Rambler's Top100
 
Все новости Новости отрасли

В России запрещают ПО, через которое распространяется «пиратский» контент

11 июля 2018

Государственная Дума приняла в первом чтении законопроект о блокировке доступа к программным приложениям, через которые распространяется «пиратский» контент. Документ был разработан 27 депутатами, включая вице-спикера Петра Толстых, и представляет из себя поправки в Закон «Об информации, информационных технологиях и защите информации».

Нынешний законопроект расширяет формулировки «антипиратского» закона. Сейчас в законе используется термин «информационные ресурсы». Предлагается дополнить его термином «программное приложение». Соответственно, по стандартной процедуре Роскомнадзор будет определять «владельца программы для ЭВМ» («владельца программного приложения») и направлять ему требование об удалении спорного контента, в противном случае доступ к приложению будет заблокирован по сетевому (IP) адресу.

В пояснительной записке к законопроекту отмечается, что в ходе применения «антипиратского» закона возникли различные толкования термина «информационный ресурс». В связи с этим у правообладателей возникают трудности с блокировкой доступа к программам для ЭВМ, через которые незаконно распространяется принадлежащий им контент. Предлагаемые изменения должны решить данную правовую неопределенность, считают авторы законопроекта.

Фактической целью законопроекта являются мобильные приложения, через которые распространяется «пиратский» контент. Например, в последнее время правообладатели жаловались на «пиратские» каналы в Telegram. Такие каналы создали ранее заблокированные за «пиратство» торрент-трекер Rutracker и библиотека «Флибуста». Предлагаемый законопроект мог бы бороться с такого рода приложениями. Правда, Telegram в России и так находится под блокировкой.
Правительство просит уточнить формулировки и просит бюджетные средства

Правительство в своем отзыве предложило откорректировать данный законопроект. Предлагаемый документом термин «программное приложение» следует соотнести с используемым в Гражданском кодексе термином «программа для ЭВМ». Также не определены критерии идентификации программных приложений, в отношении которых следует принимать меры реагирования.

Кроме того, правительство указало на техническую сложность определения сетевых адресов, обеспечивающих работоспособность программного приложения. Идентификация же программных приложений только по названию допускает ограничение доступа к информационным ресурсам, прямо не связанным с этим приложением, так как могут существовать несколько приложений со схожими названиями.

Правительство считает, что идентификация программных приложений должна осуществляться по совокупности признаков: наименование, разработчик ПО, страница информационного ресурса, на которой доступна загрузка данного приложения, и краткое описание возможностей приложений.

Наконец, в правительстве отметили, что определение владельцев программных приложений и анализ этих приложений в целях принятия мер по ограничению доступа к ним является более трудоемкой задачей, нежели аналогичные действия в отношении сайтов в интернете. В связи с этим реализация таких предложения потребует дополнительных бюджетных ассигнований, но законопроектом они не предусмотрены.
«Программное приложение» – это не «программа для ЭВМ»

О необходимости доработки законопроекта заявили и в правовом управлении Госдумы. Не определяя значение термина «информационный ресурс», документ вводит взаимосвязанные с ним термины «программное приложение» и «владелец программного приложения». Но и их значение в документе не определяется.

Попытка же отождествлять термин «программный продукт» с термином «программа для ЭВМ» является «логической ошибкой», считают в правовом управлении Госдумы. Согласно Гражданскому кодексу, программой для ЭВМ является «совокупность данных и команд, предназначенных для функционирования ЭВМ и других компьютерных устройств в целях получения определенного результатам». У термина же «программное приложение» иное содержание.

Кроме того, правовое управление Госдумы указало на ряд других нестыковок норм предлагаемого законопроекта. Например, предполагается, что у программного приложения есть доменное имя и сетевой адрес, что противоречит используемым в Законе «Об информации» определениям доменного имени и сетевого адреса.

В Законе «Об информации» нормы по борьбе с «пиратством» появились в 2013 г., когда был принят так называемый «антипиратский» закон. Владельцы прав на кино- и ТВ-продукцию получили возможность требовать блокировки доступа к сайтам, нарушающим их права.

Для этого правообладатель обращается в Мосгорсуд с заявлением о введении предварительных обеспечительных мер. После принятия таких мер Роскомнадзор предоставляет владельцу ресурса-нарушителя три дня на удаление спорного контента. Если этого не происходит, доступ к указанному сайту блокируется. Со своей стороны, правообладатель обязан в течение 15 дней подать к данному ресурсу полноценный иск в Мосгорсуд.

В 2014 г. «антипиратский» закон был расширен. Права по борьбе с «пиратством» получили владельцы прав на все виды контента, кроме фото. Тогда же было введено понятие «пожизненной» блокировки: если Мосгорсуд дважды выносит решения о признании некоего ресурса нарушителем прав одного и того же правообладателя, то доступ к этому ресурсу блокируется на постоянной на основе.

В 2017 г. был введен специальный упрощенный порядок блокировки зеркал ресурсов, которые ранее были пожизненно заблокированы. Соответствующие решения принимает Минкомсвязи. Тогда же поисковые системы обязали удалять ссылки на пожизненно заблокированные сайты.

Источник: CNews

Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!

Оставить свой комментарий:

Для комментирования необходимо авторизоваться!

Комментарии по материалу

Данный материал еще не комментировался.