Rambler's Top100
 
Статьи
27 февраля 2018

Save to reinvest как стратегия успешного развития

О том, как заставить цифровой актив приносить реальную прибыль бизнесу и не «сгореть» в гонке за новыми технологиями, -- Евгений Ягнятинский, директор по информационным технологиям компании Procter & Gamble в Восточной Европе и Центральной Азии.

На пересечении настоящего с будущим

-- По прогнозам специалистов, самыми перспективными технологиями в 2018 г. станут квантовый компьютинг, искусственный интеллект, биометрия и решения, обеспечивающие кибербезопасность. Евгений, какие из этих технологий актуальны для развития бизнеса Procter & Gamble?


-- В нашей компании мы рассматриваем технологии в контексте того, что они могут дать для развития бизнеса. Поэтому я не буду оценивать квантовый компьютинг и биометрию. Уверен, по мере того, как они начнут действительно входить в жизнь, появятся интересные инструменты на их основе для решения практических задач. А вот искусственный интеллект -- да, технология для нас однозначно актуальная. Мы применяем ИИ для работы с данными и обмена ими как внутри компании, так и с нашими партнерами по медиабизнесу, ритейлу.

Кибербезопасность -- важная для нас задача, в первую очередь, с точки зрения уязвимости информационных технологий производства. Офисные системы защищены лучше, поскольку платформы, на которых работаем: майкрософтовские, гугловские и т.д., постоянно отслеживают ситуацию, делают патчи, информируют о возникших угрозах. Производственная же зона, которая тоже по своей сути ИT-система, требует специализированных средств защиты.

-- Если я вас правильно поняла, в фокусе компании прежде всего апробированные решения.

-- Для нас как для фирмы, которая работает с потребителем, более интересны технологии настоящего или находящиеся на пересечении настоящего с будущим. На мой взгляд, даже потенциал простых мобильных решений пока не используется полностью. В России много говорят об omni-channel retail (интегрированном подходе к покупателю), но по большому счету здесь еще много пространства для эксперимента. Например, технологии виртуальной и дополненной реальности мы уже пробовали.

-- Какие бизнес-задачи помогают решать проекты на основе виртуальной реальности?

-- Для нас важно знать своего потребителя, уметь правильно его понимать, доносить до него информацию, скажем, о том, чем интересен тот или иной продукт, как им пользоваться. Узнать не со слов, а из наблюдений за человеком, какое место этот продукт может занять в его жизни и насколько хорошо удовлетворяет запросы. И виртуальные системы используются для исследования потребительских предпочтений, поведенческих схем. В частности, инструмент позволяет понять, как наши потребители реагируют на разные типы упаковок, расположение товаров определенных марок на полках магазинов. С помощью технологии виртуальной реальности мы также тестируем новые формы продуктов -- крышек для бутылок, разнообразных дозирующих устройств. Раньше для этих целей выпускали небольшое количество нового товара, выкладывали его на полках магазинов, привлекали фокус-группы. Исследования потребительских предпочтений помогают выстраивать работу с владельцами торговых центров, ведь мы можем им рассказать не только о товаре, но и о предпочтениях покупателей.

Вторая область применения технологии -- взаимодействие с нашими ритейл-партнерами. Мы предоставляем им возможность увидеть, как в конкретной торговой сети могут быть установлены информационные дисплеи, изменен дизайн, расставлены товары на витринах и т.п. Проводить такие апробации в магазинах -- задача непростая, а виртуальная реальность существенно экономит и время, и деньги.

-- Вы упомянули мобильные технологии, могли бы рассказать о них подробнее?

-- Я остановлюсь на голосовых решениях. Думаю, что они станут отличным инструментом формирования лояльности клиентов. Приведу конкретный пример. Сегодня голосовые ассистенты интегрируются во все, что «живет» в мобильном телефоне: календарь, различные мессенджеры, и молодежь открыта таким решениям, поэтому появляются новые сценарии взаимодействия.

В ноябре 2017 г. мы провели хакатон для студентов на тему: «Научи известные марки говорить» с целью попробовать применить голосовое общение к решению бизнес-задач -- реклама, продажи, консультации потребителя и т.д. Участники выдвинули интересные идеи о том, как построить общение с потребителем, чтобы при возникновении бытовых проблем он обращал внимание на продукты наших брендов. Скажем, в случае обращения: «Ой, пролил вино на рубашку» голосовой помощник мог бы рекомендовать продукт и способ стирки, способный решить задачу. Эксперименты с новыми технологиями позволяют нашим маркам быть интересными новому поколению.

Не количество, а качество

-- Как ИТ-директору подготовить компанию к цифровой трансформации?

-- Я не могу сказать, что был период, когда цифровой трансформации не было, а потом она вдруг появилась. Просто градус постепенно повышается: становится все жарче и жарче. Внимательно наблюдаешь за происходящим вокруг, чтобы понимать, какие тренды действительно открывают новые возможности для развития бизнеса, а какие -- очередной мыльный пузырь.

-- Пришлось ли вам в последние два-три года вносить существенные коррективы в ИТ-стратегию и ИТ-бюджет в связи с новыми тенденциями?

-- Да. С точки зрения ИТ-стратегии были аспекты, к которым пришлось изменить подход. Поскольку технологии все время дешевеют и вытесняются новыми, более простыми и удобными, то инвестиции в ИТ всегда могут быть оптимизированы. Обычно в больших компаниях все происходит так: «Хотим новую технологию! Руководство, дайте больше денег!». Сегодня же часть нашей стратегии -- save to reinvest, т.е. прежде чем вливать дополнительные средства в новации, нужно оптимизировать существующие расходы и учиться использовать то, что уже есть. Вместе с тем мы смотрим, можно ли перераспределить ресурсы: забрать из того сегмента решений, который по сравнению с другими в наименьшей степени задействован в бизнес-процессах.

Второй момент, в который внесена корректива, -- это скорость получения прибыли от инвестиций. В начале 2017 г. в компании было запущено порядка 80--90 проектов, связанных с внедрением технологий. Понятно, что организация не в состоянии «переварить» такое количество новых идей сразу, поскольку нужно заниматься ежедневно бизнесом и невозможно одновременно координировать изменения в 80 аспектах бизнес-процессов таким образом, чтобы они эффективно работали.

Чтобы технологии приносили реальную прибыль, нужно ограничить количество новых проектов и сконцентрироваться на их правильном и быстром внедрении. Если у «пилота» нет положительного результата, он затягивается, то его нужно безжалостно «убивать» и переходить к новому проекту. Новации должны иметь конкретную ценность для компании.

Да, конечно, есть желание работать в экспериментальном режиме, однако на практике чем больше технологий в операционном портфеле, тем сложнее их поддерживать и управлять ими. Поэтому третий аспект стратегии -- пусть технологий будет меньше, но они будут самыми эффективными именно для нашей компании. В итоге об успехе новой технологии судят по тому, смогла ли она стать частью бизнес-процесса или используется как подсобный инструмент.

Наш footprint в России небольшой

-- Сколько у вас дата-центров? Где они расположены?

-- Как у глобальной компании у нас два дата-центра за границей: один находится в США, другой в Азии. Все наши бизнес-процессы централизованно реализуются в этих структурах. Исключение -- хранение и обработка данных, регулируемых, например, российским законодательством. Поэтому наш footprint, как говорят в ИТ, в России небольшой.

-- Используете ли вы сервисы коммерческих ЦОДов?

-- Да, поскольку мы строго придерживаемся российского законодательства: для обработки персональных данных мы используем российский ЦОД. Но, опять же, у нас есть глобальные партнеры по инфраструктуре, которые в общем пакете услуг подбирают для нас соответствующие решения. В этом вопросе мы полагаемся на их компетенции, и у меня нет необходимости выбирать на отечественном рынке «самый правильный» ЦОД самостоятельно.

-- Применяете ли вы облачные технологии?

-- Конечно. Например, у нас много веб-сайтов, на которых представлены наши торговые марки. Для таких решений гораздо дешевле, удобнее и целесообразнее задействовать облачные технологии. Стоит отметить, в облаке мы не храним персональные данные, «не прошиваем» тяжелую бизнес-логику.

С другой стороны, наша система ERP пока размещена в наших дата-центрах. Хотя мы реализуем проект, который позволил бы использовать для этого облако. Удастся ли получить финансовый результат? Здесь положительный ответ не столь очевиден. Мы апробировали схему в частном облаке, однако «пилоты» показали, что экономия мизерная, тогда как расходы по проведению трансформации значительные.

Мы пробовали переносить в облако отдельные модули: те из них, которые связаны, в частности, с работой наших заказчиков или поставщиков, получались лучше. Однако появилось много вопросов, которые нужно решать во всех процессах обмена данными между разными модулями. Да, есть возможность сэкономить на инфраструктуре, в числе преимуществ -- доступность и надежность, однако и усилия, затрачиваемые на перенос в облако, немалые. Нужно создавать новые интерфейсы, налаживать новые процессы, и все это на живом организме. Поэтому облако мне представляется прежде всего способом внедрения новых процессов или полной трансформации старых. Модернизация существующих решений и процессов на облаке -- это довольно сложные проекты-внедрения, и финансовые показатели очень индивидуальны: иногда такие проекты имеют смысл, а иногда и нет.

-- Слабое звено облачных технологий -- безопасность. Как вы решаете эту проблему?

-- Безопасность -- один из факторов, в силу которого многие наши приложения до сих пор остаются в ЦОДах и не переносятся в облако. Хотя с нашими облачными провайдерами (мы в основном работаем с Microsoft Azure и Amazon Web Services) нам удалось построить разумные решения с высоким уровнем защиты, где облачные компоненты и взаимодействия дополнены протоколами безопасности специально для наших сценариев внедрения. Да, они нам позволяют уже сейчас переводить и в Azure, и в AWS определенные решения, которые связаны в том числе с информацией ограниченного доступа, персональными данными. Однако это потребовало сотрудничества на уровне высшего руководства компаний и существенных расходов. Иными словами, когда слово «облако» видишь на бумаге, оно выглядит замечательно, а в реальности нужно садиться и считать.

-- Модная сегодня тема -- «интернет вещей». Используете ли вы соответствующие решения?

-- Да, для нашей компании эта тема началась три-четыре года назад. Мы с коллегами тогда дискутировали на тему интернета вещей в бизнесе, и оказалось, что независимо друг от друга все стали пробовать запрограммировать набор датчиков для сценария, связанного с резервированием комнат для совещаний. На сегодняшний день мы внедрили такие решения во многих офисах компании. Установили в переговорных датчики, позволяющие определить, занята комната или свободна. А централизованная система дает возможность в режиме реального времени забронировать свободную комнату и проинформировать сотрудников о том, что она занята. Но это было, что называется, на заре данной технологии, а сейчас портфель применений очень большой.

-- Есть ли интересные идеи применения технологии для потребителей?

-- Для нас интернет вещей -- инструмент, который помогает лучше узнавать наших потребителей за счет той информации, которой они готовы с нами поделиться. Приведу пример. Несколько лет назад мы запустили в производство электрическую зубную щетку с интерфейсом Bluetooth и приложения к ней для основных мобильных платформ. Позиционные и динамические датчики позволяют отслеживать положение щетки в полости рта и подсказывают, где еще надо почистить зубы. Первая версия была очень простая, в сегодняшней версии используются методы геймификации, появляется элемент дополненной реальности, что нравится и детям, и взрослым. Для потребителя польза в том, что благодаря полученной с помощью устройства и приложения информации они более правильно поддерживают гигиену рта. Мои дети стали с удовольствием чистить зубы рекомендованные две-три минуты.

Мы же получаем данные от сенсоров, которые используем для аналитики. Такая информация позволяет понять, какие изменения можно внести в конструкцию прибора и т.д. Это выгодно с точки зрения роста лояльности потребителей, потому что продукт помогает им решать насущные проблемы. Вместе с тем, основываясь на нуждах потребителя, мы смогли продавать больше сопутствующих гигиенических средств.

Сегодня мы экспериментируем с разными решениями. Наши сотрудники на внутреннем хакатоне придумали, как встроить сенсоры в упаковки со стиральными порошками: продукт «приглядывает» за процессом стирки и вовремя напоминает о том, что пора разгрузить стиральную машину или пришло время купить новую упаковку стирального средства.

Беседовала Гузель Куликова
Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!