Rambler's Top100
 
Блоги Михаил ЕМЕЛЬЯННИКОВ

Кто имеет право знать наши тайны?

  05 августа 2013 Страница персоны

Весенняя сессия Государственной Думы в очередной раз расширила права органов власти получать информацию, доступ к которой ограничен федеральным законодательством, для осуществления своих функций и реализации возложенных полномочий.

Ситуация выглядит парадоксальной – в стране порядка пятидесяти видов различных тайн, установленных законами, но как только вопрос коснется полномочий того или иного властного института, оказывается, что для него получить скрываемые на законном основании сведения не составляет никакой проблемы. Да и ответственность за неправомерные действия с защищаемыми сведениями в большинстве случаев лишь декларируется, а на деле ограничивается почти не работающей статьей 13.14 КоАП «Разглашение информации с ограниченным доступом» со смешными по нынешним временам максимальными штрафами в 1000 рублей для граждан и 5000 рублей для должностных лиц, да статьей 81 ТК РФ, допускающей увольнение за такое однократное грубое нарушение трудовых обязанностей, как разглашение охраняемой законом тайны, в том числе разглашение персональных данных другого работника. Кстати это сразу вызывает вопрос о последствиях разглашения персональных данных не-работника, а, например, клиента. Это тоже охраняемая законом тайна, но зачем-то ведь работника отметили отдельно?

Ситуация с тайнами, доступом и ответственностью давно требует серьезной систематизации, осмысления и изменения нормативного регулирования, а пока несколько «заметок на полях законов».

В Рунете активно обсуждался Федеральный закон от 23.07.2013 № 205-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в связи с уточнением полномочий органов прокуратуры РФ по вопросам обработки персональных данных», наделяющий прокуратуру правами доступа к врачебной тайне без согласия субъекта и судебного решения, но лишь немногие обратили внимание на гораздо более серьезное изменение в законе «О прокуратуре», которое касается не только врачебной тайны, но вообще любых охраняемых законом сведений и наделяет надзорный орган правом получать необходимую для осуществления прокурорского надзора информацию, доступ к которой ограничен в соответствии с федеральными законами. То есть фактически – к любой! Есть там, правда, слова «в установленных законодательством Российской Федерации случаях», но проверка и надзор и есть установленные законом случаи. А вот знакомить гражданина с материалами проверки, затрагивающими его права и свободы, но содержащимисведения, составляющие охраняемую законом тайну, нельзя ни при каких обстоятельствах.

Обязательность представления тем или иным органам власти сведений, доступ к которым органичен законом, регулируется очень большим количеством актов, часто не соответствующих друг другу и противоречивых, и разобраться в них совсем не просто.

Например, в соответствии с законами «О рекламе» и «О защите конкуренции» коммерческие и некоммерческие организации обязаны представлять в антимонопольный орган по его мотивированному требованию в установленный срок информацию, составляющую коммерческую, служебную, иную охраняемую законом тайну. Слово «иную» означает так же, как и в случае с прокуратурой, фактически любую. А в случае отказа такая информация истребуется путем обязания ее предоставления судебным решением. Мотивированность же запроса – понятие относительное и не главное. 

Не захотел, к примеру, в 2007 году «Псковпищепром» предоставлять запрошенные Управлением ФАС по Псковской области сведения об объеме реализации алкогольной продукции и организациях, чья доля составляет на рынке более 10% от общего объема продаж, а суды в первой, апелляционной и кассационной инстанциях с ним не согласились, обязав представить сведения, составляющие на законном основании коммерческую тайну, в УФАС. В отношении мотивированности запроса Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа постановил, как отрезал: «По смыслу положений ст.1, 22, 23 и 25 ФЗ «О защите конкуренции», а также ст.6 ФЗ «О коммерческой тайне», степень конкретизации имеющих правовое значение критериев (мотив, цель, правовое основание запроса) как оценочная категория представляется юридически подчиненной общим задачам и целям соответствующего запроса, равно как и пределам полномочий антимонопольного органа». Чего там мотивировать…

Для многих будет, наверное, неожиданностью, что в отличие от антимонопольных органов права налоговиков на доступ к охраняемым законом сведениям очень ограничены. Если к банковской тайне, как я уже писал, теперь доступ у них фактически неограниченный, то с коммерческой тайной ситуация другая. При проверке налоговиками документов, связанных с исчислением и уплатой обязательных платежей, не являющихся налогами или сборами, пенями, штрафами, предусмотренными Налоговым кодексом, они могут получать необходимые объяснения, справки и сведения, за исключением сведений, составляющих коммерческую тайну, определяемую в установленном законодательством порядке. Т.е. тех, в отношении которых владельцем установлен режим коммерческой тайны.

Например, ООО «Баренц-Алко» при проведении налоговой проверки отказалось ознакомить налоговиков с результатами проведенного по их заказу маркетингового исследования рынка, которое посчитало составляющим коммерческую тайну. Налоговая инспекция требовать ознакомления не стала, а просто посчитала неправомерным отнесение стоимости исследования на расходы, т.к. в договоре на проведение работ отсутствовала цена, а акт выполнения работ и калькуляция не соответствовали требованиям закона «О бухгалтерском учете», и доначислила налоги. И суд кассационной инстанции с инспекцией согласился.

В соответствии с законом «Об организации страхового дела в Российской Федерации» Банк России, получивший функции надзорного органа в отношении субъектов страхового дела, тем не менее не вправе получать (во всяком случае, пока) от страховых компаний сведения, составляющие банковскую тайну.

А вот Агентство страхования вкладов вправе получать информацию, составляющую служебную, коммерческую и банковскую тайну банка, в отношении которого наступил страховой случай, необходимую для осуществления им функций, установленных законом «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации».

Напоследок еще один забавный случай. Истребовала инспекция ФНС по Ленинскому административному округу Омска у местного филиала «Промсвязьбанка» информацию, которую банк посчитал составляющей банковскую тайну. Банк запрос удовлетворить отказался, ссылаясь на то, что запрос таких сведений требует особого подтверждения подлинности, а печать налоговики на письме не поставили.

Инспекция попыталась привлечь банк к административной ответственности за отказ в предоставлении информации, однако банк оспорил это в суде, и во всех трех инстанциях суды с банком согласились. Я, правда, до сих пор не понимаю, почему на письмо нельзя было поставить печать и не доводить рассмотрение этого сложного вопроса до окружного федерального арбитражного суда.

Ну, и рецепт. Читайте внимательно законы, особенно регламентирующие деятельность вашей конкретной организации. Может оказаться, что предоставлять информацию органу власти по его запросу вы не только не обязаны, но и получать такую информацию запрашивающий орган права не имеет.  

Поделиться:

Оставить свой комментарий:

Для комментирования необходимо авторизоваться!

Комментарии по материалу

Данный материал еще не комментировался.