заказчикам свои технологии и продукты.

Денис НЕШТУН, генеральный директор компании «АРСИЭНТЕК»

О том, как этим шансом пользуются в компании «АРСИЭНТЕК», мы беседуем с Денисом НЕШТУНОМ, её генеральным директором.

Дух стартапа

– Почему компания «AРСИЭНТЕК» позиционирует себя как стартап с 20-летней историей? Что в ней от стартапа, а что – от «взрослой» компании с обширным портфелем продуктов и солидными клиентами?

– Мы не один, мы много стартапов. Внутри компании несколько команд инженеров и разработчиков, каждая из которых развивает своё направление: систем хранения данных, информационной безопасности, «умных» распределённых АТС, аутсорсинга. Все наши «микростартапы», в том числе территориально распределённые, взаимодействуют между собой в едином пространстве виртуального офиса, участвуют в «мозговых штурмах» по своей тематике и регулярно обмениваются опытом. У нас практически отсутствуют иерархические связи, у компании совершенно плоская структура. Дух стартапа мы стараемся поддерживать во всех проектах и продуктах. К примеру, систему мотивации организовали таким образом, чтобы каждая команда делила между своими членами прибыль от продаж разработанных ею продуктов.

Многие наши сотрудники – и инженеры, и руководители – долго занимались эксплуатацией «боевых» высоконагруженных систем в крупных компаниях, и потому, говоря, что мы «стартап с 20-летней историей», мы имеем в виду наш огромный практический опыт решения жизненно важных инженерных проблем.

– Что объединяет все ваши направления и продукты?

– В первую очередь их объединяет дух, отразившийся в названии компании: «АРСИЭНТЕК» – это транскрипция англоязычного акронима RCNTEC, т.е. Resilient Cloud and Network Technologies. В переводе это означает: «Отказоустойчивые облачные и сетевые технологии». Всё, что мы делаем, – и мониторинг, и система хранения данных, и система аутентификации, и система аудита – отказоустойчивое, масштабируемое, связанное с сетями и с облаками.

– Могут ли продукты из разных ваших линеек, разработанные разными командами, применяться в рамках одного проекта?

– Все наши продукты создавались потому, что мы сами сталкивались с проблемами, которые другими вендорами, в том числе крупными, не были решены настолько хорошо, чтобы эти решения можно было купить и забыть о проблемах. Иными словами, мы видим нечто, что реализовано плохо, берёмся за это и стараемся реализовать наилучшим образом.

Так что все наши разработки друг с другом пересекаются. Судите сами: СХД нужна, чтобы хранить большие объёмы данных. Понятно, что к этим данным требуется организовать доступ, и тут настаёт черёд использовать двухфакторную аутентификацию. Ведь когда вы открываете доступ к своим информационным системам пользователям из интернета, авторизуя их только с помощью логина и пароля, есть риск, что пару логин – пароль кто-то может перехватить. Применение нашей системы двухфакторной аутентификации существенно повышает вероятность того, что доступ к системе получил именно тот человек, которому этот доступ предоставили. Дальше встаёт вопрос информационной безопасности. Информационные системы, как правило, обслуживает множество людей, которые иногда совершают ошибки. У нас есть новый продукт, позволяющий свое­временно заметить такие ошибки в сфере информационной безопасности и их исправить. Красивое маркетинговое название мы ему ещё не придумали, пока это Resilient Information Security Monitoring System.

В ногу с интернет-гигантами

– А какую проблему вы решали разработкой собственной системы хранения данных?

– К тому моменту, когда мы начали разрабатывать свою систему, все СХД, представленные на рынке, имели вертикальное масштабирование. Основное отличие горизонтально масштабируемых систем хранения данных, которыми занимаемся мы, от СХД, масштабируемых вертикально, заключается в том, что первые строятся из большого количества маленьких независимых блоков, стыкующихся в общую сеть хранения данных. Это позволяет параллельно с увеличением объёма хранимых данных повышать производительность системы. Такой подход уже много лет применяется крупнейшими интернет-компаниями – Amazon, Google, Facebook, «Яндекс», «ВКонтакте». Они давно осознали, что вертикальным масштабированием постоянно наращивать ёмкость и производительность СХД нельзя.

Мы делаем то же, что и интернет-гиганты, с той разницей, что у Amazon вы не сможете купить «коробку» для построения своего ЦОДа. И мы пытаемся своим продуктом заполнить пробел на рынке, в том числе для дата-центров с виртуализацией – помогаем сервис-провайдерам организовать горизонтально масштабируемое облако по протоколу Amazon S3.

– Каков предел производительности вашей горизонтально масштабируемой системы, хотя бы теоретический?

– Архитектурно у нашей системы пределов нет: чем больше дисковых модулей устанавливается в систему, тем выше её ёмкость и производительность. У нас уже завершена инсталляция СХД ёмкостью до 3 Пбайт, и на разных стадиях находятся проекты в России и за её пределами, где речь идет о 20 Пбайт, а в некоторых – и о 150 Пбайт. Самая большая ёмкость, на которую мы получили запрос, – около 500 Пбайт. Этот проект сейчас нами прорабатывается.

– А какова стоимость хранения одного гигабайта в вашей горизонтально масштабируемой СХД?

– Это непростой вопрос: стоимость хранения гигабайта зависит от того, насколько этот гигабайт отказоустойчив. В нашей системе применяются несколько реплик, а также механизмы, позволяющие создавать резервные копии без реального копирования информации. В зависимости от того, что хотят получить заказчики, от необходимой им скорости доступа к информации, а значит, и от того, какие диски (твердотельные или шпиндельные) будут применяться, цена хранения гигабайта данных может и опускаться ниже одного доллара, и составлять несколько долларов.

– А с какими дисками – SSD или шпиндельными – ваша СХД сегодня в большей степени востребована заказчиками?

– В наших системах возможно построение хранилища как по технологии all-flash, так и на базе только шпиндельных дисков. Кроме того, мы поставляем гибридные решения, в которых каждая дисковая полка содержит в себе и быстрые, и медленные диски, поскольку у крупных заказчиков есть потребность в разделении нагрузки с различными требованиями к хранению данных в рамках одного массива. Мы такой вариант системы активно рекомендуем, так как он позволяет «выжимать» максимум производительности.

По сути, наша система хранения данных является программно определяемой средой хранения, которая построена на базе нашего аппаратно-программного комплекса.

– Зачем сейчас, когда многие задачи решаются на программном уровне, заниматься ещё и «железом»?

– Мы долгое время осуществляли поддержку самых разных информационных систем и понимаем, насколько трудно обеспечить работоспособность, если ИТ-оборудование и/или программное обеспечение – разношёрстное, поэтому стараемся избавить заказчика от этой головной боли. Мы поставляем ему аппаратно-программный комплекс, о котором знаем, что он точно будет работать. При наращивании ёмкости он будет понятным образом развиваться и, что очень важно, он обеспечивает совместимость разных поколений дисковых массивов. У СХД длинный жизненный цикл, и за это время системы претерпевают значительные изменения. В результате их разные поколения – новое и предыдущее – часто несовместимы между собой. В нашем случае такая проблема не возникнет.

– Что представляет собой аппаратная часть вашей СХД?

– Это специализированные промышленные серверы, в которые вставляются диски, – дисковые модули. Эти модули содержат в себе процессоры. Они осуществляют взаимодействие с клиентским программным обеспечением, которое размещает данные в системе. Внешне дисковые модули – это одноюнитовые «железки», которые установлены в стандартные стойки. Минимальная инсталляция системы занимает где-то полстойки, а максимально таких стоек в одной системе хранения данных могут быть сотни.

– А кто эти серверы выпускает?

– Для построения своих систем хранения данных мы используем компоненты, которые производятся в разных точках мира. Кроме того, у нас есть контрактное производство отдельных компонентов. В этом году мы планируем вывести на рынок системы на базе процессоров «Эльбрус». Новые дисковые модули будут совместимы с модулями, построенными на платформе х86, которая у нас сегодня представлена. А в следующем году мы собираемся задействовать в наших системах компоненты ещё одного российского производителя процессоров – «Байкал Электроникс». Сейчас эта система находится у нас на стадии проектирования.

Амбиции локальные и глобальные

– Как вы себя ощущаете на российском рынке ЦОДов, где пока преобладают зарубежные поставщики?

– Замечательно. Мы решаем практические задачи и этим интересны для рынка. К тому же нам нравится среда, в которой можно создавать что-то, чего ещё нет, особенно в России.

– На какую долю рынка вы претендуете со своей СХД?

– Мы скромно говорим о 10–20% за ближайшие год-два.

– Есть ли планы экспансии на глобальный рынок?

– Мы всегда ориентировались на мировой рынок, потому что не видим смысла замыкаться на территории одной страны, даже такой большой, как наша. Пока 60% наших проектов приходится на Россию, а 40% – на остальной мир. Если нам удастся реализовать наш план – выпустить на базе контроллеров и процессоров «Байкал» масштабируемую СХД, то благодаря своей архитектуре даже с российскими процессорами наша система и за пределами России должна быть очень конкурентоспособной.

Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!