Rambler's Top100
 
Статьи ИКС № 05-06 2017
Наталия КИЙ  14 июня 2017

Будем лечиться трансгранично

На 20–30% в год растет рынок трансграничной медицины – новой опции для здоровья и бизнеса, объединяющей онлайн-услуги и медицинский туризм.

На фоне развития телемедицины, цифровых технологий и электронных каналов продаж становится актуальной новая высокотехнологичная дисциплина здравоохранения и новый бизнес – трансграничная медицина. Под ней понимают совокупность информационных и медицинских услуг, при оказании которых покупатели и продавцы действуют по разные стороны государственных границ и континентов.

Как сообщалось на 70-м заседании рабочей группы ИТ-специалистов медорганизаций «Виртуальная и мобильная медицина», с 2015 г. на 87% увеличился поток иностранных пациентов в российские медучреждения по направлениям, считающимся успешными в нашей стране, – репродуктивные технологии, ортопедия, пластическая и сердечно-сосудистая хирургия, офтальмология, стоматология. Оборот медицинского туризма за тот же 2015 г. составил 1 млрд 600 руб. По данным профильных туристических ассоциаций, страждущие из Китая только в московских медицинских учреждениях оставили 1 млрд руб. При этом, отмечает рабочая группа, сократился поток россиян, выезжающих за медицинской помощью за рубеж: в Израиль – на 48–60%, в Германию – на 28–30% (по разным данным). Понятно, кризис берет свое. Сегодня число путешественников с медицинскими целями и русскими паспортами, по сведениям сервиса Telemedtravel.ru, составляет 18–20 тыс. в год.

Точных данных, очерчивающих рынок трансграничных услуг, не существует, но косвенные оценки внушают оптимизм и тем, кто лечит, и тем, кто управляет, и тем, кто предоставляет технологии. Очевидно, что дистанционная медицина и цифровые технологии (скажем, в гистологии) приоритетны по востребованности в трансграничном здравоохранении. Самые безоглядные оптимисты заявляют, что 70% экономики знаний составит индустрия здоровья. Осталось построить первое и наладить второе.

Скажем, рынок телемедицинских услуг в России к 2020 г. оценивается в $18 млрд. «Конечно, все упирается в деньги, – комментирует председатель совета директоров НПО «Национальное телемедицинское агентство» Михаил Натензон. – Телемедицина эффективна только как система массового обслуживания, только при условии массовости она может заниматься саморазвитием». «Потолком» для количества пациентов телемедицины называют 15% населения планеты. Конечно, не мобильная связь с 80%-ным охватом землян, но просторы для деятельности и деньги тоже немалые.

В такой ситуации российской телемедицине, которая, к слову, все еще ждет своего закона в виде поправок в 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан», необходимо раздвигать границы. И ближе всего для нее оказываются страны БРИКС, на которые приходится 40% территории планеты и где живут три с лишним миллиарда из 7,6 млрд жителей Земли.

Есть еще одно обстоятельство, которое говорит в пользу объединения возможностей медиков БРИКС и других развивающихся стран. «В 1947 г. в нашей стране началась подготовка иностранных студентов-медиков. Министры здравоохранения и главврачи в Африке – наши ребята, причем еще и русскоговорящие. Проще договориться», – напоминает М. Натензон.

Какие глобальные перспективы видят наши специалисты для российской телемедицины? Например, в 2017 г. в Китае в интересах дистанционной и мобильной медицины планируется выделить вдвое больше финансирования, чем в Японии, и в полтора раза больше, чем в США. При этом известно, что в Китае с его 1,4 млрд населения есть неминуемый дефицит докто­ров традиционной медицины.

Во многих странах Африки жителям делают флюорографию легких в двух проекциях, а смотреть снимки – почти некому. «По 20 долларов за отсмотр снимков профессиональным врачом – почему не сделать?» – подсказывает М. Натензон.

Действительно, в мире растет спрос на удаленные интерпретации исследований. «Телерадиология – один из резервов развития дистанционной медицины, ее глобальный рынок к 2022 г. оценивается в 7,3 млрд евро, – говорит Константин Чеботаев,  вице-президент Национальной ассоциации медицинской информатики. – Телерадиология позволяет снизить нагрузки на перегруженных радиологов, убыстрить диагностический цикл, предоставить второе мнение».

Как известно, вывоз биологических образцов за рубеж для консультации – дело многотрудное. А в оцифрованном виде это проще. 15 тыс. рублей – цена услуги второго мнения зарубежного специалиста по поводу результатов гистологических анализов, или попросту «стеклышек». «У зарубежных патоморфологов нет завышенных ожиданий по оплате их труда и есть интерес к такой работе», – рассказывает Александр Горьков,  директор по развитию и медицине компании Unim, которая, привлекая к работе специалистов разных авторитетных медицинских центров, стремится компенсировать субъективизм в оценке данных гистологического исследования.

Условия новой задачки электронного здравоохранения под названием «трансграничная медицина» в общих чертах известны. Надо искать решение. 

Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!