Rambler's Top100
Блоги Михаил ЕМЕЛЬЯННИКОВ

Велик могучий русский языка!

  14 апреля 2011 Страница персоны

Проводил в минувшую пятницу очередной курс по информационной безопасности – для кадровиков, которые часто остаются наедине с проблемами регулирования отношений между работником и работодателем по вопросам охраны коммерческой тайны, обработки персональных данных, особенно там, где айтишники существуют номинально, а безопасники ничем, кроме охраны и сопровождения грузов не занимаются (если они есть вообще). Но речь сейчас не об этом.

А о наших законах, которые наряду с двумя главными общеизвестными бедами нашей страны, похоже, уверенно становятся третьей. Аудитория, перед которой я выступал, особенно благоприятна для свежего взгляда на проблему – для них все это в диковинку, поэтому то, к чему мы уже привыкли, общаясь в профессиональной среде, здесь приходится тщательно разбирать и разбираться.

Долго, хором и поодиночке, читали часть 12 ст. 9 Федерального закона «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» (ФЗ-294): «О проведении плановой проверки юридическое лицо, индивидуальный предприниматель уведомляются органом государственного контроля (надзора), органом муниципального контроля не позднее чем в течение трех рабочих дней до начала ее проведения». Я не верю в опечатки в законах. Они проходят через такое количество и таких рук, что опечатка там невозможна в принципе. Так что же тогда имели ввиду авторы под словами «не позднее, чем в течение трех рабочих дней»? Эта фраза на русский язык не переводится никаким образом. За один час предупредить можно? Это же не позднее? А за неделю? Это позднее или раньше?

Это самый яркий образец (умышленного?) лукавства в законе. Но есть и другие, не менее занятные. Закон относит к полномочиям органов контроля разработку и принятие административных регламентов проведения проверок, а также административных регламентов взаимодействия. При этом по просьбе руководителя проверяемой организации должностные лица органа государственного контроля обязаны ознакомить подлежащих проверке лиц с административными регламентами проведения мероприятий. Но вот что интересно. Обязанности разработать регламент закон не устанавливает. На сегодняшний день административных регламентов проведения проверок выполнения требований по защите персональных данных нет ни у ФСБ, ни у ФСТЭК, на которые Федеральным законом «О персональных данных» возложены функции контроля и надзора. 1 июля их представители могут прийти на проверки. Обязаны они иметь регламенты или нет? Вопрос, конечно, интересный.

Дальше – больше. ФЗ-294 обязывает органы контроля и надзора согласовывать планы проверок с прокуратурой, Генпрокуратура и контролирующие органы должны размещать планы проверок на своих сайтах. Такие планы есть. На сайте Роскомнадзора – в явном виде, на сайте Генпрокуратуры – в виде поисковой формы. Они не совпадают! В плане Роскомнадзора проверка конкретной организации есть, в сводном плане Генпрокуратуры – нет. И что из этого следует? Можно проводить проверку или нет? Законна ли она? В ФЗ-294 ответа снова нет. Основанием для признания результатов проверки, проведенной с грубым нарушением закона, недействительными является отсутствие согласования с прокуратурой только внеплановых проверок или отсутствие плановой проверки в плане самого контролирующего органа. Зачем же тогда затевать бодягу с генпрокуратурой?

Жалобы на несоблюдение законодательства в области персональных данных не могут являться основанием для внеплановых проверок – исчерпывающий перечень оснований есть в ФЗ-294. На исправление этого «перекоса» (по мнению регулятора) направлены изменения, принятые в первом чтение Госдумой. Но! Читаем Отчет о деятельности Уполномоченного органа по защите прав субъектов персональных данных за 2009 год (есть на сайте Роскомнадзора, за 2010 год не подготовлен, хотя постановление Правительства требует готовить его до 15 марта. Готовить, но не размещать): «Во втором полугодии отчетного периода необходимо отметить динамику снижения (почти на 50%) количества внеплановых проверок по сравнению с первым полугодием 2009 года. Это напрямую связано с вступлением в силу Федерального закона от 26 декабря 2008 г. № 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц …при осуществлении государственного контроля (надзора) …Очевидно, что отсутствие в указанном федеральном законе такого основания для проведения внеплановых проверок в области персональных данных как обращения или заявления граждан на действия (бездействие) Операторов резко снизило эффективность защиты их прав и законных интересов». Т.е. Роскомнадзор знает, что проверять на основании жалобы нельзя. Но проверяет! Правда, в два раза реже, чем хотелось бы…

Ах, как прав был безвременно ушедший Александр Иванов: «Велик могучий русский языка!». На нем можно писать законы, понять которые нельзя, а чиновник, тем не менее, всегда оказывается прав. А все остальные, соответственно, неправы…

Поделиться:

Оставить свой комментарий:

Для комментирования необходимо авторизоваться!

Комментарии по материалу

Данный материал еще не комментировался.