Rambler's Top100
Статьи
14 октября 2016

Виртуальные клиники готовятся принять пациентов

Медицина консервативна, и каждый шаг в сторону труден. Что представляют собой телеконсультации по линии «врач – пациент»? Об этом Елена Кожина, основатель компании «СМАРТ-Технологии» и Владислав Мохамед Али, ее медицинский директор.

– Насколько применима модель uber’изации к медицине?

Владислав МОХАМЕД АЛИ

Владислав МОХАМЕД АЛИ: Допустим, к примеру, человек, у которого возникла проблема со здоровьем, формирует свой запрос и отправляет его в облако. Его видят свободные на данный момент врачи по той специальности, к которой он относится, и предлагают пациенту свою консультацию. Мне известна точка зрения скептиков, которых интересует, откуда будут эти врачи и кто их будет контролировать. Я считаю, что на рынке должна сложиться группа компаний – интеграторов, которые заключают договор с врачами разных специальностей и контролируют качество их работы.

Елена КОЖИНА

Елена КОЖИНА: Модель uber’изации применима в медицине, как и на рынке розничных услуг в целом. По сути, uber’изация – это «старая добрая» рыночная власть потребителя по Портеру, которая возрастает при насыщении рынка предложением и является признаком зрелости такого рынка. Коммуникация с потребителем становится более удобной для потребителя, более учтивой и внимательной к его интересам, привычкам и поведению. В какой-то момент для выражения своего желания получить медицинскую консультацию в формате «здесь и сейчас» достаточно будет нажать кнопку. Система подберет врача, наиболее подходящего пожеланию и запросу клиента, основываясь на объективном и субъективном рейтингах. Объективный рейтинг включает в себя специализацию врача, практический опыт, стаж; пользовательский рейтинг включает в себя структурированные  отзывы клиентов врача. Они могут быть разными, в модуле сервиса Smarttechnologies.ru  это результативность консультации, понятность объяснения, вежливость и быстрота подключения к услуге. Если переложить этот подход, к примеру, на службу такси, то видно, что схемы очень схожи. Различается, по сути, только геолокация, которая в телемедицине не требуется.

Что касается контроля качества, то в нашей виртуальной клинике выстроена система контроля качества медицинской экспертизы. Система включает в себя базовые стандарты контроля качества медицинской клиники и учитывает требования законодательства. У наших врачей-супервайзеров, чьи компьютеры будут защищены в соответствии с требованиями закона «О персональных данных» и последних методических рекомендаций Минздрава, будет возможность с разрешения пользователей выборочно просматривать видеозаписи телеконсультаций того или иного специалиста для оценки их качества. Пациенты смогут официально дать свое разрешение, подписывая пользовательское соглашение или при необходимости сделать запрос руководителю компании.

Следует добавить, что все наши врачи проходят специальное обучение тому, как работать в секторе телемедицины, что законодательно разрешено, что запрещено, изучают и сдают экзамен на знание «Этического кодекса врача Смарт-технологии», обучаются тому, как работать с нашими технологиями, проходят тесты на знание стандартов сервиса.

– Как появление такой модели повлияет на привычный для врачей способ работы, не увеличит ли она его рабочий день до 24 часов в сутки?

В. М.А.: По большому счету врач и так на работе 24 часа в сутки, потому что помимо пациентов есть друзья, родственники и знакомые, которые обращаются к нему со своими проблемами со здоровьем. Кроме того, это добровольный выбор врача: заниматься ему дополнительной деятельностью или нет. И если телеконсультации по линии «врач – пациент» будут оплачиваться из ФОМС, то будет хорошо всем: и нагрузка на врачей снизится, и время ожидания пациентов, как это произошло с такси после появления Uber. Поток пациентов будет перераспределяться к свободным врачам, и такое перераспределение, на мой взгляд, оптимально: пациенту не надо за месяц записываться на прием, а у врача появится возможность планировать свой день и это никак не скажется на его зарплате.

Для государства телемедицина в режиме «врач – пациент» выгодна, поскольку себестоимость телеконсультации пациента ниже, чем очного приема. Так что городские поликлиники могут сэкономить большое количество средств на наблюдении, к примеру, хронических пациентов. Они могут направлять эти средства на образование врачей, на оборудование, на лечение других пациентов, которые нуждаются в хирургических манипуляциях, в дополнительных исследованиях.

– Есть мнение, что нужно развивать не телемедицинские консультации в режиме «врач – пациент», а институт семейных врачей, находящихся в шаговой доступности от пациента.

В. М.А.: У меня встречный вопрос: что мешает семейному врачу пользоваться инструментами телемедицины? Не все медицинские вопросы требуют очной консультации. По моим оценкам, для решения около 30% из них достаточно виртуального общения. Часто по телефону или по электронной почте обращаются к врачу с полубытовыми вопросами. К примеру, как питаться при том или ином заболевании? Чтобы ответить на такой вопрос, мне необязательно видеть пациента, тем более если я знаю его историю болезни и как врач его уже лечу. Зачем ему идти на прием, чтобы узнать, что ему нельзя есть жирное. Другой пример. Я лечу пациента, у которого высокое давление, мы подбираем дозировку лекарств, я понимаю, что, возможно, ему придется поменять дозировку лекарств, которые он принимает. Он измеряет давление, передает показатели в облако, и я могу их контролировать. И опять вопрос: зачем нам встречаться очно? У нас уже сформирован общий план лечения, я вижу все результаты, рекомендации пациенту даны, препараты выписаны, и он предупрежден о том, что их дозировку придется рано или поздно менять.

Надо признать, что «домашняя» телемедицина уже в той или иной мере существует, но не может развиваться до тех пор, пока не будет узаконена и пока я не смогу дистанционно корректировать терапию своему пациенту, которую я же и назначил.

– Как могут решаться вопросы защиты персональных данных пользователей телеконсультации?

Е. К.: Тут многое зависит от стратегии компании – оператора таких сервисов. Вообще разработать технологическое решение довольно сложно, потому что в него нужно заложить возможности оплаты, планирования консультаций, изменения этих планов и, конечно, решить вопросы информационной безопасности. Этим и объясняется, что сегодня на рынке людей, готовых инвестировать в телемедицину «врач – пациент» больше, чем готовых решений.

К примеру, процесс выбора подходящего под наши потребности ЦОДа вылился, в итоге, в целое исследование, а затем разработку и формирование стандартов комплексного решения по защите медицинских персональных данных с полноценной моделью угроз, разработанной на базе рекомендаций Минздрава. Получилось  решение, аналогов которого мы пока не встречали. Уверена, что с развертыванием рынка телемедицинских услуг это направление будет интенсивно расти и год от года набирать обороты. Ведь конфиденциальность такой информации очень важна, а ее утечка иногда даже может повлиять на стоимость акций компании или изменить стратегические планы партнеров.

– Какие технологические и ИТ-решения нужны для поддержки телеконсультаций в режиме «врач – пациент»?

В. М.А.: Сегодня есть много гаджетов, которые можно присоединить даже к телефону и с помощью которых врач через интернет может осмотреть уши пациента, заглянуть ему в горло или в нос. Если я не ошибаюсь, одна американская компания уже предлагает чехол-насадку на телефон, с помощью которой пациент может либо сфотографировать свою барабанную перепонку, либо в режиме реального времени просто передавать ее видеоизображение врачу. Это решает проблему с дистанционной диагностикой отитов, которые выявляются врачом при осмотре. То есть технологически мы уже подготовлены к тому, чтобы войти в телемедицину.

Е. К.: Помимо технологий коммуникаций, хранения и обработки данных, под воздействием глобального тренда интернета вещей уже появилось огромное количество различных гаджетов и в медицине. Такие приборы способны передавать данные по беспроводным сетям. Каждый день сообщается о выходе новых умных устройств для телемедицины. Они становятся все удобнее, и, конечно, чем меньше усилий от человека требует использование того или иного гаджета, тем больше вероятность, что он к нему прибегнет. А монетизация может достигаться за счет экспертного сопровождения со стороны носителя медицинской экспертизы – врача общей практики, кардиолога, диетолога, реабилитолога и др.

– Какие барьеры на пути развития «домашней» телемедицины, кроме регуляторных, вы видите?

В. М.А.: Врач должен чувствовать грань между возможностью помочь пациенту дистанционно и необходимостью пригласить его на прием. Все-таки порой врачу просто необходимо встречаться с пациентом. Кроме того, иногда пациенту нужно рекомендовать дополнительный метод исследования с помощью приборов экспертного класса – УЗИ, рентгеновского аппарата и т.д. И, конечно, работе с пациентами в виртуальной среде врачей нужно учить. Медицина консервативна сама по себе, и каждый шаг в сторону с проторенной дорожки дается тяжело. Наверное, врачам старшего поколения будет намного сложнее перейти в интерактивную медицину, в которой все быстро меняется, в которой нужно работать в большом потоке информации, но это возможно.

– Существуют ли уже специальные курсы для обучения врачей дистанционному консультированию пациентов?

В. М.А.: Готового продукта пока нет, поскольку «домашняя» телемедицина в России не развита. Мы как раз формируем курсы для того, чтобы научить врача работать с этим инструментом, не подменяя телемедициной клиническое мышление, потому что телемедицина – это инструмент, помогающий врачу в решении задач, которые он ставит перед собой. И этим инструментом нужно овладевать.

Е. К.: Речь идет о вводных тренингах для врачей, которые им нужно пройти, прежде чем они могут быть допущены к работе в нашем телемедицинском сервисе. Всего мы планируем обучить несколько сотен врачей 50 специальностей со всех регионов России. Мы будем рассказывать им, что такое телемедицина, отрабатывать с ними определенные решения, будем моделировать для них разные ситуации.

– Вы открываете виртуальную клинику, не дожидаясь принятия закона, легализующего деятельность таких медучреждений?

Е. К.: Мы не ставим диагнозы по интернету, поскольку действующим законодательством это не разрешено, но готовы заниматься в виртуальной среде консультированием, маршрутизацией пациентов или обзором для них некой практики лечения при определенной симптоматике. В любом случае в обращении к нашему сервису для человека будет больше пользы, чем на интернет-форум, где люди ставят друг другу диагнозы.

Беседовала Александра КРЫЛОВА

Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!