Rambler's Top100
Все новости Новости отрасли

«Время простых решений прошло»

15 июня 2015

Проекты в сфере информатизации региона не должны оплачиваться только из бюджета, необходимо искать возможности коммерциализации и инвестиций. Умный регион, умная экономика ждет умных бизнесменов, говорит заместитель губернатора Челябинской области Руслан Гаттаров.

Руслан Гаттаров

– Руслан, как изменилось ваше представление об информатизации региона после смены кресла сенатора и председателя комиссии Совета Федерации по развитию ИО на кресло заместителя губернатора Челябинской области?

– Все достаточно просто. Тогда я смотрел на информатизацию с точки зрения федерального законодателя, пусть и представляющего конкретный субъект Федерации. В Москве всем кажется, что надо подталкивать регионы к модернизации, к инновациям. В том числе за счет федеральных мегапроектов. Мне всегда не нравилось, что федеральные интеграторы, получив федеральные деньги,  пытаются забрать под свой бизнес и деньги регионов. Но работая на федеральном уровне все равно не чувствуешь нерва региональной информатизации.

Сейчас я оказался по другую сторону баррикады. Здесь, если я не приму программу, если мы не начнем развитие той или иной системы, — пройдет час «икс», мы потеряем время, финансовую, социальную, управленческую выгоду. Грани твоего успеха или неудачи гораздо четче и понятней. Здесь легче увидеть конкретный результат от своих действий и получить удовлетворение от этого. Хотя, к сожалению, все происходит медленно, много обсуждений и согласований. 

Пусть это будет не глобальное решение вроде законопроекта по защите от спама, а локальная система «Безопасный город», но реализую я ее не так, как делали это до меня, просто выкупив систему у подрядчика за бюджетные деньги. Мы приобретем у подрядчика не инфраструктуру, не железо и софт, а – сервис. Речь о сервисной модели информатизации региона, поддержанной губернатором Челябинской области Борисом Дубровским.

ОАО «Ростелеком», пришедший в наш регион с предложением о создании системы «Безопасный город» и оказании услуг в рамках этого проекта, первоначально предложил нам через три года выкупить построенную инфраструктуру. Меня не устроил подход. Нам невыгодно через три года модернизировать систему, обслуживать, затрачивая на это дополнительные деньги. Это не наша функция. Наша функция – определять правила игры и сокращать затраты бюджета, а если получится, то и пополнить его.

В итоге мы снизили цену в два раза, обсудили распределение дохода, рассматривая только сервисную модель. Причем свою часть поступлений от использования сервисов (то, что поступает в бюджет в виде штрафов) мы будем тратить на развитие систем безопасности жителей Челябинской области. Моя глобальная задача – создать условия для развития бизнеса. Будет развиваться бизнес – будут появляться нестандартные решения, которыми можно пользоваться и покупать их как сервисы. Не считаю, что государство должно, как раньше, инвестировать в инфраструктуру для сервисов. Администрация региона должна иметь возможность выбирать высокотехнологичный сервис, просто пользоваться им и оплачивать его использование. Государство как клиент делает определенную рекламу тому или иному сервису, той или иной ИТ-компании, таким образом, помогая продавать. А значит, может рассчитывать на серьезную скидку.

– Говоря о «безопасном городе», какую модель вы имеете в виду?

– На данный момент под моделью «Безопасный город» я понимаю совокупность систем, которые работают на безопасность: мониторинг нарушений ПДД, систему управления дорожным движением и охрану общественного порядка. Например, фото- и видеосъемка на дорогах и в местах скопления людей позволяет установить факт выявленного правонарушения. Автоматизированная система управления дорожным движением (АСУДД) может быть монетизирована через посредство взимания штрафов с водителей—нарушителей. У нас, конечно, нет задачи заработать на штрафах: будешь ездить по правилам, и никакой штраф тебе не страшен. Будут люди меньше нарушать –  снизятся травматизм и смертность на дорогах. Но уж коли этот видеосервис приносит деньги (а совсем не все подобные сервисы прибыльны!), мы их будем инвестировать в другие сервисы, работающие на безопасность челябинцев.

У нас нет лишних денег: в нынешней экономической  ситуации бюджет области сокращен на 10%, пропорционально снизился и консолидированный бюджет на ИТ, на этот год он составляет менее 250 млн рублей, что соответствует 54 месту в РФ. При этом необходимо создавать сервисы, требующие больших вложений. Скажем очень затратна система 112, реализация которой в стране затянулась. Конечно, идеал – единый центр, в который сведены все АСУ города, использование технологий Big Data, систем поддержки принятия решений. Но это дорого стоит. Отсюда – сервисная модель, позволяющая информатизировать регион без лишней копейки из местного и федерального бюджета.

– Нет опасений, что  в рамках сервисной модели администрация как заказчик будет в некотором роде ограничена  в своем влиянии на работу такой масштабной системы? Ведь она окажется всего лишь покупателем услуг...

– Опасений нет. Реализация сервисной модели завершается тем, что, например, нам передается видеопоток – он наш по условиям договора. Если завтра вдруг поставщик сервиса не захочет отдавать нам видеопоток, то что он со своим железом в этом случае делать будет? Продать эту информацию никому, кроме власти, нельзя. Поэтому основной, и очень мощный, рычаг влияния в рамках данной модели – экономический.

В этом и отличие текущего подхода нашего партнера – «Ростелекома». Раньше он стремился взять деньги с государства на разработку сервиса, потом сдать его в рабочем или не очень состоянии, да еще получать деньги на доработку и поддержку. Сейчас задача – все просчитать, построить инфраструктуру, выйти на конкурс, создать продукт, предоставить сервис и работать без сбоев. Не будет  работать сервис – не будет денег, это хорошая мотивация.

При этом наши взаимоотношения с «Ростелекомом» не закрывают регион от других поставщиков  комплексных решений в сфере безопасности. У нас большая область – всем работы хватит. Мы в самом начале пути в рамках проекта  «Безопасный город».  В него инвестированы сотни миллионов рублей, а потребуются миллиарды. Этот рынок точно есть, мы его видим.

– Как сказался экономический кризис на ходе информатизации и создания ИО? Какие пути компенсации сокращения финансирования видите?

– Новые экономические условия, безусловно, сказались на ходе информатизации в Челябинской области. Как я уже говорил, произошло сокращение финансирования. Для компенсации последствий нами начаты процессы централизации ИТ-бюджета области и организация централизованного обслуживания ИТ-инфраструктуры региональных органов исполнительной власти. Министерством информационных технологий и связи Челябинской области  проведены необходимые подготовительные мероприятия, в том числе обследование существующей ИТ-инфраструктуры органов исполнительной власти.

Сформированы Единая служба заказчика по бюджетным ассигнованиям на ИТ, а также Единая служба технической поддержки для ИТ-инфраструктуры органов исполнительной власти Челябинской области. В министерство переданы бюджетные ассигнования на приобретение каналов связи сети интернет, поставку расходных материалов для оргтехники, вычислительной техники и комплектующих к ней, техническое обслуживание и ремонт.

Уже сейчас на централизованное техническое обслуживание перешли 12 органов исполнительной власти Челябинской области, которые передали в министерство 26 ставок ИТ-специалистов. В текущем году планируется перевод на централизованное техническое обслуживание остальных органов исполнительной власти области.

Проектом централизации ИТ-бюджета и ИТ-инфраструктуры органов исполнительной власти Челябинской области предусмотрено 20-процентное сокращение затрат на содержание ИТ-инфраструктуры органов власти, сокращение численности службы технической поддержки на 7 %, сокращение затрат на связь – 5%. При этом доступность компонентов ИТ-инфраструктуры должна быть обеспечена на уровне не менее 95 %.

Финансирование информатизации в рамках государственных программ Челябинской области

«Развитие информационного общества в Челябинской области на 2014–2015 годы» – 42375,69 тыс. рублей, в т. ч.:

2014 г. – 35865,69 тыс. рублей

2015 г. – 6510 тыс. рублей.

 

"Оптимизация функций государственного (муниципального) управления Челябинской области и повышение эффективности их обеспечения" на 2014– 2016 годы.

Создание, развитие и сопровождение единой региональной информационно-аналитической системы управления деятельностью МФЦ (система направлена на автоматизированный сбор и обработку данных информационных систем МФЦ) –15000 тыс. рублей, в т.ч.:

2014 г. – 5000 тыс. рублей

2015 г. – 5000 тыс. рублей

2016 г. – 5000 тыс. рублей.

Приобретение, установка и настройка типовой автоматизированной информационной системы "Многофункциональный центр предоставления государственных и муниципальных услуг" – 30000 тыс. рублей, в т.ч.:

2014 г. – 10000 тыс. рублей;

2015 г. – 10000 тыс. рублей;

2016 г. – 10000 тыс. рублей.

 

«Обеспечение общественного порядка и противодействие преступности в Челябинской области» на 2014 – 2016 годы

Создание инфраструктуры АПК «Безопасный город» 2015 г. – 9913 тыс. рублей 

– Какие отрасли Челябинской области наиболее продвинуты в плане информатизации, какие отстают и чем это обусловлено?

– Очевидно, что наиболее высокий уровень информатизации установился в тех отраслях, где присутствуют сложные распределенные технологические процессы, задействованы большие объемы ресурсов и имеются достаточные средства  для информатизации. Это черная металлургия, энергетика, строительство, машиностроение. Конечно, от них отстают отрасли, которые не могут себе позволить достаточное финансирование информатизации – сельское хозяйство, экология, образование, здравоохранение.

Нам «повезло», многие процессы мы запускали позже, чем в целом по стране, и учились на чужих ошибках. Информационные технологии долгое время в Челябинске развивались по остаточному принципу. Сейчас мы меняем подход. К сожалению, делаем это без серьезной бюджетной поддержки, поэтому все происходит не так быстро, как могло бы.

– Поэтому тема государственно-частного партнерства актуальна для Челябинской области?

– Однозначно актуальна. Но процессы в этой сфере идут очень тяжело в связи с тем, что нет необходимого федерального законодательства. Мы и предприниматели блуждаем в потемках: тут наткнемся на прокуратуру, там – на ФАС. Для бизнеса это высокие риски. Мы ведем работу по изменению законодательства: необходимо принять закон о государственно-частном партнерстве, расширить перечень того, что можно делать в рамках концессионных отношений. Но, поскольку это долгий путь, параллельно ищем новые модели. Хороший пример тому – проект создания ИТ-парка в Челябинске.

В стране миллиарды бюджетных рублей вложены в такие проекты. И это правильно. У нас в области нет чемпионов в ИТ национального масштаба. Мы хотим их растить. Поэтому привлекаем трех якорных инвесторов – «Ростелеком», «ЛАНИТ-Урал» и «Пейджерком», которые будут субсидировать аренду площадей IT-парка. Площади мы отдаем под коворкинг, под бизнес-инкубатор, под стартапы. Административный ресурс позволяет создать некую площадку для партнерства, помогает собраться и договориться бизнесу, который видит в IT-парке свою выгоду.  Предприниматели будут иметь под рукой команды команды под те или иные заказы, смогут растить новые кадры для замещения старых, инвестировать в новые идеи.

За наши небольшие бюджетные деньги мы хотели бы в первую очередь покупать местные решения. Если кто-то готов предложить нам IT-систему и схему ее монетизации – путь открыт для любой компании. Но если предложат купить решение – мы  первым делом посмотрим: а не можем ли мы делать его сами, в Челябинске? При этом спекулировать местным компаниям на неконкурентоспособных продуктах не дадим.

– Сколько средств челябинский бюджет вкладывает в IT-парк?

– Ноль. Это еще один проект в городе и области, который осуществляется при поддержке местной власти, но без ее финансового участия.

– Что бы вы изменили в своей работе  в Совете Федерации полтора года назад, если бы знали ситуацию в конкретном регионе изнутри?

– Предметно занялся бы законом о ГЧП. Системно поработал над уточнением полномочий субъектов РФ. Есть целый ряд вещей, которые не запрещены, но прямо и не разрешены. Это приводит к сложностям в правоприменительной практике, при реализации конкретных проектов.

Беседовала Наталия Кий

Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!
Региональная информатизация
Поделиться:

Оставить свой комментарий:

Для комментирования необходимо авторизоваться!

Комментарии по материалу

Данный материал еще не комментировался.