Rambler's Top100
  
 
Статьи
Николай НОСОВ  15 января 2020

Продажа Veeam и проблемы импортозамещения

Интересы бизнеса могут вступать в конфликт с интересами национальной безопасности.

Самой громкой ИТ-новостью начала года стала информация о продаже основанной россиянами компании Veeam Software американскому инвестиционному фонду Insight Partners. В результате сделки стоимостью $5 млрд штаб-квартира Veeam переедет в США, а сооснователи Veeam – Ратмир Тимашев и Андрей Баронов – покинут совет директоров компании.

Помню ажиотаж, поднявшийся в 2015 году, когда Veeam провела свой первый форум в России. Компания международная, но вроде своя. Сооснователь, владелец и президент компании Veeam Software Ратмир Тимашев тогда рассказывал, как, закончив Физтех, понял, что с наукой в стране плохо, и отправился учиться в аспирантуру университета штата Огайо. Во время учебы организовал интернет-магазин, стал писать программы для Windows NT. А в 2006 году, на заре начавшей набирать популярность виртуализации, создал со своим товарищем компанию Veeam Software.

В 2017 году Veeam была включена в список 100 ведущих частных облачных компаний мира – Cloud 100 Forbes. Пришел успех, компания стала мировым лидером в области резервного копирования виртуальных машин и мониторинга виртуальных сред, что нашло отражение в квадранте Gartner решений по резервному копированию и восстановлению для дата-центров (Gartner Magic Quadrant for Data Center Backup and Recovery Solutions 2019).
Штаб-квартира в Западной Европе не редкость и для компаний, считающихся российскими. Зато центр разработки Veeam находится в Санкт-Петербурге. Да и сертификат ФСТЭК у Veeam Backup & Replication есть. Было бы неудивительно, если бы продукты компании в итоге оказались в реестре российского ПО. И тут такая новость.

Можно только порадоваться за российских предпринимателей, вошедших в список российских долларовых миллиардеров. Понятна и цель переезда за океан – возможность борьбы за госконтракты в США. Остаются конфликт интересов бизнеса и национальной безопасности России и вопрос о правомерности использования продуктов частных российских компаний в критической информационной инфраструктуре.

Реестр российского ПО создавался в целях импортозамещения, для снижения риска санкций. На практике любую компанию из этого списка можно купить, и ее продукция поменяет владельцев. Да, программы можно потом исключить из реестра, но уже развернувшим их субъектам КИИ от этого легче не станет.


Стопроцентной защиты от рисков не бывает. Это нормально. Риски лишь можно уменьшать, снижать вероятность их реализации и минимизировать ущерб при возникновении. Реестр российского ПО риски уменьшает, но не устраняет вовсе.

Владимир Рубанов, член правления ИТ-ассоциации «Руссофт», член экспертного совета по программному обеспечению Минкомсвязи России

Решением в подобных ситуациях может быть контроль со стороны государства сделок по продаже прав на продукты, вошедшие в реестр отечественного ПО, и продаже самих компаний-разработчиков. Например, как в случае «Яндекса», когда государство косвенно контролирует существенные сделки по покупке акций и может их блокировать.
Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!