Rambler's Top100
 
Статьи ИКС № 01-02 2017
09 марта 2017

Алексей КОБЕЦ. Инженер и его команда

Сумасшедший темп жизни между двумя континентами, увлеченность технаря, респект учителю. Выходит, что современный молодой айтишник мало отличается от культового физика 60-х, известного нам по книжкам и фильмам. Антураж сменился, а суть нет. Знакомьтесь, Алексей КОБЕЦ, старший вице-президент по разработке ПО компании Virtuozzo.

Алексей КОБЕЦ

Утро, которое изменило все

– Родился я в Мурманске, и наша семья, как и многие в этом городе, была тесно связана с морем. На судах рыбопромыслового флота ходил мой дед, а отец служил капитаном торгового судна. Надо ли говорить, что с детских лет мне хотелось стать моряком. Это желание привело меня после седьмого класса в Мурманский морской лицей.

В городе моего детства сам климат способствует учебе: в морозную погоду долго не погуляешь, так что школьники в Мурманске либо занимаются спортом в помещении, либо ходят на лыжах, либо учатся. Учился я хорошо по всем предметам, кроме русского и литературы. Благодаря учителю у меня возник интерес к физике, который вскоре подогрел руководитель кружка в нашем лицее Юрий Александрович Евсеев. Он собрал вокруг себя ребят, которым была интересна физическая картина мира, и подкидывал нам всякие заковыристые задачки.

Тяге к практической физике способствовала и природа Мурманска, где нередки северные сияния. Лаборатория математического моделирования Полярного геофизического института находилась неподалеку от нашего лицея, и я записался туда на занятия. Мы читали научные статьи о природе северного сияния и помогали строить на стареньких компьютерах различные математические модели, например, точной карты мира.

Всё шло по плану до девятого класса

Все шло по плану до девятого класса, но изменилось за одно утро. Представьте: темно, мороз страшный, спать хочется, а надо вставать и отправляться на районную олимпиаду по физике. Решал задачи, в общем-то, ни на что не рассчитывая. А потом вдруг в школу пришло известие, что я занял первое место. После этого я выиграл еще и областную олимпиаду и поехал от Мурманской области на олимпиаду всероссийскую.

И хотя в том 1995 г. на «всероссийке», которая проводилась на Физтехе, я больше ничего не выиграл, именно тогда стало понятно: физика мне всерьез интересна и нужно думать, что делать дальше. Я поступил в Заочную физико-техническую школу, ежемесячно и ежеквартально присылавшую мне задания, которые нужно было решать и отправлять обратно по почте.

В следующий раз, когда я поехал на олимпиаду в Москву в одиннадцатом классе, занял третье место и потому без экзаменов, по результатам собеседования был зачислен в МФТИ.

Паутинка

Мы учились на факультете общей и прикладной физики, но не были глубоко сфокусированы на каком-то ее разделе. Не могу сказать, что учиться мне было сверхсложно – учиться было интересно, и это имело для меня ключевое значение.

Постепенно общежитие, в котором до нас интернета почти не было, затянулось «паутинкой», и как минимум у одного человека в комнате появился личный компьютер. Возникали связанные с интернетом увлечения: кто-то играл, кто-то смотрел фильмы, кто-то программировал. Мы, наверное, были первыми студентами Физтеха, которые начали выполнять лабораторные работы в программе MATHLAB и сдавать их в распечатанном виде. Для этого мы с ребятами принтер купили. Такие работы выглядели очень красиво, и преподаватель был настолько счастлив, что, как иногда мне казалось, просто смотрел оформление, не вдаваясь в суть.

На волне всеобщего увлечения интернетом у меня возник интерес к программированию. На Физтехе в те времена с таким увлечением нужно было идти к Александру Геннадьевичу Тормасову. Этого знаменитого преподавателя и незаурядного человека студенты и любили, и боялись. Когда была объявлена интернатура от компании SWsoft, основанной выпускником МФТИ и аспирантом Тормасова Сергеем Белоусовым, мы с моим другом Иваном Луковниковым, ныне вице-президентом по разработке компании Acronis, сразу подались туда. Три летних месяца мы выполняли задания, писали отчеты и в итоге получили приглашение в эту компанию.

В те годы SWsoft работала над проектом под названием K-Proxy (коммерческое название xLswitch) по балансировке нагрузки HTTP-трафика, FTP-трафика, POP3-трафика. Я включился в его отдел тестирования. Мы писали программы для автоматического тестирования xLswitch, потом ядра Virtuozzo. А в лице Александра Геннадьевича я нашел научрука, который оказал большое влияние на мой выбор специализации и темы диплома.

Команда

Семья помогает отвлечься от стрессовых ситуаций

Блиц. Без команды

– Адаптироваться к жизни в новой стране удалось сразу?

– Нет, ведь мой переезд был внутри компании, а большую часть времени я провожу на работе. Конечно, потребовалось время, чтобы привыкнуть к другому укладу, стилю общения, к другим правилам, но мне кажется, что моей жене, которая занимается воспитанием сына, было гораздо тяжелее адаптироваться, чем мне.

– Что вам в США нравится?

– В Сиэтле, например, много парков, больших, приспособленных для семейных прогулок с коляской. Но с моей точки зрения, позитивно настроенному человеку хорошо в любой стране, в отличие от того, кто везде видит один негатив.

– Что означает для вас успех в работе и в личной жизни?

– Успех в работе – это обратная связь с клиентами, пользующимися нашими программными продуктами. Благодаря ей мы видим, что наш продукт живет. А в жизни успех для меня – найти баланс между семьей и работой.

– Работа для вас своего рода наркотик?

– Пожалуй, да. Я человек, который без работы, наверное, не может себя представить. Мне тяжело, когда нечего делать.

– Руководство большим коллективом отнимает много времени. Вы не скучаете по программированию?

– Порой скучаю. И по тестированию, и по программированию. Поэтому регулярно устанавливаю на свой компьютер наши продукты, смотрю, как они работают, делюсь наблюдениями с отделом тестирования.

– Какой вы для себя нашли способ восстанавливаться, отдыхать?

– Книжки читаю. Очень помогает семья. Время, проведенное с маленьким сыном, дает отвлечься от стрессовых ситуаций.

– Ваши профессиональные задачи на ближайшие пять лет?

– Сделать инженерную команду Virtuozzo лучшей в России, чтобы мы могли решать любые поставленные бизнесом задачи на более высоком техническом уровне, чем конкуренты.

– А личные?

– Посвящать семье больше времени, чем я делаю это сейчас. 

Впервые руководство проектом мне доверили в 2007 г. Это была разработка Virtuozzo для Windows. У меня было 10 инженеров. Приходилось ставить задачи, фокусировать на них команду, отбиваться от тех задач, которые, с нашей точки зрения, нам не нужно было делать. Это было своеобразно, неуклюже, но результативно. Мы выпустили версию Virtuozzo for Windows 4.5, были довольны собой и тем, что у нас получилось. После этого я уже все меньше и меньше занимался разработкой, а все больше и больше руководил проектами и сотрудниками.

Как руководитель я многим обязан Стасу Протасову, который долгое время был моим непосредственным начальником. У него я учился тому, что называется психологией инжиниринга.

Со временем я понял, что команда разработчиков – это лодка с гребцами. Если каждый сидящий в ней человек понимает, в какую сторону надо грести, лодка быстро и в нужном направлении плывет. А если нет, то крутится на месте. Так что задача технического руководителя, во-первых, донести до каждого члена команды, что и для чего мы делаем, а во-вторых, расставить людей на такие направления, где бы они могли проявить свои сильные стороны.

Глобальные амбиции

Компанию SWsoft и все компании, которые впоследствии из нее выросли, – Parallels, Acronis, Virtuozzo, Odin – Сергей Белоусов строил как глобальные. С начала 2000-х мы ориентировались на глобальный рынок, международные стандарты и стремились создавать конкурентоспособные продукты – изучали предложения зарубежных конкурентов, разбирались, как работают их технологии, анализировали их. Да и наши продажи фокусировались на рынках США и Европы, существенно превышавшие по объему российский.

Первая моя встреча с Белоусовым была неожиданной. Помню, пишу я, студент-четверокурсник, какую-то программу, а ко мне подходит незнакомый человек, указывает пальцем в монитор и спрашивает с пристрастием: «Что ты делаешь?». Я только потом понял, что это был Белоусов. А позже стало ясно, что он всегда появляется в офисе как мини-торнадо.

На определенном этапе стало понятно: для того, чтобы понимать все задачи бизнеса и правильно перекладывать их на язык инженеров и разработчиков, мне нужно быть ближе к командам маркетинга и продаж, и я переехал в Сиэтл. Однако, поскольку моя техническая команда – почти сто инженеров – работает в Москве, я раз в полтора месяца встречаюсь с ней, чтобы донести план действий до программистов, тестировщиков, инженеров службы поддержки, выпустить продукт, дать информацию о его ключевых показателях – производительности и безопасности, выдать бенчмарки маркетингу и… начать работать над следующей версией.

Записала Александра КРЫЛОВА

Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!