Rambler's Top100
 
Блоги Николай НОСОВ

Земля-2: путешествие по Северной Корее

  15 мая 2017 Страница персоны
Мозаика в метро Пхеньяна

Возможен ли цифровой суверенитет в современном глобализованном мире? За ответом отправимся в Северную Корею.

Сергей Лукьяненко в романе "Черновик" создал мир параллельных вселенных, в которых история развивалась по-разному. Историю одной Земли можно было рассматривать как черновик другой, отстающей во времени. Использовать удачные решения и не делать ошибок, которые негативно скажутся на развитии. Эти миры фантаст связал таможнями, через которые было запрещено проносить новые технологии.

Северную Корею вполне можно рассматривать как альтернативный путь развития, как Землю-2, мир победившего социализма сталинского типа. С нашей планеты Земля-1 туда можно попасть всего через две таможни. Одна находится в Китае, другая у нас во Владивостоке. 

Вши и голод

– В Северную Корею? Отдыхать? Вы спятили? Там только вши и голод, – дала прощальное напутствие немолодая таможенница и поставила нам выездную отметку в паспорт. Судя по толпе гастарбайтеров с огромными баулами, которые на первый взгляд было совершенно не реально запихнуть в наш старенький ИЛ-62 северокорейской авиакомпании  "Air Korea", у такой точки зрения были основания. Разваливающиеся кресла в салоне самолета вызывали сомнения в самой возможности перелета. Впрочем, как-то уместились. Стюардесса в мини юбке раздала пассажирам главную партийную газету страны "Нодон синмун"(«Рабочая газета») и мы взлетели в небо.

Пхеньян

В Советском Союзе бережно относились к иностранным туристам. Об этом мы вспомнили еще на регистрации, когда немолодой мужчина, явно пользовавшийся беспрекословным авторитетом, заметил неожиданно затесавшихся в огромной толпе корейцев иностранцев и решительно провел нас без очереди. Картина повторилась и в аэропорту Пхеньяна, где при пересечении границы только нас пустили через пункт для дипломатов, а потом без очереди на главную процедуру приезда – проверку багажа, которая, учитывая огромное количество привезенных тюков и коробок, шла очень неторопливо.

Сразу за таможней нас ждали гиды – Миген и Цой.  Они отлично говорили по-русски. Если считать шофера – получалось трое сопровождающих на двух туристов. Мы погрузили свои рюкзаки в микроавтобус и отправились в путь.

Пхеньян

Пхеньян сразу удивил. Посетил много стран третьего мира и ожидал увидеть совсем другую картину, в которую никак не укладывались чистые  широкие улицы и ряды небоскребов. Сначала подумал, что нас везут по специальной улице-витрине для интуристов, типа нашего Нового Арбата, но оказалось, что такой весь город. Не все небоскребы достигали 70 этажей, были и здания  этажей по тридцать, но в целом впечатляло.

Миген объяснила, что голод был после наводнения в 1995 и засухи в 1996 году. Да и разрыв экономических связей с СССР сказался. Но это все в прошлом. Сейчас у всех корейцев есть гарантированный набор продуктов по талонам, по праздникам по ним также практически бесплатно дают алкогольные напитки, конфеты и шоколад. Остальное покупается в магазинах. Средняя зарплата $150, учитывая, что жилье покупать не надо (молодые семьи пишут заявление и получают квартиру как правило в течении года), квартплаты нет (люди платят деньги только за электричество и газ), ремонт жилья, медицина и образование бесплатны, то деньги на дополнительные расходы остаются. Пенсия минимум 70 процентов от оклада, и пенсионерам работать не приходится. Ни голодных, ни нищих на улицах нет. Безработных – тоже.

Ночной Пхеньян

Зашли в обычный городской супермаркет. Выбор меньше чем во Владивостоке, но все же есть. 20 сортов пива, в том числе «Балтика 7» и Bavaria. Видели «Советское шампанское» из Киева. Цены московские. Но в основном продукция местного производства.  Народу много, но очередей и ажиотажа нет. В целом – все как у нас.

Цифровая граница на замке

Цифровой суверенитет подразумевает защиту своего цифрового пространства. Тут Корея впереди планеты всей. Оно закрыто полностью. Есть свой интранет Кванмён на уровне страны, свои сайты, своя электронная почта, но жители не могут выйти во всемирную паутину. И местный интернет недоступен для иностранцев.

Все телефоны и коммуникационные устройства при въезде проверяются и регистрируются. Pоуминга в КНДР нет. Фиксируются все носители информации (флешки и карточки для фотоаппарата – при выезде их часто забирают на предмет просмотра содержимого). Ввоз спутниковых телефонов и навигаторов запрещен. Не разрешается ввоз печатной продукции о Корее и порнографии – это тоже проверяют. Есть и ограничения на профессии. Так запрещен въезд в страну журналистов, они могут посещать КНДР только при наличии специальной рабочей визы

Мы все время были под контролем

Гиды выполняют функции надзирателей, которые контролируют все передвижения и фотосъемку. Я спрашивал разрешение практически перед каждым нажатием на затвор. С гидами мы не расставались до самого отлета, они даже ночевали в нашей гостинице для туристов, впрочем, в своих номерах.

Гостиница расположена на острове где отсутствовали другие жилые здания, но даже по нему передвигаться туристам без сопровождающих было нельзя. По телевизору в номере можно было посмотреть несколько отобранных каналов, в том числе НТВ-Мир, но из пяти существующих каналов местного телевидения нам был доступен только один. Хотя, возможно, и это был специальный канал для иностранцев. Местным зарубежные каналы недоступны и у нас даже иногда спрашивали – что там передает о Корее НТВ? Не собирается ли Россия проводить военные маневры с Китаем? Что сказал новый президент Южной Кореи?

В принципе выход в большой интернет есть. Но только для особых групп граждан, которым он необходим по работе. Иностранцы могут купить специальную местную SIM-карту за $200, оплатить минимальный трафик 5 Гб за $150 и тоже выйти в интернет. Конечно, подконтрольный и ограниченный. Очень дорого, но обычные жители не имеют и такой возможности.

Смартфон местного производства

В Советском Союзе были сильно озабочены тем, как страна выглядит в глазах зарубежных гостей. У нас появилась возможность оценить ситуацию со стороны иностранца. С одной стороны – довольно удобно. Все проблемы решают гиды, кормят на убой, поят пивом и водкой (сами не пьют, только держат рюмки в руках), стараются выполнять пожелания гостей. С другой – видно, как лакируется действительность. Понятно, когда нам запрещают снимать воинские части, доты и противотанковые сооружения вдоль дорог. Но в список запрещенных объектов так же входили  рабочие в грязной одежде, постригающие ножницами (!) газоны женщины,  пашущие на быках крестьяне. Доходило до абсурда. Совсем немощная старушка спешила на поезд, но дежурная по станции увидела, что моя супруга снимает вестибюль метро на видеокамеру, остановила старушку и спрятала ее за лестницу. В видеорепортаже иностранца все должны быть крепкими и здоровыми.

В поезде метро нам даже уступили место

Проехали по дорогам Кореи больше 700 км. Все от наблюдательных иностранцев не скроешь. Но над этим работают. Вдоль всех дорог свежие посадки саженцев. В СССР иностранцам объясняли, что ветрозащитные полосы. Нам сказали то же самое.

Так что в стране существует полный контроль за информационным полем. Как в плане доступа к нежелательной информации жителей страны, так и в плане утечек информации за пределы страны.

Импортозамещение - основа чучхе

Суверенитета нельзя добиться, если есть зависимость от зарубежных технологий. Опора на свои силы – главная составляющая идеологии чучхе. И достижения в этой области есть. Достаточно сказать, что Северная Корея самостоятельно запустила четыре (некоторые эксперты подтверждают запуск только двух) спутника Земли и вошла в узкий круг космических держав. Про ее достижения в области ядерного оружия все наслышаны. В 2013 году в Северной Корее выпустили свой ЖК телевизор, в 2015 начато ТВ вещание в формате HD.

Здесь разрабатывают ОС "Красная звезда"

В павильоне "Космос" местного ВДНХ есть раздел электроника, где представлены северокорейские компьютеры, свои программы – антивирусная, шифрации, переводчик, игры и даже своя операционная система, импортозамещающая Windows – "Красная звезда" (Red Star OS), созданная на базе Fedora Linux. Рабочее окружение собрано на основе KDE, включает в себя модифицированный браузер Mozilla Firefox, названный «Нэнара».

Спутник Кванмёсон-3 ("Яркая звезда-3")

B  центре Пхеньяна стоит красивое здание института по развитию ОС "Красная Звезда", народ работает, но вот успехи как-то не очень заметны. Мне все время обещали показать эту операционную систему, но везде в реальности стояла MS Windows XP. Даже в местном главном Дворце пионеров, где детей  обучали программированию, стояли Windows XP  и вполне привычный MS Office. Про лицензионную чистоту программ я спрашивать не стал – и так все понятно. Страна давно находится под санкциями.

В прошлом году запустили собственный аналог интернет-телевидения (IPTV)  под названием "Манбан", которое подключается через телефонную линию и модем. Очень хотелось посмотреть ЦОД их государственного телеком-оператора, но мне даже не захотели показать его здание. Конечно, может хоть там импортозамещение в ИТ полностью реализовано, но как-то верится с трудом

Осажденная крепость

Жесткие меры по защите своего информационного пространства объясняют внешними угрозами. С этим трудно спорить, когда к стране стянут американский флот, и каждый день можно ожидать ракетного удара томагавками. Руководство Северной Кореи обещает ответить ядерным ударом по американским базам в Японии и Южной Корее и это не похоже на блеф. Так что ситуация действительно напряженная. Туристов в стране практически нет. В нашей 47 этажной гостинице – кроме нас еще двое: француз и немец.

Доступ в интранет Кванмён в Народном дворце учебы

Враг номер один – империалисты  США. В музее корейской войны нам подробно рассказали, как США и их сателлиты – Англия и Австралия, чуть не захватили страну, разбомбили весь Пхеньян, использовали химическое и бактериологическое (с этим обвинением не согласны США) оружие и угрожали применением ядерного. Продемонстрировали захваченный американский шпионский корабль «Пуэбло» и копии признательных показаний американских офицеров.

Миген рассказала, что за день до нашего приезда разоблачили  прилетевшего из Владивостока гастарбайтера, которого завербовало ЦРУ. За 140 тысяч долларов он должен был отравить биологическим оружием руководство Северной Кореи. Нас долго расспрашивали, что мы знаем об этом. Понимаю, что мы выглядим довольно подозрительно, особенно с визами Сирии и Йемена в паспортах.

В музее подарков Ким Ир Сену чуть не спалился. Вроде вел себя нормально, внимательно изучал подаренный Путиным Великому вождю набор посуды, осматривал подарки неизвестных наших ООО, явно надеющихся на заключение выгодного контракта, но где-то прокололся

– Вы задаете вопросы как профессиональный журналист, – с подозрением в голосе заявила местный экскурсовод.

Корейские пионеры

Штирлиц еще никогда не был так близок к провалу. Перспектива провести несколько лет в местном трудовом лагере за предоставление неверных данных о себе при пересечении границы явно не прельщала. Меня бы наверняка перевоспитали, и я бы так больше не поступал, но изучение системы наказаний не входило в планы поездки. Долго бил себя в грудь, доказывая, что я честный кодер, а не представитель "второй древнейшей" профессии, но подозрение в глазах не исчезало.

– У нас совершенно безопасная страна. Нет уголовников, – заявила мне Миген.

– А что за мужика показали вчера по телевизору? Не понимаю по-корейски, но он сидел за решеткой и со слезами на глазах каялся в содеянном.

– Это политический, – "успокоила" Миген.

В лагеря за антисоветский анекдот – такое у нас тоже было. Старался вообще не упоминать имя Великого вождя, товарища Ким Ир Сена, которого здесь почти обожествляют. С его дня рождения даже ведут новое летоисчисление. С умным выражением лица слушал хвалебные оды в адрес Великого руководителя Ким Чен Ына, управляющего страной в настоящее время. Тщательно подбирал выражения, отвечая на вопросы о моем мнении об идеологии чучхе. Но как тонка грань между неосторожным словом и политическим преступлением. Стал понимать, почему такой популярностью в Корее пользуется наш фильм "Семнадцать мгновений весны".

Вack in the USSR

Народ все время серьезный, сосредоточенный, практически не улыбается. Все какие-то одинаковые. У женщин насчитал три вида прически, у мужчин вообще одна. Вопросы моды неактуальны – почти все в черных брюках и серых рубашках. Единственное яркое пятно – алый значок с Великим вождем или Великим руководителем на кофточке или лацкане пиджака. Но он есть у всех.

На концерте нам спели песню о важности импортозамещения

По местным телеканалам постоянно показывают товарища Ким Чен Ына.  Другие темы –достижения производства и песни про войну. Главная эротическая программа ТВ –утренняя гимнастика. Но в еще более целомудренном, чем в СССР варианте – все девушки в трико.

Расслабляется народ в парках. На горе Моран, куда мы отправились, чтобы посетить стоящий над Пхеньяном памятник советским солдатам, погибшим при освобождении Кореи, атмосфера совсем другая. Сидят с мольбертами художники, пытающиеся передать красоту природы, веселится народ на свадьбах, люди устраивают пикники. Мужчина передо мной тащит пятилитровую канистру с пивом. Другой уже набрался и идет на бреющем полете, явно собираясь спикировать в кусты.

– Миген, а у вас есть вытрезвители?

– А что это такое?

– Советские медицинские учреждения, куда милиция доставляла подвыпивших граждан.

– Нет, зачем? Проспится сам. У нас тепло.

Художники в парке на горе Моран

Сразу видно, что "Осенний марафон" здесь не показывали. И оно понятно – фильм об адюльтере не мог пройти местную цензуру. За моральным здоровьем следят. Разводы только по медицинским показателям.

Выходим на следующую поляну и слышу русскую народную песню! Человек пятьдесят танцуют под "Ой, рябина, рябинушка". Выглядит как сцена из сюрреалистического фильма. Причем часть мужчин уже хорошо приняла на грудь.

 – Мой любимый певец Лев Лещенко. Он так красиво поет песню "День Победы", – объясняет мне девушка на местном ВДНХ. "Горит и кружится планета ..." – в ресторане, где мы обедаем, на большом экране крутят клип на песню из кинофильма "Белорусский вокзал". В процентном отношении к количеству других иномарок – машин "Лада" на улицах Пхеньяна больше чем в Москве.

На Земле-2 не было своего 20-го съезда, Евтушенко и Окуджавы. Земля-1 пережила «Новое политическое мышление», Перестройку и «шоковую терапию». Мы разные. Но все же.

 В их школе учат два иностранных языка: русский и английский. Любимые фильмы Земли-2: " Вокзал для двоих" и "Служебный роман". По-прежнему популярен фильм "Бриллиантовая рука". Под Новый год регулярно показывают "Ирония судьбы или с легким паром". Они поют "первым делом, первым делом самолеты", плачут под песню "Журавли". Они нам не чужие. В них тоже есть осколки культурного кода Большой Земли.

В компьютерном классе местного Дворца пионеров


Возвращаемся в Пхеньян. В номере гостиницы включаю телевизор. По НТВ-Мир идет прямой репортаж с концерта 9 мая в Севастополе. Звучат военные песни. Опять слышу: " А нынче нам нужна одна победа. Одна на всех - мы за ценой не постоим". Очаровательные девушки в военной форме из арт-группы «SOPRANO Турецкого» поют: "Опустела без тебя Земля". Камера удаляется и в кадре плавно появляется статуя. Вздрагиваю … Нет, это не фигура Великого вождя – просто памятник нашему флотоводцу.

Николай Носов. Пхеньян. Северная Корея, 106 год чучхе (май 2017 по старому стилю)

Поделиться:

Оставить свой комментарий:

Для комментирования необходимо авторизоваться!

Комментарии по материалу

Данный материал еще не комментировался.