Rambler's Top100
 
Статьи
Андрей Шолохов  18 мая 2020

Всеобщее образование и социальная дистанция

Противоэпидемические меры социального дистанцирования вынудили школы, колледжи, университеты перейти в режим удаленного надомного обучения, к которому они в целом оказались не готовы, и споры о дистанционном массовом образовании разгорелись с новой силой. 

Уже сейчас понятно, что технологии в образовательном процессе используются как «цифровые костыли» для того, чтобы так или иначе закончить учебный год и с сентября начать новый без отягощающих эпидемических обстоятельств. 

При этом многие, особенно те, кто работает в сфере информационных технологий, видят в текущей ситуации возможность перейти к повсеместному широкому использованию дистанционного образования, заменив классическую школу, подобно тому, как покупки через интернет изменили торговлю. Но, открывая «голубой океан» новых поставок цифрового оборудования и инфраструктуры для сферы образования, мало кто задается вопросом о критериях эффективного применения дистанционного образования на практике.

Дистанция застала школу врасплох

Повсеместный переход школ и вузов на дистанционное обучение – мера во многом вынужденная, служащая сиюминутным целям: позволить детям в условиях действующего режима самоизоляции завершить учебный год. Никто не предполагал такого развития событий и, следовательно, не готовился к нему. Организованные онлайн-сессии выявили многочисленные проблемы. Например, уровень компьютерной грамотности школьников, их родителей и самих преподавателей существенно разнится и часто оставляет желать лучшего. Более того, в некоторых семьях нет ни стационарного компьютера, ни ноутбука. Родители вынуждены ходить в школу к определенному времени, чтобы получить задания для своих детей или же передать на проверку тетради с выполненной домашней работой.

До сих пор из разных субъектов РФ поступает информация о сложностях с подключением к интернету из-за резко возросшей нагрузки на каналы связи. Скажем, на платформе онлайн-образования сегодня одновременно смотрят и слушают лекции около тысячи учеников. А ее возможности позволяют обслуживать только 50 человек. Наши технические мощности для организации дистанционного обучения не были рассчитаны на такое количество пользователей.

Власти всех уровней понимают масштаб проблемы и стараются по возможности исправлять ситуацию. Руководители некоторых регионов всерьез задумались о закупке доступных ноутбуков для школьников, семьи которых не имеют собственных устройств. Параллельно идут переговоры с провайдерами об обеспечении бесперебойной интернет-связи. Сами школы активно тестируют площадки для онлайн-занятий. К примеру, в Москве часть учебных заведений по рекомендации городского Департамента образования активно использует ресурс «Московская электронная школа». Правда, его функционал и технические возможности устраивают не всех. Поэтому несколько школ выбрали работу на внешних платформах, среди которых наиболее популярны Google Hangouts, Zoom и Google Classroom.

Конечно, при наличии средств и возможности физической поставки инфраструктуры технические проблемы можно решить, но работающую методологию дистанционного обучения предложить в короткие сроки просто невозможно. Представители министерства просвещения уже допустили возможность перевода большинства учеников, которым не нужно сдавать экзамены, в следующий класс автоматически и проведение ЕГЭ и ГИА в более позднее время.

Цифровые надежды

Сложно разворачивающаяся для школ и университетов «битва за дистанцию» вызывает вопросы к стратегии развития системы образования, которая подразумевала перевод части учебного процесса в виртуальную среду.

До недавнего времени инновации внедрялись в отдельных учебных учреждениях, располагающих достаточными финансовыми и кадровыми ресурсами. При этом процесс часто был бессистемным – учебные заведения приобретали разрозненное ПО и оборудование вне единой концепции. Массовое внедрение цифровых технологий в образование началось со стартом национальных проектов «Образование», «Наука» и федерального проекта «Кадры для цифровой экономики» в прошлом году. И школы, и вузы стали комплексно подходить к реализации проектов в области цифровой трансформации.

Системы e-learning действительно востребованы образовательными учреждениями, но до настоящего времени они применялись преимущественно как дополнение к очному учебному процессу (дополнительное образование, повышение квалификации, обучение детей с ограниченными возможностями и т.д.). При грамотном подходе к внедрению и в связке с системами прокторинга, которые позволяют анализировать степень вовлеченности учащихся и контролировать соблюдение правил во время заочных тестирований, они могут достаточно эффективно решать задачу перевода части (при необходимости – большей части) учебного процесса в онлайн. 

В трансформации высшего образования заинтересованы как образовательные учреждения, так и работодатели, которые хотят влиять на подготовку высококвалифицированных кадров для дальнейшей работы. В частности, Softline уже много лет оказывает технологическую и консультационную поддержку учебным заведениям в процессе внедрения инноваций, в том числе компонентов дистанционного обучения.

Социальная среда как ключевой фактор успеха массового образования

Текущая практика дистанционного обучения показывает, что большинство детей, подростков и даже взрослых быстро теряет интерес к занятиям, если нет живого общения. Почему это происходит? В качестве одной из причин некоторые эксперты называют отсутствие специализированного контента. 

На многочисленных информационных ресурсах в интернете можно посмотреть и прослушать лекции по самым разным областям знаний. При этом обращается к лекциям только тот, кому интересна содержащаяся в них информация. Однако надо четко понимать, что образование – это не потребление контента по выбору, здесь присутствует элемент обязательности.

Успех классической школы основывается на том, что в процессе обучения задействуются все три типа мышления ученика или студента. При этом идет не только усвоение абстрактной новой информации и встраивание ее в индивидуальную картину мира, но и фактически овеществление изучаемого методом погружения в совместную деятельность, а также формируется эмоциональное отношение к предмету изучения вплоть до реакции «нравится/не нравится».

И, самое главное, обучение в сложившемся коллективе задействует социальное мышление, когда поведение на уроке напрямую влияет на социальную значимость ученика и отношение к нему одноклассников. В здоровом сообществе с высокой ценностью знаний и умением обучаться социальный эффект намного более важен для успеха образовательной деятельности, чем просто умение работать с информацией.

Утверждение, что будущее исключительно за дистанционным обучением и текущая эпидемическая ситуация серьезно подтолкнет человечество к образовательной дистанции, равносильно утверждению, что в дальнейшем все соревнования по бегу будут проводиться исключительно в мешках. Дистанционное образование задействует абстрактное и иногда эмоциональное мышление, но очень редко затрагивает социальный аспект. 

Уверен, что когда массовое образование сможет сбросить «мешки», оно это сделает и вернется к классической школе. Но остается важный вопрос: где место дистанции в массовом образовании, где она может принести дополнительную пользу?

Национальные проекты и дистанционное образование

Все ученики имеют разные навыки и стремление к обучению. Нельзя сказать, что классическая система образования не понимала и не использовала это. В качестве примера можно привести учебные заведения олимпийского резерва, физико-математические школы, специализированные классы с большим количеством предметов по отдельным направлениям. 

Даже в национальном проекте «Образование» упор сделан не на изменении основного образовательного процесса, а на развитии системы дополнительного образования. Аналогом физико-математических школ сегодня выступают кванториумы для изучения инженерных наук, ИT-кубы, помогающие получить цифровое образование, учреждения подобные фонду «Талант и успех», позволяющие заниматься искусством, спортивными и естественно-научными дисциплинами, специальные мастерские с мощной научно-технической базой и даже научно-образовательные центры. 

Все перечисленные центры дополнительного образования используют успешную практику классической школы, формирующей устойчивые группы обучающихся, а в процессе коллективной образовательной деятельности задействующей все возможности мышления учеников. 

Упоминаются в национальном проекте «Образование» и онлайн-занятия, например «Проектория» и «Уроки настоящего». Но они не интегрированы в образовательный процесс и по сути являются аналогом научно-популярных программ на телевидении или в интернете. Возникает непраздный вопрос: какие шаги необходимо предпринять в рамках нацпроекта, чтобы более активно использовать все возможности дистанционного образования?

Первый и самый очевидный шаг – это разработка схемы дистанционного обучения на базе кванториумов, ИT-кубов, мастерских. Идея создать мобильные кванториумы имеет право на жизнь, но даже эти машины не могут приехать к каждому способному ученику. Дополнительное образование имеет большую свободу для эксперимента и ошибки.

После того как дистанционное образование будет опробовано на базе систем дополнительного образования и появятся методики применения, можно внедрять его элементы в общеобразовательных школах и вузах.

Усидчивые, самостоятельные школьники, готовые и способные глубоко изучать отдельные предметы, могут быть частично переведены на дистанционное обучение по специализированным программам с помощью удаленной образовательной инфраструктуры. И тогда важные задачи нацпроекта «Образование», связанные с формированием индивидуальных образовательных траекторий, могут быть решены на более высоком практическом уровне, чем сейчас.

В высшей школе подобный подход должен привести к появлению виртуальной академической мобильности. Как в свое время рынок программного обеспечения выделился из рынка компьютерного оборудования и стал существенно менять нашу жизнь, так и рынок академического контента должен выделиться из рынка учебных заведений. Вузы должны иметь возможность приобретать необходимый контент извне в том числе за государственные деньги, а студенты – официально заменять обучение некоторым предметам в родном вузе дистанционным прохождением курсов в сторонних образовательных учреждениях и таким образом достраивать свои образовательные траектории.

В национальном проекте важно учесть необходимость устранения цифрового неравенства. Полноценное внедрение новых технологий, включая платформы дистанционного обучения, могут себе позволить в основном наиболее коммерчески успешные учебные заведения (речь прежде всего о крупных вузах). Остальные вынуждены внедрять решения, находящиеся в свободном доступе, которые часто не обладают достаточным функционалом. Поскольку скорость армии определяется самым тихоходным подразделением, государственные усилия обеспечить оптимальный уровень цифровой инфраструктуры для всех вузов страны должны существенно нарастить возможности системы высшего образования в целом.

Самое главное, такая важная государственная инвестиционная деятельность, как национальные проекты, в том числе в области образования, должна перейти на более гибкие методы управления. Жизнь снова показала, что, к сожалению, недостаточно разработать неизменные планы до 2024 года. Нужен открытый, понятный механизм коррекции таких планов в зависимости от промежуточных результатов.

Речь идет не о том, чтобы часть средств перебросить на более актуальные в данный момент задачи. И правительство, и общество уже осознали, что подходы к дистанционному образованию в рамках национальных проектов не были в должной мере проработаны. Именно для того чтобы накопленный опыт удалось превратить в плодотворную практику, требуется регулярная адаптация мер государственной поддержки, заложенных в национальные проекты.

Андрей Шолохов, директор департамента национальных проектов, Softline
Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!