Rambler's Top100
Все новости Новости отрасли
Наталия КИЙ 23 мая 2016

От легализации телемедицины – к индивидуальной лицензии врача

Закон о телемедицине при благоприятном развитии событий может вступить в силу в 2017 г.

Противников легализации телемедицины в России уже не осталось. Проект федерального закона прошел этап общественного обсуждения.  Минздрав в 2015 г. запустил пилотные проекты по телемедицине, в которых принимает участие 21 медучреждение, правда, пока по схеме «врач—врач» с приоритетной целью оптимизации пациентопотоков.

В информатизации здравоохранения так называемый закон о телемедицине – проект года. На днях комитет по медицине Института развития интернета на заседании комитета Госдумы по информационной политике, ИТ и связи представил свои поправки и дополнения к версии Минздрава проекта ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ по вопросам применения телемедицинских технологий в сфере охраны здоровья граждан».

Требования к телемедицине присутствуют во многих действующих нормативных документах . Это  ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» (от 2011 г.), который вводит понятие дистанционного консилиума; закон «Об обязательном медицинском страховании» (2010 г.), который определяет возможность финансирования телемедицинских систем; модельный закон «О телемедицинских услугах» (2010 г.),  который ввел определение телемедицины и телемедицинской услуги. Отсылки к телемедицинским технологиям, сеансам, консультациям есть в ряде ведомственных нормативных документов.

«Почему закон о телемедицине не был принят ранее? Мы не были готовы технически и психологически к оказанию телемедицинских услуг. Сегодня есть все возможности решить этот вопрос. Если мы не сделаем это, нам будет стыдно»,  – заявил руководитель комитета по медицине ИРИ, профессор МГСМУ им. А.И. Евдокимова Георгий Лебедев. Поправки ИРИ, по его словам, не противоречат предложениям Минздрава, а развивают и дополняют их.

Так, эксперты предлагают дополнить одну из статей закона «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» требованием внесения в протокол медработником, находящимся рядом с пациентом, мнения участника дистанционного консилиума, тем самым документально обозначая его участие, позицию и ответственность. И настаивают на том, чтобы приравнять врачебное решение, принятое дистанционно, к очному решению врача. Доктор, оказывающий телемедицинские услуги, должен быть занесен в специализированный реестр.

Кроме того, чтобы преодолеть ограничения по локализации оказания медуслуг (в настоящее время: в медучреждении, по месту вызова бригады скорой помощи, в транспортном средстве при медэвакуации), предлагается законодательно разрешить проведение медицинского консилиума по инициативе лечащего врача вне медицинской организации, включая дистанционный консилиум с использованием телемедицинских технологий.

Телемедицинские технологии – комплекс организационных, технических и иных мер, применяемых в процессе оказания медпомощи пациенту с использованием процедур, средств и способов передачи данных по каналам (линиям) связи, обеспечивающих достоверную идентификацию участников информационного обмена – врача (медработника), пациента (его законного представителя). 

Авторы поправок считают нужным использовать вместо термина «медицинская помощь» термин «медицинская услуга» как более конкретный, точно идентифицирующий предоставляющего ее специалиста и его ответственность.

Дискуссионным остается предложение по закреплению в правовой сфере института провайдера оказания дистанционных услуг, который сосредоточит в своих руках технические функции в ходе дистанционного консилиума врачей или при общении в формате «врач—пациент». По мнению Сергея Бойцова, директора ГНИЦ профилактической медицины, который ведет исследования по коррекции уровня артериального давления дистанционным способом,  провайдера уместнее было бы именовать «телемедицинский центр», с использованием слова «медицина».

«10% врачей урологов по факту занимаются оказанием дистанционных услуг пациентам, – говорит завотделом развития региональной урологии НИИ урологии и интервенционной радиологии им. Н.А. Лопаткина Игорь Шадеркин. – Но врач в России не является субъектом права, не имеет лицензию – лицензией располагает медицинское учреждение. Введение понятия «провайдер телемедицинских услуг» плюс персональная ответственность врача позволят сформироваться огромному рынку, этой возможностью врачи с удовольствием воспользуются». По мнению И. Шадеркина, необходимо ввести процедуру обязательной сертификации оборудования, используемого для дистанционного обследования пациента, поскольку большая часть хлынувших на рынок устройств типа фитнес-трекеров подчас не выдерживает профессиональной врачебной критики.

Руководителям от медицины и законодателям пора перестать ханжески закрывать глаза на то, что большая (и добавим – лучшая) часть врачей занята дистанционным консультированием, а попросту говоря, находится на связи со своими пациентами, получая по электронной почте данные исследований. Например, мой знакомый, широко практикующий кардиолог, консультирует пациента, живущего на Кипре, получает гонорар на счет и каждый раз приговаривает: «Что уж ему, проконсультироваться там не с  кем!..». «Телемедицина – не субдисциплина, не нечто новое. Это те же медицинские услуги, которые оказываются с помощью новых технологий. Можно ли консультировать пациента, которого врач предварительно не осматривал? Да. Мы все живем в этом мире, мы все это делаем», – не скрывает Олег Карпов, гендиректор Национального медико-хирургического центра им. Н.И. Пирогова. «89% опрошенных мною лично коллег консультируют пациентов заочно, – подтверждает врач «Лечебного центра» Наталия Мельникова, – и не боятся, что это незаконно. Первичное консультирование тоже возможно дистанционно, иначе преодолеть нецелевые визиты невозможно. Нужен реестр, в котором могли бы регистрироваться такие врачи, а в последствии и индивидуальная врачебная лицензия». Чтобы не тормозить подготовку и принятие закона, эксперты предлагают утвердить правила оказания телемедицинских услуг, где будет детализирована специфика их оказания.

Преимущества использования телемедицинских технологий в здравоохранении в последние годы перечислялись не раз: экономия средств бюджета (чего стоит одна отмена вызова санавиации!), сокращение числа госпитализаций, нагрузок на медучреждение и персонал, снижение хронификации заболеваний, повышение достоверности профессиональных консультаций. По мнению Минздрава, реализация законопроекта не потребует дополнительных расходов из федерального бюджета, как и не повлечет за собой отмены каких-либо актов федерального законодательства, только их дополнение и корректировку.

Есть еще одно обстоятельство, пожалуй, стратегически самое важное: возникновение открытого рынка индивидуальных врачебных услуг. От легализации индивидуальных (врач—пациент) телемедицинских услуг прямая дорога к индивидуальной лицензии врача, а от нее – к медицинскому uber`у, gett`у, яндексу – или как пациенту будет угодно.

Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!
Поделиться:

Оставить свой комментарий:

Для комментирования необходимо авторизоваться!

Комментарии по материалу

Данный материал еще не комментировался.