Rambler's Top100
 
Статьи ИКС № 09-10 2016
Наталия КИЙ  08 ноября 2016

eHealth попал под закон диалектики

Количественные изменения, которые копились в информатизации здравоохранения с начала текущего десятилетия под знаком ЕГИСЗ, в 2016 г. наконец начали оборачиваться качественными подвижками. 

О том, в чем собственно эти подвижки выражаются и какие перспективы открывают для рынка ИТ, медицины и каждого из нас, вы узнаете на страницах темы номера ноябрьского «ИКС».

Недавние же конференция и выставка «Инфор­ма­ционные технологии в медицине», обретшие в этом году статус конгресса, предоставили повод рассмотреть, как меняется акцентировка в управлении процессом информатизации и какие новые ориентиры в нем появляются.

Основной? Приоритетный?

Итак, Единая государственная информационная система здравоохранения остается основным проектом. А вот в качестве приоритетного возникает проект по имени «Совершенствование процессов организации медицинской помощи на основе внедрения ИТ». Получается, что перешли к следующему этапу, только от знакового для лет не столь отдаленных слова «совершенствование» становится не по себе.

           Планируемые результаты работы
                      ЛК  «Мое здоровье»

Сокращение числа личных обращений граждан

2016 г. – 24 млн

2018 г. – 20 млн

2020 г. – 10 млн

Число рабочих мест врачей, 
подключенных к МИС, ЕГИСЗ

2020 г. – 70%

2025 г. – 95%

 

Снижение летальности при острых приступах

2015 г. – 18%

2025 г. – 14%

 

Источник: Минздрав России

Квинтэссенцией приоритетного проекта должен стать личный кабинет «Мое здоровье» на Едином портале государственных и муниципальных услуг (ЕПГУ). Точнее, миллионы таких кабинетов – по числу заинтересованных жителей страны. Здесь будут собираться результаты диагностики пациентов, через личный кабинет можно будет вызвать врача на дом и записаться к нему на прием. Как ожидается, ЛК позволит снизить нагрузку на медицинские организации низшего звена.

По прогнозу директора Департамента ИТ и связи Минздрава России Елены Бойко,  число пользователей личных кабинетов через год составит 7 млн, а к 2025 г. достигнет 48 млн. Цифры выглядят реальными, поскольку, по данным Минкомсвязи, к середине 2016 г. число «электронных граждан», прошедших регистрацию через Единую систему идентификации и аутентификации ЕПГУ, составило 29 млн (со средним ростом в месяц 1 млн). Поэтапно в личный кабинет будут выводиться транзакционные (запись на прием, доступ к ИЭМК, сведения о стоимости медпомощи) и информационные сервисы (номер полиса ОМС, прикрепление к поликлинике, ФИО врача, расписание его работы, права пациента, диспансеризация, правила оказания высокотехнологичной медпомощи).

МИС получили критерии оценки

Как известно, в этом году были выпущены мето­дические рекомендации Минздрава по обеспечению функциональных возможностей для медицинских ИС медорганизаций (МО) и регионов. «Работа закончилась юридически значимым документом, что редко бывает», – прокомментировал Кирилл Сидоров, член рабочей группы по разработке требований к МИС, директор Национальной ассоциации мединформатики, руководитель Регламентной службы ведения НСИ ЦНИИОИЗ. Методрекомендации позволят объективизировать оценки МИС учреждения и регионов, выделить минимальный, базовый, расширенный уровни функционала МИС медорганизаций, что дает основание руководителям оценить качество и количество информатизации своих медучреждений, а управленцам федерального масштаба открывает возможность выравнивания уровня информатизации в медорганизациях и регионах.

Так, по данным Минздрава, из 83 субъектов Феде­рации, внедривших МИС, 14 субъектов используют информационные системы расширенного уровня, столько же – начального уровня, большинство – 55 субъектов – находятся на базовом уровне.

Частью развития ЕГИСЗ, необходимой для внедрения МИС, является нормативно-справочная информация (НСИ). По словам главного внештатного специалиста по внедрению современных ИС в здравоохранении Минздрава, замдиректора ЦНИИОИЗ Татьяны Зарубиной,  в результате ревизии 353 справочников почти половина из них была признана устаревшими, одна треть расценивается как пригодные к переработке, четверть могут использоваться. В результате работы Регламентной службы ведения НСИ Минздрава опубликовано 28 новых справочников, к концу года увидят свет еще 20. Формируется единый федеральный ресурс, который объединит около 400 справочников.

«В России создана база для успешной информатизации. Сформирован рынок, на котором преобладают отечественные разработки», – резюмировала оценку ситуации с информатизацией здравоохранения Е. Бойко.

На чужих ошибках?

Объективные критерии оценки деятельности позволяют понять, на каком этапе процесса находится страна, регион, медучреждение, и – сравнить себя с другими странами.

Национальная служба здравоохранения Велико­бри­та­нии (NHS, National Health Service), как и российское здравоохранение, базируется на потребности в помощи, не зависит от платежеспособности пациента, но в отличие от нашей финансируется из государственных источников за счет налогообложения, а не системы медицинского страхования. «Это огромная организация с ежегодными эксплуатационными расходами в 100 млрд фунтов, сравнимая с железными дорогами Индии», – оценивает Рик Смитис, председатель технического комитета HL7 UK, английского представительства международного сообщества экспертов, занимающегося стандартами обмена, управления и интеграции электронной медицинской информации. С чем бы в этом случае сравнить систему здравоохранения России – разве что с РЖД? 

Национальная программа информатизации здравоохранения Великобритании пришлась на 2002–2011  гг. и легла на более подготовленную по сравнению с российской почву. По свидетельству Р. Смитиса, к 2000 г. рабочие места всех врачей общей практики были компьютеризованы, но многие документы оставались на бумаге. С 90-х гг. все врачи общей практики использовали современные инфокоммуникационные технологии. Заметное место в системе NHS занимали так называемые семейные практики, имеющие статус независимых организаций, интегрированных в государственную систему.

В задачи национальной программы информатизации NHS входили: замена существующих МИС новым поколением информационных систем; создание централизованной системы единых медкарт пациента в национальном масштабе; обмен данными врачами общей практики между собой, госпиталями и аптеками. Отдельным приоритетом был национальный проект по обеспечению интероперабельности, в том числе идентификации пациентов.

К историям успеха в истории проекта информатизации NHS англичане относят создание защищенной широкополосной ведомственной сети N3 Connecting Healthcare, объединившей 20 тыс. км ВОЛС и 51 тыс. терминалов. Все сетевое оборудование было размещено на охраняемых территориях, введен запрет на передачу конфиденциальных данных по открытым каналам связи. Еще одна история успеха – обеспечение интероперабельности в затруднительной (в их масштабах!) ситуации, когда при наличии электронной медкарты в случае смены пациентом места жительства его медицинские документы предавались бумаге, отправлялись по почте, а затем вручную заново вбивались в систему или прикреплялись в виде pdf-документа. Так вот, «проблему» решила платформа передачи данных HL7 V3.

Однако нам гораздо интереснее, что пошло не так. Стоит заметить, что английские информатизаторы, в отличие от большинства наших, пытаются быть объективно самокритичными.

Так что же не сработало? По оценке Р. Смитиса, было затянуто внедрение единой медкарты, в результате чего была реализована малая часть ее запланированного функционала. Препятствиями стали обеспечение конфиденциальности и страх консолидации данных, трудоемкое обслуживание единого хранилища обновляемых меддокументов.

В национальном масштабе было провалено, причем с огромными финансовыми потерями, внедрение госпитальных систем нового поколения. «Закупленные системы оказались очень сложными, по сути не являясь программным комплексом, не отвечали требованиям NHS. Сегодня нужные системы появились», – комментирует Р. Смитис. Громоздкие системы не могли быть развернуты в сжатые сроки программы информатизации; на этапе их разработки не было обратной связи с пользователями; не учитывалась специфика разных медучреждений, «всех разом» информатизировать не получилось.

В результате после окончания национальной программы тактика информатизации была изменена: смягчилась политика централизации закупок; руководство NHS отказалось от принципа «заменить все» на «подключить всех»; локальные проекты финансируются отдельно.

Несколько трудных лет информатизации здравоохранения небольшой островной страны создали и жизнеспособные прецеденты, и опыт «обживания» провала. И то и другое знакомо и нашей медицине, только мы, кажется, менее склонны к рефлексии бескомпромиссности самооценок. Но это все лирика. Практика в том, что:

  • жесткая централизация даже в рамках одной невеликой (в территориальном смысле) страны дает отрицательный результат;
  • одна гребенка для всех не наполнит лукошко;
  • стоит растить и пестовать разные локальные (в нашем случае – региональные) успехи;
  • задача не в том, чтобы всех сделать одинаковыми, а в том, чтобы все были подключенными;
  • нужно слушать и слышать пациента и врача, не грузить последнего, а найти ресурсы и средства для работы технических специалистов, которые смогут, не навредив, встать между прогрессом и страждущим.  
Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!