Rambler's Top100
 
Статьи ИКС № 09-10 2016
08 ноября 2016

Шансы Uber’а в здравоохранении

Современная медицина – это бизнес, который сильно зависит от ИТ. Ему не чужды веяния нынешнего «гражданского» бизнеса с аутсорсингом и онлайн-сервисами. Но специфика, традиции и зарегулированность здравоохранения неизбежно внесут свои коррективы в любую версию условного Uber’а.

«ИКС»: Считаете ли вы приемлемым для отечественного здравоохранения использования модели uber’изации, т.е. появления онлайновых сервисов, соединяющих потребности пациентов и возможности находящегося поблизости врача?

Павел АДЫЛИН

 

Павел АДЫЛИН, исполнительный директор, Ar­te­zio (ГК ЛАНИТ): Для uber’и­зации медицины на базовом уровне достаточно электронной площадки, которая позволит вызвать врача на дом или получить онлайн-консультацию. Важно понимать, что на такой площадке выбор врачей, представляющих лечебные учреждения, не является uber’изацией. На данный момент основная сложность заключается в выдаче лицензий для врачей частной практики, которая им не по карману, так как требует оборудования собственного медицинского кабинета. Таким образом, предоставление медицинских услуг по uber-модели в России пока находится за рамками законодательства или же носит консультационный характер (т.е. врач может в частном порядке дать консультацию, но за медицинской услугой пациент все равно должен обратиться в медучреждение).

Александр ГУСЕВ

 

Александр ГУСЕВ,  заместитель директора по развитию, К-МИС: Спрос на такие услуги возможен, но на первое время тут видятся большие юридические и деонтологические риски. Скорее, это удел стартапов и экспериментальных проектов, чем реальный сектор для развития бизнеса, по крайней мере на ближайшие один-три года.

Владимир СОЛОВЬЕВ

 

Владимир СОЛОВЬЕВ, заместитель гендиректора, «БАРС Груп»: Uber – это закономерное предложение в условиях перенасыщения рынка перевозок, когда предложений много, цены падают, клиент становится дефицитом и за него нужно бороться. А в случае медицинской помощи пока наоборот: рынок испытывает голод качественной и недорогой помощи. Поэтому «в лоб» модель Uber в отечественном здравоохранении не «взлетит».

Артур ДОРМИДОР

 

Артур ДОРМИДОР,  директор, Центр патологии органов кровообращения: Такая модель взаимодействия врача и пациента, как Uber, в российских реалиях еще не способна обеспечить качественное медицинское обслуживание. Система хороша для случаев, когда у пациента на руках есть все необходимые обследования для постановки диагноза и назначения лечения. С точки зрения поиска нужных специалистов поблизости и экономии времени – да, несомненный плюс, а учитывая катастрофическое положение дел в нашей стране с диспансеризацией – и вовсе находка. Но при диагностике и лечении тяжелых заболеваний сложно представить себе специалиста, выезжающего на дом по вызову с профессиональной аппаратурой. А ведь зачастую именно она помогает выявить истинную причину недуга. Поэтому пациенту все равно необходимо будет посетить медицинское учреждение.

Семен САВЧЕНКО

 

Семен САВЧЕНКО,  гендиректор, «Рэмси Диагностика»: Такой подход имеет право на жизнь, но он не позволит выполнить основную задачу медицины – сохранить здоровье пациентов как можно дольше. Я считаю, что в медицине отношения между сторонами следует рассматривать как долгосрочные и доверительные. Нельзя мгновенно стать полностью здоровым, а Uber продолжительных отношений не дает. Мне близка такая точка зрения – врач занимает активную позицию и не только лечит уже имеющиеся болезни, но и советует пациенту профилактику. Семейный врач должен быть всегда на связи с пациентом, благодаря телефону, мессенджерам, e-mail, но его очное присутствие не обязательно. К сожалению, такую программу невозможно реализовать в российской системе ОМС. Но семейный врач может быть интересен страховщикам по ДМС.

Борис Зингерман

 

Борис ЗИНГЕРМАН,  заведующий отделом ИТ, Гематологический научный центр Минздрава России, руководитель проекта, Мед@рхив: Главная проблем uber’изации состоит в том, что врач должен стать субъектом права. Тогда он сможет самостоятельно оказывать медицинские услуги пациентам. И тогда, конечно, понадобятся операторы, помогающие врачу и пациенту найти друг друга. Пока же врач может оказывать помощь только в составе медицинской организации. В понимании uber’а – это такой таксопарк, который яростно противится uber’изации.

Андрей СВИРИДЕНКО

 

Андрей СВИРИДЕНКО,  председатель правления, SPIRIT: Идея быстрого доступа пациента к качественной медицине привлекательна, вопрос только в реализации. Пациент, который решит воспользоваться такими услугами, должен быть уверен, что не играет в русскую рулетку и врачи, которые окажутся «поблизости», обладают соответствующей квалификацией и подтверждающими это документами. Если же говорить о технических и технологических возможностях реализации, то тут все проще – разработать приложение с функционалом, когда врач всегда будет на связи и сможет консультировать пациента в любое время и в любом месте, совсем несложно.

Арсен РАМАЗАНОВ

 

Арсен РАМАЗАНОВ,  директор по развитию, проект «Монитор здоровья» (ГК «АйТи»): Модель Uber'a в медицине вполне жизнеспособна и в ближайшем будущем будет использоваться повсеместно. Несмотря на законодательство, отечественная медицина меняется в ногу с прогрессом. Уже сейчас практически каждый врач, имеющий смартфон, «сажает» на него половину своих пациентов. Консультации по Viber, документы, анализы, снимки по WhatsApp и т.д. Часто при возникновении медицинской проблемы люди прибегают к рекомендациям друзей и родных. Получают телефон, звонят. Не видя пациента, врач просит прислать какой-нибудь документ по почте, дает консультации, получает за это плату (понятно, что нелегально).

Алексей САБАНОВ

 

Алексей САБАНОВ,  заместитель гендиректора, «Аладдин Р.Д.»: Термин «uber’изация» следует рассматривать только как принцип построения системы предоставления доступа. С точки зрения качества услуг более подходит аналогичный сервис «Яндекса». Вопрос качества предоставления услуг – краеугольный в медицине. В такой системе должны существовать механизмы, гарантирующие качество предоставления услуг. Необходимы интеграция с надзорными органами в здравоохранении для получения актуальных данных о докторах и служба контроля полноты и качества оказываемых услуг. Попытки приблизиться к подобного рода услугам есть – это такие интернет-ресурсы, как Medikey, DocDoc и др. Ими уже воспользовалось большое количество людей, крупнейшие клиники страны прибегают к ним для привлечения коммерческих пациентов. Создание виртуальных операторов медицинских услуг в России можно считать свершившимся фактом.

 

«ИКС»: Станет ли продвижением в этом направлении принятие закона о телемедицине, закрепление в нем возможности оказания услуг в режиме «врач – пациент», а также появление индивидуальной лицензии врача?


Б. ЗИНГЕРМАН: В законе о телемедицине нет ни слова о самостоятельном статусе врача – он по-прежнему «работник таксопарка». Вообще «индивидуальная лицензия врача» тема более широкая, чем телемедицина. Хотя телемедицину она сильно продвинет.

 

А. ДОРМИДОР: Закон положительно повлияет на ситуацию. Однако в законе должны быть четко прописаны такие аспекты, как правила «виртуальных» консультаций, ответственность врача за принятие решений. Важным моментом является и возможность для доктора, оказывающего онлайн-консультацию, заглянуть в историю болезни человека. То есть должна быть создана база данных с историей обращений пациентов, которую консультирующий врач смог бы быстро изучить и оставить свою запись о диагнозе, назначениях и т.п. Несмотря на то что мнение большинства коллег по поводу индивидуального лицензирования врачей негативное, я считаю, что это благотворно повлияет на качество предоставляемых услуг, ведь здоровая конкуренция среди медицинских работников исключит возможность случайного обращения пациента за помощью к шарлатанам.

 

А. РАМАЗАНОВ: Закон о телемедицине уже не первый раз пытается пройти утверждение во властных структурах. Первые попытки были три-четыре года назад, потом год назад... С каждым разом он пробивает «железный занавес» все сильнее и сильнее. Уверен, что в ближайшее время все поменяется в сторону uber’изации частной медицины.

 

«ИКС»: К каким изменениям в процессе информатизации здравоохранения может привести использования модели uber’изации?

 

А. САБАНОВ: Медицина – один из самых инертных секторов оказания услуг населению. Внедрение uber-технологий в ближайшее время будет опираться на существующие медицинские структуры и не внесет серьезных изменений в действующие технологические процессы.

 

А. СВИРИДЕНКО: Uber’изация будет востребована далеко не у всех слоев населения. Равно как не все медицинские услуги можно оказать без доступа к соответствующему оборудованию, даже если врач нужного профиля будет в шаговой доступности от пациента. Скорее всего, подобные сервисы будут востребованы при необходимости экстренного решения вопроса пациента и оказания первой помощи. Или же в регионах, где доступ к первой медицинской помощи ограничен. Uber'изация медицины, как и телемедицина в целом, безусловно, повлечет за собой информатизацию здравоохранения. Более конкретно об этом можно будет говорить тогда, когда статистика покажет, кто и в каких случаях готов пользоваться медицинским uber’ом вместо того, чтобы взять талончик в электронную очередь в обычной поликлинике.

 

А. ДОРМИДОР: Информатизация здравоохранения как глобальный процесс в принципе положительно влияет на качество предоставляемых медицинских услуг, а uber’изация как новый современный способ получения этих услуг, на мой взгляд, ускорит и облегчит процесс лечения. Важно, что с помощью uber’изации можно популяризировать диспансеризацию, что, в свою очередь, предупредит риск развития хронических заболеваний у населения.

 

Б. ЗИНГЕРМАН: Сегодня многие элементы взаимодействия пациента с врачом можно перенести в дистанционную сферу, повысив оперативность и сократив объем очных визитов к врачу. Это будет выгодно и врачу, и пациенту. Многие врачи это уже осознают, но все боятся! Чего боятся – не всегда понятно. Наверное, того, что раньше так не было. Надо продавливать разумные организационные подходы для постепенной интернетизации некоторых элементов дистанционного консультирования и мониторинга.

 

«ИКС»: Какого ИТ- и цифрового технологического обеспечения потребует использование модели uber’изации медицины?

 

А. ГУСЕВ: Идея Uber’а состоит не в специальном оборудовании или технологиях, а в совершенно ином подходе к бизнес-модели. Фактически uber-модель – это бизнес, основанный на «сталкивании лбами» конкурирующих между собой профессионалов и подразумевающий заработок на основе их вынужденного демпинга. Это хорошо клиентам (пациентам), хорошо владельцу uber-подобного сервиса, но это может по крайней мере в первое время встретить жесткое сопротивление со стороны исполнителей – врачей. С учетом кадрового голода и непростой ситуации в плане рыночной конкуренции в здравоохранении проблемы тут не в технологическом обеспечении, а в живучести этой модели в принципе.

 

А. СВИРИДЕНКО: Терминалами для доступа к данной услуге должны быть уже имеющиеся у пациентов смартфоны и ноутбуки. Работать услуга должна в обычных интернет-сетях, в том числе нестабильных. Показ рабочего стола и совместный просмотр документов позволят обсудить имеющиеся у пациента результаты анализов и другие медицинские документы. При необходимости можно воспользоваться функцией записи разговора, в том числе для контроля качества оказываемых услуг и улучшения работы сервиса. Что касается коммуникации «врач – пациент», то это должен быть 100%-ный интерактив. Для комфортного общения задержка передачи голоса или видео не должна превышать 500 мс, т.е. коммуникация должна осуществляться по RTP-протоколу. Система должна поддерживать любое видеоразрешение: SD, VGA 640 х 480 либо HD 625, Full HD 1080. Интеграторы должны быть готовы к тому, что количество пользователей системы будет увеличиваться, и, например, поддерживать не менее тысячи одновременных участников в разных конференциях на одном сервере.

 

П. АДЫЛИН: Основное условие uber’изации – доступ врачей и пациентов к электронной площадке взаимодействия. Минимальные требования – создание реестра врачей с их компетенциями и рейтингом и форма обратной связи пациента и врача. Для оказания медицинских услуг ключевым является ведение ЭМК пациентов, в том числе их безопасное хранение и заполнение в реальном времени. Использование гаджетов делает неизбежным развитие так называемого интернета медицинских вещей. Очевидно, будут востребованы решения для сбора и обработки данных, полученных из таких источников. Для взаимодействия внутри uber-платформы требуются сервисы онлайн-видеосвязи (WebRTC), системы обработки изображений. В рамках uber'изации на первый план выходит совместное использование оборудования для диагностики. Также будет востребовано ПО для клинических исследований. При развитии uber-медицины некоторые ИТ-компании смогут получить новых клиентов, предоставляя аутсорсинг-услуги обработки результатов исследований. Например, индийская компания Wipro проводит анализ телерадиологических снимков для ряда американских больниц, не считая врачей частной практики. В мире также появились uber-платформы, которые объединяют не только докторов, но и фармацевтов, и страхователей в сфере здравоохранения (например Oscar Network). Кроме того, необходимо будет технологически обеспечить финансовое взаимодействие участников, т.е. потребуется интеграция с платежными системами.

 

«ИКС»: Как при такой модели могут решаться особенно актуальные в здравоохранении вопросы информационной безопасности персональных медицинских данных?

Сергей РЫЛОВ

 

Сергей РЫЛОВ, начальник, ВЦ ФГБУ «Центральная клиническая больница с поликлиникой» Управления делами Президента РФ: С точки зрения защиты персональных данных необходимо выделить два сегмента – логистический – непосредственно поиск услуги, в которой могут быть использованы ФИО пациента, банковские реквизиты и тип необходимой услуги (эта информация не попадает в категорию сведений о состоянии здоровья и алгоритмы защиты таких данных реализованы не раз), и второй сегмент – непосредственно медицинская информация (правила ее обработки определены нормативными документами и существует масса примеров реализации).

 

А. ДОРМИДОР: Очевидно, что без обеспечения надежного хранения информации о пациентах не обойтись. Насколько мне известно, разработчики uber-системы предусматривают различные схемы идентификации и защиты персональных данных, но даже и это порой не спасает от утечки персональных данных. Ведь обладая информацией о социальном страховании, номере кредитной карты, имени, месте проживания и прочем, любой человек сможет обмануть систему и монетизировать имеющиеся данные. Важно этого не допустить и, конечно, в этой области необходимо не только серьезное техническое, но и законодательное подкрепление.

 

Б. ЗИНГЕРМАН: Я считаю, что тема персональных данных излишне раздута. Объективно такой проблемы нет. Да и защита персданных сегодня осуществляется по формальным признакам, а не по сути. Но любое упоминание 152-ФЗ способно легко убить неокрепший проект в сфере дистанционной медицины. 

Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!