Rambler's Top100
Блоги Михаил ЕМЕЛЬЯННИКОВ

С 4 марта: ДСП поверх коммерческой тайны

  03 марта 2016 Страница персоны

Отродясь такого не видали, и вот опять! Бесценное наследие Виктора Степановича Черномырдина по-прежнему на вооружении в Белом доме. Заповеди исполняются неукоснительно: «Хотели как лучше, а получилось как всегда».

В соответствии с Постановлением Правительства РФ от 20.02.2016 № 123 завтра (04.03.2016) вступают в силу изменения в приснопамятное Постановление Правительства от 03.11.1994 № 1233 «Об утверждении Положения о порядке обращения со служебной информацией ограниченного распространения в федеральных органах исполнительной власти и уполномоченном органе управления использованием атомной энергии», подписанное как раз Виктором Степановичем (далее - ПП-1233).

Изменение совсем коротенькое: пункт 1.2 Положения дополнить словами «, а также поступившая в организации несекретная информация, доступ к которой ограничен в соответствии с федеральными законами».

Видимо, никто особого внимания на это не обратил, мы, честно говоря, тоже, пропустили этот эпохальный документ, но позвонили уважаемые заказчики и задали вопрос: «Что это было?».

После внесения изменения пункт 1.2 ПП-1233 полностью выглядит так: «К служебной информации ограниченного распространения относится несекретная информация, касающаяся деятельности организаций, ограничения на распространение которой диктуются служебной необходимостью, а также поступившая в организации несекретная информация, доступ к которой ограничен в соответствии с федеральными законами».

Напомню, что организации в данном случае – это федеральные органы исполнительной власти и уполномоченный орган управления использованием атомной энергии (Госкорпорация «Росатом»), а также подведомственные им предприятия, учреждения и организации.

Далее будем руководствоваться замечательным тезисом, изложенным в труде под названием «Федеральный закон «О персональных данных»: Научно-практический комментарий» под редакцией заместителя руководителя Роскомнадзора А.А. Приезжевой: «Принцип формальной определенности закона, сформулированный в практике Конституционного Суда РФ, вытекает из ч. 1 ст. 1, ч. 2 ст. 4, ч. 2 ст. 6, ч. 2 ст. 15 и ч. 1 ст. 19 Конституции РФ и предполагает точность, ясность и недвусмысленность правовых норм, без чего не может быть обеспечено единообразное понимание и применение таких норм, а значит, и равенство всех перед законом». Там же есть и еще один очень правильный тезис про применение в правоприменительной практике «по умолчанию» буквального толкования установленных правовыми актами норм. Тезисы действительно очень важные и очень правильные, я их во все свои курсы с анализом законодательства включил.

Итак, что же теперь надо делать в организациях, чья деятельность регламентируется ПП-1233  при буквальном толковании?

На все документы, поступающие в такие организации и содержащие сведения, доступ к которым ограничен законом, надо ставить пометку «Для служебного пользования» или ДСП, как часто принято. На все.

А что это за документы? Много раз уже отмечалось, что тайн в нашем законодательстве много, сколько - точно не знает никто. Но поскольку речь идет об органах власти, а ПП-1233 регулирует отношения, связанные со сведениями, «содержащимися в подготавливаемых в федеральных органах исполнительной власти проектах указов и распоряжений Президента Российской Федерации, постановлений и распоряжений Правительства Российской Федерации, других служебных документов», для классификации этих сведений вполне обоснованно применять нормы Указа Президента РФ от 06.03.1997 № 188 «Об утверждении перечня сведений конфиденциального характера» (далее – Перечень). Указ вовсе не вводит универсального классификатора, как часто это пытаются представить, но как раз для указанных выше случаев и предназначен: «В целях дальнейшего совершенствования порядка опубликования и вступления в силу актов Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти».

Итак, все документы, подпадающие под Перечень, надо маркировать пометкой «ДСП». Поступили документы с персональными данными в любую организацию, указанную в ПП-1233, – ставим пометку, пришла налоговая отчетность в ФНС, кроме подпадающей под общедоступную – ставим пометку (налоговая тайна), пришел запрос из суда или органов следствия и дознания – тоже ставим (тайна следствия и судопроизводства).

Дальше – больше. Все документы, содержащие врачебную тайну в Минздраве, его службах и агентствах, должны быть с пометкой «ДСП» - они именно поступили и составляют профессиональную тайну в терминах Указа № 188. Причем в самих лечебно-профилактических учреждениях их помечать как ДСП не надо, даже если они подведомственны Минздраву, ПП-1233 этого не требует.

Дальше – еще больше. Пришел в госорган документ с грифом «Коммерческая тайна» в рамках исполнения обладателем секретов обязанностей, предусмотренных ст.6 закона «О коммерческой тайне», на котором в соответствии с новой нормой тоже необходимо поставить над (или сверху, или ниже?) предусмотренным законом грифом так называемую пометку, о которой в федеральных законах ничего не сказано. Поэтому неясно, как гриф с пометкой соотносятся.

По-прежнему неясны правовые последствия простановки пометки «ДСП» и разглашения сведений, содержащихся в таких документах. Привлечь к административной ответственности по статье 13.14 КоАП и уж тем более по статье 183 УК РФ нельзя, поскольку в них речь идет об охраняемой законом тайне. А работникам организаций, не указанных в ПП-1233, до нее вообще дела нет. Постановление не регламентирует их деятельность.

Вот пишу все это и думаю: а зачем??? Зачем запутывать еще больше и без того запутанную ситуацию с ограничением доступа к информации? Я уже неоднократно писал про сумбурность и бессистемность нормотворчества, связанного с секретами и ограничением доступа к информации, например, здесь, здесь и здесь. Вот и сейчас не понятны ни цели вносимых изменений, ни ожидаемые от внесения результаты и их влияние на субъектов правоотношений.

Ровно четыре года назад я писал про служебную тайну, которая вроде бы есть, но которой совсем нет. Ничего не изменилось. Вместо того, чтобы выполнять прямые и конкретные требования федерального закона от 09.02.2009 № 8-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления», предусматривающие принятие федерального закона и ввод им в действие перечня сведений, составляющих служебную тайну, все время создаются какие-то суррогаты, проблемы никак не решающие. А обладатели секретов ждут и запутываются еще больше.

Поделиться:

Оставить свой комментарий:

Для комментирования необходимо авторизоваться!

Комментарии по материалу

Данный материал еще не комментировался.