Rambler's Top100
 
Блоги Николай НОСОВ

Новый старый Самарканд. Путевые заметки ИТ-специалиста

  05 сентября 2018 Страница персоны
Регистан

Представьте, что в Москву приехал президент Беларуси. По случаю такого радостного события на весь день в городе перекрыли проезд автотранспорта, заварили канализационные люки вдоль дорог и запретили туристам посещать Кремль и Красную площадь. Бред? Только не в Узбекистане.

В день нашего прилета в Самарканд этот город решили посетить президенты Узбекистана и Таджикистана. Субботний город опустел. Туристов перестали пускать в Регистан – местную «Красную площадь», главную достопримечательность города. Закрылись рынки. На улицах с интервалом 10 метров разместились представители спецслужб, которые подняли тревогу, когда мы достали видеокамеру и стали снимать пустую дорогу. Пришлось долго объяснять стражам порядка, что мы простые туристы, транзитом отправляющиеся в Фанские горы, пытающиеся безуспешно найти газ для своей горелки.

Впрочем, первая проблема возникла еще в аэропорту. Wi-Fi отсутствует, «Яндекс-Такси» не вызовешь, а тут еще все рейсовые автобусы по случаю визита президентов отменили. Ценник у таксистов, которые пробирались окольными путями, сразу взлетел до небес. Хотя до гостиницы ехать меньше пяти километров.

Чинопочитание здесь в тренде. Взять хотя бы возвышающийся над городом мавзолей первого президента Узбекистана Ислама Каримова, открытый в этом году в Самарканде. Надгробие из белого оникса, украшенные драгоценными камнями и позолотой стены усыпальницы. Запрещена фотосъемка и посещение в шортах и коротких юбках. Расположенные поблизости усыпальницы Тимуридов явно уступают в помпезности, да и форму одежды на могиле самого известного правителя Самарканда – Тимура (Тамерлана) никто не проверяет. «Восток – дело тонкое».

Мавзолей Тимура

Могила Тимура привлекает любителей мистики. При вскрытии советскими учеными гроба национального героя Узбекистана в помещении гробницы появился ароматический запах, которые некоторые трактовали как дух Тамерлана. Вскрытие произошло 19 июня 1941 года, так что начавшуюся через три дня войну мистически настроенные граждане связали с потревоженным духом знаменитого полководца, а выигранную Сталинградскую битву с тем, что накануне прах правителя Самарканда, в своих завоевательных походах доходившего почти до Москвы, был погребен обратно.

Местный банкомат и киоск самообслуживания

Цифровая трансформация идет – все ходят со смартфонами, но проходит по восточному неторопливо. Мобильную связь в основном предоставляют три крупнейших оператора страны — Beeline, Ucell и UMS (бывшая МТС), среди которых лидирующие позиции занимает Beeline. Городскую телефонную связь обеспечивает государственный гигант "Узбектелеком". А вот с интернетом – явная проблема. Все что встречал в гостиницах – нажимаешь кнопку на смартфоне и ждешь несколько минут, пока загрузится страница.

Узбекистан перешел на латиницу, но надписей на русском языке еще много. Туристов из России почти нет, местные нас принимали за испанцев, приветствовали на английском и, получив в ответ RUSSIA, отвечали на русском: «А, свои». Многие работали в России, так что языкового барьера практически не было, хотя молодежь русский не всегда понимает.

Притягательность России падает, в обменниках не берут российские рубли, в музеях исчезли пояснения на русском. Но все же культурное влияние не исчезло. Водитель такси слушает по радио российскую попсу, а узнав, что мы из России – начинает рассказывать, как работал в Москве таксистом.

Русских мало, но они есть. Немолодой мужчина, помогающий продавать туристам сшитые талантливой женой национальные костюмы, угощает редким в этих краях кофе и рассказывает, как в молодости учился в Ленинградском университете на археолога. После распада Союза пришлось нелегко. Денег государство не давало, выживали за счет иностранных археологических экспедиций. На днях уезжает в очередную археологическую экспедицию Эрмитажа.

Киоски самообслуживания по оплате услуг мобильных операторов встречаются, но их мало. Плохо развиты сети банкоматов, причем поддерживаются только местные системы, так что с нашими карточками там делать нечего.

Гроб пророка Даниила

Неразвитость цифровых сервисов бьет и по экономике. Подходим к кассе перед могилой пророка Даниила. В мире их пять – остальные расположены в Турции, Ираке и Иране, но в Самарканде у Даниила самый длинный гроб – метров пятнадцать. Кажутся странными размеры гроба и наличие у человека пяти могил, но в религиозные споры туристам лучше не вступать.  Хочу купить билет, но платить можно только в узбекских сумах. Цифровая трансформация до этих мест дотянулась, девушка оправдывается, что не может взять другую валюту, так как в кассе установлена видеокамера, но как-то половинчато. Логичней было бы поставить банкомат, где туристы могли бы снять с карточки местные деньги или хотя бы открыть рядом обменный пункт.

В августе 2016 «Узбектелеком» объявил о запуске в Ташкенте ЦОДа UZCLOUD, использующего облачную платформу ActiveCloud. Планировалось создание ЦОДов в Бухаре и Коканде. Но о реализации этих планов ничего на сайте компании не нашел, как и предложений «Узбектелекома» по предоставлению облачных услуг. Так что все еще впереди.

Вспоминается притча, когда производитель обуви послал экспертов, исследовать африканский рынок. Пессимист прислал сообщение – «Рынка нет, никто не пользуется обувью». Оптимист – «Рынок великолепный, все ходят босиком».

В отношении Узбекистана скорее верна позиция оптимиста. Во всяком случае, понимание необходимости цифровой трансформации на высшем уровне есть. Так что конференции по ЦОДам доберутся и до Узбекистана. «Кто понял жизнь – тот не торопится», – говорят на Востоке. Изменения идут медленно, но сам процесс не остановить.

Поделиться:

Оставить свой комментарий:

Для комментирования необходимо авторизоваться!

Комментарии по материалу

Данный материал еще не комментировался.