Rambler's Top100
Все новости Новости отрасли
Наталия КИЙ 03 августа 2017

Закон «о телемедицине» принят. Но dura lex

Поправки в законодательные акты об ИТ в здравоохранении, в народе именуемые законом о телемедицине, окончательно поставят крест на давних и редких навыках врача -- пальпации и аускультации. 

Первую сменила компьютерная томография, а тоны больного сердца на расстоянии не доступны даже стетоскопу. Правда, продвинутые айтишники говорят: если нужно позарез, можно сделать.

Зато телемедицине подвластна поддержка пациента после операции, мониторинг работы его сердца, доступ страждущего из глубинки к хорошему столичному доктору и неопытного врача из районной больницы к коллеге высокой квалификации из федерального центра, второе мнение и прочая, прочая. Дело хорошее, в России практикуемое, новым законом формально поддержанное, но без возможности первичной дистанционной консультации (она же удаленная диагностика) и без обозначения правила бизнеса в этой тонкой сфере.

Впрочем, принятый Госдумой на пике лета ФЗ № 174692-7 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ по вопросам применения ИТ в сфере охраны здоровья» оставил и поставил массу других вопросительных знаков на поле здравоохранения.

Вот некоторые из них.

? Кто такой доктор в телемедицине – сотрудник лечебно-профилактического учреждения (ЛПУ) или индивидуальный предприниматель? Кто отвечает за деятельность врача и его диагноз? «Сейчас ответственность лежит на медицинской организации, – говорит Константин Лядов, академик РАН, директор стационарного кластера сети клиник «Медси», где активно развивается телемедицина и проводится реабилитация пациентов на дому. – Возможно, стоит «отпустить» доктора, пусть он будет ИП. Но тогда встает новый вопрос: кто будет его контролировать – районный Роспотребнадзор?». От этих размышлений тянутся ниточки к индивидуальной лицензии врача и открытому рынку индивидуальных врачебных услуг.

? Где взять средства для хранения сеансов видеоконференцсвязи «пациент—доктор» и «доктор—доктор»? Этот вопрос – продолжение циничной врачебной шутки о том, что история болезни пишется для прокурора. «Нужды серьезные системы хранения, дата-центры. Маленькой компании аренда таких мощностей не под силу. Да и ЭЦП требуется в полном объеме. Телемедицина сейчас находится на частной территории, и мы не видим тенденции поддержки Минздравом развития частных инвестиций», – сетовал на летнем обсуждении «Телемедицина в России: новый виток развития отрасли» Владимир Гераскин, гендиректор онлайн-сервиса видеоконсультаций Telemed Help. Проблема поиска средств для протоколирования услуг и мест для хранения информации может стать актуальной для большинства небольших онлайн-стартапов, возникающих на территории телемедицины. Несколько таких сервисов ужеработает, например «Доктор рядом», Webclinic, DOC+, Docdoc.ru (средняя стоимость удаленной консультации с российским доктором в такого рода онлайн-клиниках составляет от 200 до 900 руб., консультация с зарубежным специалистом – более 2 тыс. руб.).

? Пока телемедицинская услуга не будет включена в ОМС, телемедицина в режиме «врач—пациент» будет развиваться преимущественно в больших городах, где есть хотя бы небольшие дополнительные средства. С этим заключением экспертов не поспоришь. А если не поспоришь, то люди из провинции с ограниченной платежеспособностью по-прежнему останутся отрезанными от передовой медицины, от экономии денег и времени на поездку в областной или окружной центр, от возможности выбора врача.

? Термин «консультация» в поправках к законодательным актам не определен, в то время как дистанционные консилиумы разрешены давно. На этот просчет в ходе дискуссии «Телемедицина в России: новый виток развития отрасли» обратила внимание Александра Орехович, юрист по разработке и продвижению правовых инициатив Фонда развития интернет-инициатив: «Консультация, лечение, диагностика – разные вещи. «Ну вы держитесь и приходите на очный прием» – только и может сказать сегодня доктор в ходе телемедицинского сеанса». Требуется проработка более четких условий оказания телемедицинской помощи в рамках рабочей группы». Врачи и бизнес рассчитывают на нормативно-правовые акты, которые Минздрав должен подготовить к ноябрю 2017 г.

? В условиях, когда врач будет концентрироваться исключительно на работе в телемедицинской клинике, он будет оторван от непосредственного общения с пациентом. На риски, связанные с такой ситуацией, обращает внимание Дмитрий Кузнецов, вице-президент Всероссийского союза страховщиков, президент Межрегионального союза медстраховщиков: «Важен баланс: отработал врач в течение пяти лет в очном общении с пациентом, имеет право уйти в телемедицину».

? Окончательную трактовку новых положений федеральных законов дадут только подзаконные акты профильного ведомства. На рамочный характер изменений в законодательстве о применении информационных технологий в сфере охраны здоровья указывает замдиректора по развитию компании «КМИС» Александр Гусев: «Даже когда все утвержденные Госдумой и одобренные Советом Федерации изменения будут подписаны Президентом – каких-то разительных изменений это не создаст. После подписания ФЗ должно последовать изменение подзаконных актов, которые уточнят и создадут необходимые правовые условия для развития тех или иных процессов, связанных с информатизацией медицины. Лишь после появления нормативно-правовых актов мы сможем проанализировать и понять более детально, как именно будут с юридической точки зрения отрегулированы отдельные вопросы». В числе документов НПБ А. Гусев называет проект приказа Минздрава «Об утверждении Порядка организации и проведения консультаций и консилиумов с применением телемедицинских технологий, включая правила идентификации участников дистанционного взаимодействия».

? Закон видит в телемедицине технологию, но не рынок. Эксперты сокрушаются, что закон не обрисовал даже пунктиром правила бизнеса в зоне телемедицины. Представитель кафедры коммерческого права и основ правоведения юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова Александр Долганин комментирует для «ИКС»: «Дело даже не в том, что внесенные в законопроект во втором чтении поправки устанавливают однозначный приоритет очного приема над дистанционным. Законодатель пока рассматривает телемедицину только как информационную технологию, но не как важную и перспективную сферу и особый рынок, нуждающийся в регулировании. Закон по сути ограничился включением понятия телемедицинских технологий и лаконичной статьи об особенностях медпомощи, оказываемых с применением телемедицинских технологий. Такие изменения не формируют даже общий законодательный подход к рынку телемедицинских услуг, который объединяет не только пациентов и медучреждения, но и специальных операторов и провайдеров (телекоммуникационные, ИТ-компании)». Юрист считает, что необходимо закрепление понятия телемедицинской услуги (в т.ч. платной), правового статуса каждого участника рынка, особенностей договора оказания телемедицинских услуг. К этому мнению стоит добавить саркастичный комментарий Бориса Зингермана, завотделом ИТ Гематологического НЦ Минздрава России: «Телемедицина – просто технология. Вы себе представляете закон о томографической медицине? Томографы вошли в рактику сами собой, а телемедиуину надо вводить законодательно».

Судьба закона – в руках подзаконных актов. Ждем деталей.

Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!

Оставить свой комментарий:

Для комментирования необходимо авторизоваться!

Комментарии по материалу

Данный материал еще не комментировался.