Rambler's Top100
 
Все новости Новости компаний

Почему лечение по интернету пока не стало общероссийским проектом

21 сентября 2018

Уже скоро год, как в России действует закон о телемедицине. Его принятию предшествовал конфликт между Минздравом и интернет-отраслью из-за будущих норм регулирования. Но обе стороны сходились во мнении, что телемедицина в первую очередь необходима жителям отдаленных территорий, где нет даже фельдшеров. На деле же оказалось, что, кроме Москвы и Санкт-Петербурга, медицинские онлайн-сервисы спросом практически нигде не пользуются.

В России 83 тыс. населенных пунктов, в которых проживает менее 100 тыс. человек, причем в большинстве из них нет даже фельдшеров. Такие данные приводила министр здравоохранения Вероника Скворцова в июне 2015 года, отмечая, что создать в каждом из этих населенных пунктов фельдшерско-акушерский пункт (ФАП) невозможно в том числе из-за нехватки кадров. В связи с этим, по ее мнению, необходимо использовать телемедицинские технологии. Госпожа Скворцова тогда пообещала, что в ближайшие два года до каждого ФАПа и населенного пункта будет доведено оптоволокно, чтобы таким образом появилась возможность использовать телемедицинские технологии через Skype. В 2013 году министр заявляла, что к 2018 году 95% граждан будут иметь электронную медицинскую карту и все медучреждения без исключения будут подключены к единому пространству телемедицины.

Осенью 2015 года в Минздраве сообщали, что собирают предложения регионов о возможности развития телемедицины в стране. В 68 субъектах РФ телемедицинские услуги уже оказываются по двум основным видам: врач—врач и врач—пациент, отмечали тогда в министерстве. Чиновники считали, что необходимо доработать ряд моментов, чтобы защитить персональные данные пациента. В министерстве были обеспокоены потенциальными мошенническими схемами, основанными на пробелах этой самой защиты. Варианты решения предполагалось разработать вместе с регионами.

Очевидно, что необходимость телемедицинских услуг назрела уже давно, и нужны они в первую очередь жителям отдаленных территорий России. Кроме того, эксперты утверждали, что развитие телемедицины приведет к значительному сокращению стоимости медицинских услуг, увеличит их доступность, а также поможет экономить средства фонда ОМС. Оставался вопрос о законодательном регулировании телемедицины.

В итоге закон разрабатывали почти два года. Обнародованный весной 2016 года проект не разрешал врачам дистанционно назначать лечение, специалисты могли только осуществлять мониторинг, консультации и профилактику, при необходимости вызывая пациента на очный прием. Закон должен был вступить в силу с января 2017 года. Участники традиционного медицинского рынка эту версию поддержали, но она не устраивала она интернет-отрасль. Так, «Яндекс», Институт развития интернета (ИРИ), Фонд развития интернет-инициатив (ФРИИ), депутат Госдумы Леонид Левин и экс-советник президента по интернету Герман Клименко параллельно готовили альтернативный законопроект. Экспертный совет при правительстве РФ поддерживал Минздрав, неоднократно корректировавший свой законопроект, но считал необходимым учесть предложения интернет-сообщества. Оно, в свою очередь, требовало внести пункт, позволяющий врачу не только проводить телемедицинские консультации, но и назначать лечение.

Наиболее активно принятие этой нормы лоббировал Герман Клименко. «Наш подход простой: для развития телемедицины впишите в законодательство всего одну новую строчку о том, что дистанционный прием у врача приравнивается к очному»,— заявлял он в 2016 году. Господин Клименко отмечал тогда, что чиновники Минздрава при упоминании телемедицины «впадают в истерику».

В принятом после бурных обсуждений документе (вступил в силу 1 января 2018 года) не содержится нормы о дистанционном назначении лечения. В итоге впервые поставить диагноз и определить терапию можно только на очном приеме. Получать электронные рецепты на лекарства и медицинскую документацию о состоянии здоровья пациенты смогут с 2019 года.

На фоне громких дискуссий о законодательном регулировании телемедицины крупнейшие игроки интернет-рынка активно готовились к появлению новых коммерческих возможностей. В числе первых — участвовавший вместе с ФРИИ и ИРИ в разработке альтернативной версии законопроекта «Яндекс», который в 2017 году запустил мобильное приложение «Яндекс. Здоровье», позволяющее записаться к врачу без звонка в регистратуру. В том же году запуск телемедицинского проекта SmartMed анонсировали ГК «Медси» и сотовый оператор МТС (входят в АФК «Система» Владимира Евтушенкова). Сотовый оператор «МегаФон» на базе заработавшей в мае 2017 года платформы Telemed Help запустил приложение «МегаФон.Здоровье», соинвестором которого был бывший гендиректор «МегаФона» Иван Таврин. А в феврале 2018 года был запущен сервис DoctorSmart — совместный проект сына основателя клиники «Медицина» Григория Ройтберга Павла и вице-президента Mail.ru Владимира Никольского. Помимо партнерств на рынке осуществлялись крупные сделки. Так, в мае 2017 года Сбербанк стал владельцем 80% в сервисе поиска врача и записи на прием DocDoc.

Всего за последние полтора года на новом рынке появилось с десяток тематических проектов. Сейчас большинство компаний, создавших телемедицинские сервисы, неохотно раскрывают данные о количестве проведенных онлайн-консультаций или вовсе отказываются от этого. Так, в МТС сообщили “Ъ”, что SmartMed сейчас находится в стадии формирования базы пользователей, причем их ежемесячный прирост составляет более 20%. Точное количество пользователей приложения в МТС не назвали, отметив лишь, что 60% тех, кто его установил, уже обратились за удаленной консультацией. Директор по маркетингу DocDoc Александр Ориновский рассказал, что к концу 2018 года количество клиентов, записавшихся через сервис на прием к врачу с момента его запуска в 2012 году, может превысить 2 млн человек.

Очевидно, что едва получивший законодательное регулирование рынок быстро оказался перенасыщенным. Причем, по словам СЕО мобильной клиники DOC+ Руслана Зайдуллина, предложение на рынке намного превышает спрос со стороны населения. Осложняют развитие бизнеса и сами законодательные нормы. В январе 2018 года был принят первый подзаконный акт о порядке оказания медпомощи с применением телемедицинских технологий. Согласно документу, такие услуги необходимо проводить в помещении, оборудованном для проведения офлайн-консультаций и при наличии лицензии. Причем лицензию необходимо получать на каждое направление услуг. Кроме этого для оказания платных услуг необходимо использовать единую систему идентификации и аутентификации (ЕСИА). Компании могут оказывать и анонимные медицинские услуги, но также с использованием ЕСИА.

Председатель правления Национальной телемедицинской ассоциации Иван Картовицкий поясняет, что отраслевые нормативные акты постоянно обновляются, дополняя друг друга. Компаниям пока сложно понять, как они должны работать, и они пытаются подстроиться под существующие нормы, считает он.

В компании «Мобильные медицинские технологии», в которую входит в том числе сервис «Онлайн-доктор», отмечают, что всеми ее сервисами с 2016 года проведено более 50 тыс. телемедицинских консультаций, причем 80% всех запросов приходится на регионы. Это едва ли не единственная компания, которая может похвастаться такими впечатляющими результатами работы за пределами Москвы. Опыт других участников рынка говорит о том, что в других городах, в том числе в Санкт-Петербурге, спрос на телемедицинские услуги значительно ниже, чем в столице.

В Петербурге, например, рынок медуслуг более пассивный, чем в Москве, что снижает спрос и на новые онлайн-услуги, говорит гендиректор Ondoc Александр Константинов. У его сервиса сейчас около 170 тыс. пользователей, из которых только 35% —жители Петербурга. Не удалось расшириться за пределами Москвы мобильной клинике Doc+: в июне 2018 года стала недоступна ее услуга по вызову врача на дом в Санкт-Петербурге. Проработав там полтора года, компания отказалась от продвижения в городе из-за низкого спроса и решила сосредоточиться на Москве. У DocDoc, по собственным данным, на долю регионов приходится 15% от общего количества записей.

По мнению сооснователя «Доктора на работе» Ильи Куприянова, проблема развития телемедицины в регионах может быть частично связана с нежеланием местных врачей консультировать дистанционно из-за опасения юридической ответственности. Он поясняет, что на уровне работы в государственных медучреждениях телемедицина по-прежнему не имеет полноценной законодательной базы, а также ее технически трудно внедрить в частные клиники. Кроме этого участники рынка столкнулись с недоверием населения к новым услугам из-за низкой информированности и адаптации к новым технологиям, что и повлекло за собой низкий спрос.

Источник: КоммерсантЪ

Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!

Оставить свой комментарий:

Для комментирования необходимо авторизоваться!

Комментарии по материалу

Данный материал еще не комментировался.