Rambler's Top100
 
Все новости Новости отрасли

Россия заняла 43-е место в рейтинге конкуренто-способности стран мира

17 октября 2018

Мир все сильнее трансформируется под влиянием новых цифровых технологий, из-за этого меняется и суть конкурентоспособности.

Это создает новые вызовы как для правительств, так и для бизнеса: под угрозой дальнейший рост экономики и производительности труда.

Таков ключевой вывод отчета Всемирного экономического форума по глобальной конкурентоспособности, подготовленного Евразийским институтом конкурентоспособности совместно с консалтинговой компанией Strategy Partners. В отчете использовалась новая методология, позволившая наиболее точно отследить динамику мировой экономики в условиях Четвертой промышленной революции. Были учтены многие из факторов, оказывающие сейчас сильнейшее влияние на конкурентоспособность разных стран. Многие из них в прошлом не принимались во внимание при принятии важных решений. Среди них: генерация идей, культура предпринимательства, открытость и быстрота адаптации.        

Новая методология дает максимально точное представление о конкурентоспособности в 140 странах. Для этого используются 98 показателей, поделенных на 12 составляющих. Для каждого из показателей используется шкала от 0 до 100, которая отражает, насколько близка экономика к «идеальному» уровню конкурентоспособности. По совокупности этих факторов наилучший результат у США — 85,6. За ним следуют Сингапур и Германия. Среднемировой показатель конкурентоспособности равен 60, то есть на 40 пунктов ниже максимального уровня.

Наиболее конкурентоспособные экономики мира объединяет то, что все они обладают значительным потенциалом для повышения уровня конкурентоспособности. Например, несмотря на то, что Сингапур является наиболее подготовленной к будущим вызовам экономикой, он отстает от Швеции в том, что касается наличия «специалистов с цифровыми навыками» (digitally skilled workforce). Швейцария обладает наиболее эффективными методиками профессиональной переподготовки и переквалификации сотрудников, а американские компании быстрее всех приспосабливаются к изменениям в экономике.

Один из самых настораживающих выводов — сравнительная слабость множества стран во внедрении инноваций — начиная от генерации идей и заканчивая коммерциализацией новых продуктов. По этому параметру 103 страны показали результат ниже 50 пунктов. Лучший результат у Германии, за ней следуют США и Швейцария. В Израиле, как отмечено в отчете, наиболее позитивное отношение к предпринимательскому риску, а в некоторых странах Восточной Азии — обратная тенденция. Канада имеет наиболее разнообразную структуру рабочей силы, а сложившаяся в Дании корпоративная культура наименее иерархична — оба эти фактора критически важны для развития инноваций.    

«Принятие последствий Четвертой промышленной революции стало определяющим критерием конкурентоспособности. В своем Отчете Всемирный экономический форум предлагает подход для оценки того, насколько страны соответствуют этому критерию. Я предвижу новый глобальный разрыв между теми странами, которые понимают суть инновационных преобразований, и теми, кто не понимает. Лишь те страны, которые осознают важность Четвертой промышленной революции, смогут расширить возможности для своих народов», — говорит Клаус Шваб (Klaus Schwab), основатель и президент Всемирного экономического форума.

Необходимо сочетать открытость с политикой равенства возможностей

Отчет подчеркивает важность открытости для роста конкурентоспособности в период торговых споров и роста противодействия глобализации. Например, страны, в которых на хорошем уровне показатели открытости, такие как: низкие тарифные и нетарифные барьеры, простота найма иностранной рабочей силы и сотрудничество в патентной заявке — демонстрируют также хорошие результаты в инновациях и экономической эффективности. Эти исследования показывают, что поворот к открытости и интеграции положительно бы сказался на состоянии мировой экономики. Но при этом крайне важно разработать меры для решения проблем в странах, на которых глобализация сказывается неблагоприятно. 

Отчет также подчеркивает, что политика перераспределения доходов, система социальной защиты населения, инвестиции в человеческий капитал, а также более прогрессивное налогообложение, направленное на устранение неравенства, вовсе не обязательно уменьшают конкурентоспособность. Даже если в стране изначально не соблюдался баланс между ростом конкурентоспособности и равенством возможностей ее граждан, она все равно может быть одновременно ориентированной и на экономический рост, и на равенство возможностей. Например, работники в странах, входящих в десятку наиболее конкурентоспособных, в среднем работают на пять часов меньше, чем в трех стран БРИКС — Бразилии, Индии и России, — по которым есть релевантная статистика. 

Основная идея отчета заключается в том, что для повышения конкурентоспособности необходим комплексный подход: хорошие показатели в одной области не могут компенсировать низкие показатели в другой. Это, в особенности, относится к инновациям: несмотря на то что фокус на современных технологиях дает возможность странам с низким и средним уровнем дохода совершить скачок, их правительства не должны забывать о «старых» проблемах, мешающих развитию, таких как качество управления, инфраструктуры и кадров. В 117 из 140 исследованных стран состояние институтов тянет вниз общую конкурентоспособность.     

«Конкурентоспособность — это не соревнование и не игра с нулевой суммой. Все страны могут быть более процветающими. Четвертая промышленная революция уравнивает возможности благодаря возможностям для экономического скачка, обмену инновационными идеями между странами и новым способам создания добавленной стоимости. Тем не менее сами по себе технологии не панацея. Страны должны инвестировать в людей и институты, чтобы оправдать возложенные на технологии надежды», — отмечает Саадия Захиди (Saadia Zahidi), член правления и руководитель Центра новой экономики и общества (Centre for the New Economy and Society).

Особенности регионов и стран

США является страной, наиболее близкой к максимальному уровню конкурентоспособности, — 85,6 пунктов из 100. В частности, лидирует по таким составляющим, как: «Динамика развития бизнеса» благодаря своей культуре предпринимательства, «Рынок труда» (81,9 из 100) и «Финансовая система» (92,1). Все это способствует тому, что инновационная экосистема США является одной из лучших в мире (86,5 пунктов, второй показатель после Германии). Качество государственных институтов также остается относительно хорошим (74,6 пунктов, 13 место). Тем не менее наблюдаются признаки уменьшения социального капитала (показатель снизился до 63,3 пунктов по сравнению с 65,5 в прошлогоднем исследовании) и снижения общего уровня безопасности (79,1 пунктов, 56 место) — количество убийств в США в пять раз превышает средний показатель в развитых странах. Далеки от максимума такие показатели, как: «Система сдержек и противовесов» (76,3 пункта, 40 место), «Независимость судебной системы» (79 пунктов, 15 место) и «Коррупция» (75 пунктов, 16 место). Кроме того, страна отстает от наиболее развитых стран по показателю «Здоровье», ожидаемая продолжительность здоровой жизни в США равна 67,7 лет (46 место), что на три года меньше среднего показателя в развитых странах и на шесть лет меньше, чем в Сингапуре и Японии. Наконец, показатель «Проникновение IT и современных коммуникаций», включающий такие параметры, как количество пользователей мобильной широкополосной связи и интернета, низок относительно других развитых стран. США (71,2 пункта) отстает от Южной Кореи на полных 20 пунктов.

Кроме США в десятке лидеров есть и другие страны из G20, в том числе: Германия (3 место, 82,2 пункта), Япония (5 место, 82,4 пункта) и Великобритания (8 место, 82 пункта). При этом разброс между остальными странами из «Большой двадцатки» серьезный. Практически 30 пунктов — и 80 мест — отделяют США от Аргентины (81 место, 57,5 пункта), у которой наихудшие показатели уровня конкурентоспособности среди стран G20.  

Сингапур занимает второе место в общем рейтинге (83,5); открытость является определяющей чертой и одним из основных драйверов экономического успеха этого мирового центра торговли. Страна также занимает лидирующую позицию в составляющей «Инфраструктура», демонстрируя практически идеальный показатель — 95,7 — благодаря своей первоклассной транспортной инфраструктуре и связи. 

Кроме уже упомянутых Сингапура и Японии, Гонконг (7 место, 82,3) является третьей страной из Восточной Азии и Тихоокеанского региона, вошедшей в топ-10. Это подтверждает широко распространенное мнение о том, что темпы роста в регионе не будут снижаться. Три этих экономики обладают высококлассной материально-технической и цифровой инфраструктурой и связью, макроэкономической стабильностью, значительным человеческим капиталом и хорошо развитыми финансовыми системами. Австралия (14 место, 78,9 пункта) и Корея (15 место, 78,8 пункта) находятся в числе двадцати лучших стран. Наибольший разрыв между странами в этом регионе наблюдается в том, что касается инновационных экосистем: Новая Зеландия находится на 20 месте по «Инновационному потенциалу», в то время как Южная Корея занимает 8 место. Развивающиеся рынки, такие как Монголия (99 место, 52,7 пункта), Камбоджа (110 место, 50,2 пункта) и Лаосская НДР (112 место, 49,3 пункта) находятся только на полпути к максимальным показателям конкурентоспособности. Это делает их уязвимыми к последствиям возможного экономического шока, например при неожиданном росте процентных ставок в развитых странах и эскалации торговых конфликтов. 

Из группы крупных развивающихся рынков БРИКС в топ-50 «Индекса глобальной конкурентоспособности» есть только две страны. Китай является наиболее конкурентоспособным из них, занимая 28 строчку с результатом 72,6 пункта. За ним — на 43 месте — следует Россия. Индия находится на 58 месте, что на пять позиций выше, чем в 2017 году. Это самый высокий темп роста всех стран-участниц G20. За Индией следует Южная Африка, чей показатель снизился на пять позиций — до 67 строчки. На последнем месте находится Бразилия, которая опустилась на три позиции и стала 72-й.

Россия — лучшая из стран «Евразии» (именно так в WEF называют страны СНГ плюс Украину, Грузию и Туркменистан). После нее Казахстан (59 место). Украина заняла 83 место — у нее слабо развиты институты, крайне неустойчивые финансовая система и макроэкономические показатели. Хуже всех в «Евразии» выступил Таджикистан — 102 место. Но надо иметь в виду, что некоторые страны региона — Туркменистан и Беларусь — не входят в рейтинг, так как по ним нет достаточно достоверной статистики. 

То, что Россия поднялась с 45 на 43 место рейтинга, — результат макроэкономической стабильности: ВВП умеренно растет, инфляция значительно снизилась, госдолг остается низким. Но усиление позиций только видимость:

«Парадигма конкурентоспособности меняется, и в свете Четвертой промышленной революции начинают играть большую роль новые факторы. Поэтому позиции России на самом деле выглядят скромными, — комментирует Алексей Праздничных, партнер Strategy Partners и руководитель проекта в России. — Слабые стороны связаны с развитием финансового сектора, ограничениями регулирования и конкуренции в отдельных секторах экономики, а также институциональной среды. Доступность финансирования и конкурентоспособность финансового сектора сейчас очень важны: деньги нужны разным секторам экономики — не только крупным компаниям, но и малому, и среднему бизнесу, и стартапам. Вопросы здравоохранения, а также соответствия профессионального образования потребностям новой экономики также все больше становятся слабой стороной конкурентоспособности России. Тот набор навыков, с которым студенты выходят из университетов, не соответствует современным вызовам».

Традиционно слабые стороны России — это здоровье населения (100 место), развитость финансового рынка (86 место). А также качество институтов (право собственности, независимость судов, свобода СМИ и т. д.) — 72 место.

Сильные стороны России — это размер рынка (6 место в мире) и развитость коммуникаций (25 место). Она также стоит сравнительно высоко в способности к инновациям (36 место), что теоретически дает ей шанс улучшить свое положение в будущем, воспользовавшись технологическим развитием.

Показатели России

Европа делится на крайне конкурентоспособный Северо-Запад, относительно конкурентоспособный Юго-Запад, растущий Северо-Восточный регион и отстающий Юго-Восток. Несмотря на продолжающуюся нестабильность, вызванную недавними политическими изменениями, основные факторы конкурентоспособности континента, такие как здоровье, образование, инфраструктура и квалификация людей, остаются на сильных позициях. Швеция (9 место, 81,7 пункта) находится на самой высокой строчке среди скандинавских стран. Франция (17 место, 78 пункт) — в двадцатке. Особенно сильно европейские страны различаются по уровню развития инновационных экосистем. В странах Восточной Европы и Балкан отсутствует базовая инновационная инфраструктура, в то время как Германия и Швейцария устанавливают в этой сфере мировые стандарты.

Чили (33 место, 70,3 пункта) с отрывом лидирует среди стран Латинской Америки и Карибского бассейна, опережая Мексику (46 место, 64,6 пункта) и Уругвай (53 место, 62,7 пункта). Венесуэла (127 место, 43,2 пункта) и Гаити (138 место, 36,5 пункта) — в самом конце списка. Уровень конкурентоспособности региона остаётся нестабильным и в будущем может ухудшиться из-за множества факторов. В их числе: повышенный риск усиления торгового протекционизма со стороны США; последствия экономического и гуманитарного кризиса в Венесуэле; нестабильная политическая ситуация в связи с выборами в крупнейших странах региона; ущерб от стихийных бедствий, представляющих особенную угрозу для Карибов. Низкий уровень безопасности и слабые государственные и общественные институты — самые серьезные проблемы для большинства стран этого региона. 

Уровень конкурентоспособности стран Ближнего Востока и Северной Африки остается неоднородным. Израиль (20 место, 76,6 пункта) и ОАЭ (27 место, 73,4 пункта) являются лидерами в регионе. Саудовская Аравия располагается на 39 строчке с 67,5 пункта. Увеличить инновационный потенциал региона, стимулировать динамику развития бизнеса и повысить конкурентоспособность могли бы: стимулирование связей внутри региона, развитие и использование информационно-коммуникационных технологий и инвестиции в человеческий капитал.

Семнадцать из 34 стран Африки, расположенных к югу от Сахары, находятся в последней двадцатке, а по среднему показателю уровня конкурентоспособности в регионе — 45,2 пункта — этот регион находится дальше, чем на полпути к идеалу. Маврикий (49 место, 63,7 пункта) — лидер региона, опережает ЮАР, а Чад (140 место, 35,5 пункта) обходит почти на 30 пунктов и 91 место. Кения располагается на 93 строчке с результатом 53,7 пункта, Нигерия занимает 115 место со 47,5 пункта из 100 возможных.    

О методологии «Индекса глобальной конкурентоспособности 4.0»

Основываясь на четырех десятилетиях опыта в сравнительном анализе конкурентоспособности стран, «Индекс глобальной конкурентоспособности 4.0», представленный Всемирным экономическим форумом, является новым комплексным индикатором. Он объединяет факторы, определяющие уровень производительности труда, которая является основной для долгосрочного роста. В основе Индекса — 12 основных драйверов производительности: качество институтов, состояние инфраструктуры, проникновение IT и современных коммуникаций, макроэкономическая стабильность, потребительский рынок, рынок труда, финансовая система, размер внутреннего рынка, здоровье, образование и навыки, динамика бизнес-развития, способность к инновациям. Они включают в себя 98 показателей. Ознакомиться с более подробной информацией о методологии можно здесь.   

Центр новой экономики и общества (Centre for the New Economy and Society)

Отчет – одно из направлений работы Центра новой экономики и общества Всемирного экономического форума. Цель Центра — построение экономик, которые одновременно и динамичны, и предоставляют равенство возможностей в эпоху ускоренных технологических и политических изменений. Центр предоставляет мировым лидерам основу для понимания и прогноза социально-экономических тенденций; для адаптации в соответствии с ними политики и практик в быстро меняющихся условиях. Значительная часть работы Центра направлена на формирование условий для стимулирования экономического роста и равенства возможностей в разных странах. Центр стремится сделать промышленную политику в условиях Четвертой промышленной революции более эффективной и повысить конкурентоспособность. Центр также помогает развитым и развивающимся странам наладить государственно-частное партнерство, чтобы компенсировать недостатки в квалификации населения и подготовиться к будущим революционным изменениям в условиях труда. Наконец, Центр выступает в качестве испытательного полигона для изучения все более четких контуров новой экономики, включая переосмысление понятия добавленной стоимости, инвестиционных стратегий для создания рабочих мест, новых принципов фриланс-экономики и новых систем социальной защиты.

Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!

Оставить свой комментарий:

Для комментирования необходимо авторизоваться!

Комментарии по материалу

Данный материал еще не комментировался.