Rambler's Top100
 
Статьи
15 февраля 2017

Oracle и цифровая трансформация России

Цифровая трансформация, считает Эндрю Сазерлэнд, старший вице-президент Oracle по технологиям и аппаратным системам в регионах EMEA и APAC, дает возможность бизнесу быстро подстраиваться под требования рынка. 

Эндрю Сазерлэнд, старший вице-президент Oracle

– Эндрю, сейчас идет подготовка конференции Cloud & Digital Transformation, и мы собираем мнения лидеров ИТ-рынка о целях, возможностях и проблемах цифровизации общества. Что такое цифровая трансформация?

– Термин «цифровая трансформация» понимается внутри компаний по-разному. Лидеры бизнеса видят в цифровой трансформации возможность выхода на новые рынки с минимизацией затрат. Они рассматривают цифровые преобразования как возможность создания совершенно новых бизнес-моделей, нового бизнеса.

– Такого, например, как Uber?

– Да. Но цифровая трансформация может затронуть и другие отрасли. Дело в подходе. Когда вы покупаете CD-диск, вам нужен не сам диск. Вам нужно удовольствие от прослушивания музыки. Для фотографии нужна не бумага, а возможность увидеть изображения ваших детей. Носители информации могут быть цифровыми.

Многие бизнесмены задумываются над сущностью своего бизнеса. В чем она? В том, чтобы переместить человека из одной точки в другую? Чтобы доставить ему удовольствие от музыки? Если это так, то можно ли это сделать по-другому?

Тот же Uber задумался о своей дальнейшей трансформации. Есть информация о машинах в городе и о свободных местах в этих машинах. Почему бы не использовать эту информацию для доставки вам посылки? Ведь машина все равно едет мимо. И таким образом произвести цифровую трансформацию бизнеса доставки посылок.

– А каков взгляд на термин «цифровая трансформация» у ИТ?

– Когда сегодня ИТ-руководители говорят «цифровая трансформация», то подразумевают облака, масштабируемость и как ее наращивать, безопасность и как ею управлять, обработку и анализ «больших данных». Примерами цифровой трансформации считают мобильность, новые каналы взаимодействий, интернет вещей. То есть имеют в виду технологическую реализацию. Но это не просто набор технологий. Я сорок лет работаю в ИТ и застал еще мейнфреймы. На мой взгляд, облачные технологии и цифровизация принесут больше изменений, чем появление интернета. Каждый аспект нашей жизни может быть улучшен. Отличный пример – интегрированная транспортная система. Когда я сегодня отправлялся в аэропорт, меня интересовал только мой процесс – парковка машины, посадка в самолет, прием пищи. Другие люди осуществляли процессы проверки багажа пассажиров, подготовки самолета, раздачи в нем напитков. Цифровая трансформация – это оптимальная интеграция всех этих процессов. Чтобы время не тратилось впустую, а использовалось с невиданной ранее эффективностью.

– Вы много раз были России? Есть ли специфика в цифровой трансформации российских компаний?

– Россия – это гигантский и многообещающий рынок с активным населением и динамично развивающимся бизнесом. Цифровая трансформация может помочь предприятиям здесь точно так же, как и в любой другой стране мира. Но существует и специфика, которая, думаю, позволит ускорить процессы преобразования.

Есть много предприятий в мире, которые добились высокой эффективности, двигаясь, можно сказать, «по прямой». То есть они постоянно улучшали и ускоряли стандартные бизнес-процессы, например, выполнения цепочки поставок, производства энергоресурсов, добычи угля, выплавки стали и др. Просто каждый день делали это лучше, лучше и лучше, увеличивая за счет этого объемы бизнеса.

Но в современном мире, чтобы выиграть конкурентную борьбу, нужно умение не только быстро бежать по прямой, но и быть эффективными в поворотах. В изменении предложения продуктов, в управлении рынками сбыта и условиями для клиентов.

Многие российские предприятия потрясающе хороши в движении по прямой. Я бы сказал – лучшие в мире. Что касается быстрой перестройки бизнеса, то как раз цифровая трансформация и позволит им стать более гибкими, даст возможность быстро подстраиваться под требования рынка, причем при небольших затратах. Сегодня нужно учиться проходить повороты исключительно быстро. И роль цифровой трансформации здесь может быть самой ключевой.

– Какой бизнес в России наиболее готов к цифровой трансформации?

– Я думаю, что это отрасли, которые сильно зависят от информационных технологий. Прежде всего банковский бизнес. Другая перспективная отрасль – телеком. Также я вижу большой интерес со стороны розничной торговли и интернет-медиа. То есть отраслей с высокой конкуренцией и необходимостью гибкого ведения бизнеса. Когда надо уметь быстро изменяться и поворачивать.

– Что вы думаете о концепции «бизнес как сервис»? Может ли бизнес предоставляться по сервисной модели?

– Да, конечно. Причем не только бизнес-процессы, но и весь бизнес может быть предоставлен по модели «бизнес как сервис». И мы видим примеры этого. Когда у организации остается только бренд, а остальное отдается на аутсорсинг. Цифровизация может сделать эту сервисную модель привлекательной. Ведь она обеспечивает контроль за всей цепочкой процессов.

– Можно ли работать по модели «бизнес как сервис» без использования облачной платформы?

– Я думаю, что облака как платформа станут общепризнанным стандартом для предоставления бизнеса. Можно предоставлять бизнес как сервис без облака, но такие решения будут неконкурентоспособными. Нельзя будет гибко перестраивать бизнес и быстро его масштабировать. На сегодня это так. Но завтра, когда уже все предприятия станут использовать для повышения своей эффективности облака, может появиться что-то еще.

– Например, блокчейн?

– Возможно все. Платформой для услуги «бизнес как сервис» могут стать и распределенные реестры.

– Oracle предоставляет новые технологии по сервисной модели? Например, Big Data как сервис? Машинное обучение как сервис?

– Да, и это востребованные услуги. Очень привлекательные в такой большой стране, как Россия, где есть большие рынки, много людей, много данных. Использование услуги «Big Data как сервис» – экономически выгодный путь повышения эффективности бизнеса.

– Как вы работаете в России, как формируете предложение и учитываете специфику?

– Я бываю в России как минимум раз в год. Мы видим здесь большой рынок, лояльны к нашей базе клиентов и партнеров и растим ее. Мы вкладываем более $5 млрд ежегодно в развитие будущих технологий. Мы последовательно осуществляем большие инвестиции в Россию. Недавний пример – новый офис. У нас здесь мощная инфраструктура и экспертиза. Продавцы и консультанты помогут в правильном выборе продуктов, в цифровой трансформации бизнеса по лучшим мировым практикам. И возможно, это будут новые бизнес-модели. Хороший пример – наши новые облачные сервисы Oracle Cloud Machine. Они снимают ограничения публичных облаков для российских заказчиков и позволяют каждому из них построить свой ЦОД с Oracle. Вот почему я сегодня в Москве.

Беседовал Николай Носов

Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!