Rambler's Top100
 
Статьи ИКС № 05-06 2017
Евгений ВАСИЛЬЕВ  14 июня 2017

За правильный микс классического и нового телекома

Операторам связи, даже международным, становится все сложнее конкурировать с глобальными OTT‑игроками, считает Евгений ВАСИЛЬЕВ, генеральный директор МТТ. Чтобы сохранить свой бизнес, им следует как минимум становиться более гибкими и активней кооперироваться со смежниками. 

Евгений ВАСИЛЬЕВ

– Евгений Сергеевич, голоса в пользу пересмотра стратегий операторов связи слышны на рынке не первый год, но сейчас они превращаются в хор, который звучит все громче. Почему?

– Все дело в том, что выручка от классических телеком-услуг, даже таких прогрессивных, как мобильная передача данных, на которую все делали ставку, стагнирует. А рост потребления нивелируется падением выручки от голосовых услуг, и от международных и междугородных звонков, и от роуминга. Вряд ли эти процессы можно остановить.

Потребитель привыкает к тому, что онлайн-общение становится омниканальным и все более комфортным. И SMS, и MMS его уже не удовлетворяют, потому что они (в отличие от мессенджеров) приходят с опозданием, и нельзя проверить, получил их адресат или нет. Кроме того, абонент желает отправлять друзьям видео. А вот платить за коммуникационные сервисы в явном виде ему хочется все меньше. Иными словами, потребление абонентов смещается в сторону того, что теперь называют «новым телекомом».

В неявном виде, конечно, потребители платят тем, что дают возможность использовать их персональные данные, изучать привычки и характер потребления. А деньги, которые на этом зарабатываются, вообще говоря, уже соизмеримы с выручкой операторов от предоставления услуг классической телефонии – если не больше.

Пока доходы на рынке классических телеком-услуг росли, неумение операторов извлекать прибыль из подобных источников, наверное, было скорее гипотетическим: необходимости менять стратегию не было. Но сегодня, когда отрицательный тренд для традиционных услуг связи стал очевиден, понадобилось срочно что-то делать.

– В чем, по-вашему, состоит феномен такого явления, как «новый телеком»?

– Никто точно не знает, что такое «новый телеком», но я бы сказал, что это услуги, которые по своим потребительским свойствам настолько близки к классическим услугам связи, что могут их заместить. При этом, в отличие от традиционных телеком-услуг, они реализуются на принципиально другом технологическом уровне – не привязаны к сетям, к конкретным абонентским базам, и, что очень важно, у их поставщиков совершенно по-другому организовано ценообразование: оно берется из интернета, а не по классическому телеком-сценарию, где услуги тарифицируются поминутно и погигабайтно.

– Как бы вы оценили исход конкуренции двух подходов, традиционного и нового?

– С одной стороны, есть несколько объективных причин, которые мешают крупнейшим операторам – и в мире, и в России – быть активными, серьезными игроками на рынке нового телекома. Это относительная неповоротливость, забюрократизированность, постоянное опасение, что любые новые услуги каннибализируют доходы от старых. Все это мешает крупным операторам связи конкурировать с интернет-игроками, особенно с теми, у кого очень серьезные и развитые бренды, качественные продукты, принятые рынком и востребованные.

С другой стороны, опыт МТТ показывает, что в определенных сегментах такая конкуренция возможна. Если поставить в приоритет развитие на этом рынке, если считать его главным направлением и иметь к тому же операторский бэкграунд, то можно прийти к успеху. Как мне кажется, мы достаточно удачно работаем на корпоративном рынке в области предоставления как раз услуг нового телекома: и виртуальных АТС, и продуктов unified communications, и телеком-платформ.

– Компания МТТ сегодня – традиционный игрок или новый?

– Внутри мы позиционируем себя как новый игрок и связываем свое будущее с облачными услугами, с услугами нового телекома. И в первую очередь делаем ставку на них, что подтверждается динамикой наших финансовых результатов и натуральных показателей. То есть основной рост нашего бизнеса происходит именно там.

Но в то же время мы абсолютно не отказываемся от того сегмента классического телекома, на котором мы играем и в котором чувствуем себя достаточно уверенно. Мы считаем нашу стратегию правильным миксом, сплавом между присутствием в классическом телекоме и зарабатыванием там неких денег, которые мы можем реинвестировать в развитие этого самого нового телекома.

Признаю, что создавать в компании атмосферу того, что мы работаем прежде всего на рынке OTT-услуг, не очень просто, потому что МТТ – это плоть от плоти классической телеком-отрасли; оператор, который еще несколько лет назад 90% выручки получал не просто от услуг связи, а от транзитных телеком-услуг.

– Возможно ли сотрудничество традиционных операторов связи и игроков «нового телекома»?

– Для того чтобы говорить о сотрудничестве между операторами связи и сервис-провайдерами, которые предоставляют OTT-услуги, необходимо вначале разработать подходящую регуляторику, т. е. ввести последних в правовое поле. Делать это надо очень тонко и нежно, потому что применять к сервис-провайдерам те же правила и требования, что и к классическим операторам, бессмысленно. Это убьет на корню возможность развития таких игроков в России, но, скорее всего, не создаст барьеров для их зарубежных коллег. И мы в очередной раз можем проиграть войну, не создав конкурентоспособных сервисов внутри, но фактически отдав этот рынок (а он достаточно большой) глобальным игрокам. Так что вопрос сложный, требующий серьезного исследования… Но в этом направлении, конечно, нужно двигаться.

А в перспективе, мне кажется, было бы правильно, чтобы между новыми игроками и классическими операторами возникали бы договорные отношения, предполагающие в том числе взаимную оплату услуг. Несмотря на то что мы и сами оказываем OTT-услуги, я считаю, такой подход был бы правильным. Классический оператор, с одной стороны, мог бы гарантировать ОТТ-партнерам качество оказания услуг своим клиентам, а с другой – получать какую-то долю их доходов за то, что он предоставляет свою инфраструктуру. Что, в общем, с точки зрения экономики совершенно логично.

– В «новом телекоме» очень важную роль играет экосистема. В чем ее значение?

– Действительно, экосистема – это необходимое условие успешности продукта. Создание такой услуги, в рамках которой ты можешь интегрировать другие сервисы, отвечающие потребностям клиента, сразу же дает тебе преимущество. Еще больше преимуществ появится, если сделать это в соответствии с подходом one-stop shopping, one-stop billing, т. е. обеспечить удобство работы не только с твоим продуктом, но и с продуктами твоих партнеров, некую интеграцию этих услуг между собой. Вот почему мы идем в эту сторону, пытаемся создать маркетплейс, выстроить экосистему.

Но, с другой стороны, я бы не поставил все на то, что любой оператор может создать такую экосистему. Практика показывает, что удачная экосистема возникает вокруг удачных продуктов и сильного имени с большой market power. А если твой коренной продукт не очень удачен, если люди не любят им пользоваться, он им не нравится, то никакая экосистема в этой ситуации не поможет.

– Что важнее – построить свою экосистему или войти в как можно большее число экосистем крупных игроков?

– Мы считаем, что в сегменте малого и среднего бизнеса можем быть успешны как фокусный продукт, вокруг которого выстроена партнерская экосистема, а в сегменте крупных предприятий нам правильнее интегрироваться в чужие, более мощные экосистемы. И мы не видим в этом никакой проблемы. Мы готовы работать по разным бизнес-моделям, чтобы любой клиент, будь то крупное предприятие, среднее предприятие, малое предприятие, мог бы воспользоваться нашим продуктом либо через нашу экосистему, либо через чужую экосистему, в которой мы представлены.

– Гибкость – это отличительная черта игрока нового типа?

– Вы прямо в точку попали. Для того чтобы работать на современном рынке телекома – хотя, повторюсь, его с большой натяжкой можно вообще назвать телекомом, – в первую очередь нужна такая черта, как гибкость. Она – главный фактор успеха. Рынок и потребительские ожидания меняются стремительно, изменения наступают не через годы, как раньше, а через недели и иногда дни. То, что было популярно в начале года, в середине года уже никого не интересует: люди уже хотят чего-то другого. Если вы не умеете подстраиваться под эти модели и тем более если вы не пытаетесь быть проактивными, то не будете успешными на этом рынке.

И может быть, это одна из причин, почему я скептически отношусь к желаниям крупных игроков телеком-рынка возглавить процесс и предложить что-то от своего лица клиентам. Мне кажется, что это объективно очень сложно сделать в компаниях такого масштаба.

Единственная правильная в этом смысле стратегия, на мой взгляд, – смириться с ролью «трубы» и попытаться сделать эту «трубу» максимально эффективной. Это тоже очень непростая задача, решение которой и в долгосрочном плане может приносить хорошую прибыль. Для этого надо сказать себе: «Да, основная наша задача – это инфраструктура, мы должны ее поддерживать, должны брать деньги как с клиентов, так и с тех, кто нашей инфраструктурой пользуется для своего бизнеса. То есть стать своего рода трубопроводным транспортом, если провести аналогию с нефтяной промышленностью». Есть компании, которые добывают нефть, а есть компания, которая ее транспортирует – и тоже себя неплохо чувствует.  

Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!