Rambler's Top100
 
 
Статьи
16 ноября 2020

Спутниковый доступ необходим на 99% территории страны

За пределами мегаполисов «последняя миля», определяющая доступность и качество ИКТ-сервисов, часто реализуется только с помощью спутникового доступа. Об особенностях этого рынка – Александр Аносов, генеральный директор компании «Дозор-Телепорт».

– Александр, как в целом развивается сегодня сегмент спутниковой связи?

– Спутниковая связь показывает устойчивый рост, она является важной составной частью общего тренда на повсеместную цифровизацию, который мы наблюдаем в глобальных масштабах. По прогнозам NSR, темпы увеличения количества активных абонентов VSAT в ближайшие годы будут двузначными – до 25%! – во всех регионах мира, за исключением Северной Америки. 

Рост спроса на спутниковую связь приводит к росту предложения и, как следствие, к снижению стоимости спутникового ресурса и повышению доступности данного сервиса. Так, по данным Euroconsult, объем аренды мощностей спутников для передачи данных увеличивается в среднем на 23% в год, и такой темп сохранится до 2028 г. Усиление конкуренции между владельцами спутников приведет к снижению стоимости спутникового ресурса к 2028 г. на 67% – с $585 до $191 за 1 Мбит/с в месяц.

– Давайте перейдем от глобальных трендов к российским реалиям. Какой процент российских пользователей нуждается в спутниковом доступе?

– Этот вопрос следует сформулировать немного по-другому: где российский абонент будет нуждаться в спутниковом доступе? Ответ: на 99% территории страны. Мегаполисы с городами-спутниками и другие крупные города имеют неплохую телекоммуникационную инфраструктуру, как кабельную, так и определяемую беспроводным покрытием. Но за пределами городов все выглядит несколько иначе – даже в Московской области много населенных пунктов, где широкополосное подключение лучше получать через спутник, а по наземным каналам обеспечить его непросто.

Конечно, в последние годы государство многое сделало для расширения проникновения широкополосного доступа в отдаленные города и поселки. Но чудес не бывает: никто не будет прокладывать оптоволокно в удаленную деревню из полусотни дворов, это экономически невыгодно. Поэтому на территории нашей огромной страны спутниковый доступ крайне актуален как для частных лиц, так и для корпоративных пользователей: предприятий, органов госуправления, объектов критической инфраструктуры и т.д.

В количестве подключений предсказуемо лидируют Дальневосточный и Сибирский федеральные округа, на которые приходится половина всех VSAT-станций в России. Они же показывают самые высокие темпы роста, например: в 2019 г. в них были установлены 46% новых VSAT-станций в стране. Но рост мы наблюдаем и в других регионах, например, по итогам 2019 г. в Уральском и Поволжском федеральных округах количество VSAT-станций увеличилось на 20%, а в Центральном – на 12%.

– Какова роль государства в развитии спутникового доступа?

– Спутниковый доступ активно используют для подключения социально значимых объектов в рамках федерального проекта «Информационная инфраструктура», развернутого в рамках национальной программы «Цифровая экономика РФ». Например, сейчас мы выполняем подключение к интернету более чем 1200 социальных структур в Республике Саха (Якутия). Это школы и учреждения среднего профессионального образования, фельдшерско-акушерские пункты, отделения полиции и Росгвардии, пожарные части, военкоматы, органы государственной власти и местного самоуправления. Соответствующий тендер «Дозор-Телепорт» выиграл в прошлом году, работы займут два года.

Также в рамках проекта «Информационная инфраструктура» к 2024 г. планируется создать спутниковую группировку связи «Экспресс-РВ» из пяти космических аппаратов, которые будут предоставлять услуги ШПД на всей территории России и в Арктике. Кроме того, действует федеральная целевая программа «Сфера», предполагающая развертывание в 2023–2028 гг. орбитальной группировки из более чем 600 спутников с высокой пропускной способностью, мощностей которых будет достаточно, чтобы одновременно обеспечивать связью до 10 тыс. подвижных объектов транспорта, такое же количество точек коллективного интернет-доступа и 10 млн абонентов персональной связи.

– Много ли в России предприятий расположено вдали от населенных областей, охваченных развитой проводной инфраструктурой?

– Много. Например, большая часть структур нефтедобывающей промышленности. И «нефтянка» – лишь один пример вертикального рынка, который остро нуждается в спутниковой связи, пример наиболее яркий, но не единственный. Сюда же отнесем другие предприятия добывающей промышленности, лесозаготовку, энергетиков, транспорт, объекты дорожной инфраструктуры, федеральные торговые сети и т.д.

Напомню, что спутниковый доступ может быть как стационарным, так и мобильным. Мы можем обеспечить ШПД для яхт, прогулочных и транспортных судов, поездов, туристических автобусов, самолетов. Сегодня широкополосный доступ важен и для мобильных групп: экспедиций, сервисных бригад, аварийных команд и т.п.

Замечу, что спутниковый доступ актуален даже для тех предприятий в удаленных районах, которые имеют ШПД по кабельным каналам. 

– Зачем таким компаниям «спутник», если у них есть наземные каналы?

– Для обеспечения непрерывности бизнеса. Наземные каналы большой протяженности по понятным причинам уязвимы для внешних воздействий, поэтому в качестве резервных сейчас все чаще используют спутниковые каналы. Случился очередной паводок, копали канаву или, например, перекладывали шпалы – вот и повреждено оптоволокно или затоплены короба с кабелями, без доступа в интернет остался город или даже несколько географически близких населенных пунктов. А в них работают сотни структур, которым без интернет-доступа сегодня проблематично или невозможно вести бизнес либо, если мы говорим о госструктурах, выполнять свои функции.

Технически избежать такой ситуации с использованием наземных структур можно – нужно лишь подвести резервный канал, удаленный от основного. Но тянуть оптоволокно на тысячи километров для резервирования экономически нерентабельно, да и неразумно – ведь спутниковый интернет доступен на всей территории страны. Кроме того, спутниковый канал не зависит от расстояния до подключаемого объекта, что выгодно отличает наши сервисы от кабельных.

– Вы выступаете и как провайдер, и как интегратор?

– В сегменте частных абонентов говорить об интеграции, наверное, не стоит – оборудование даже для коллективного использования канала коробочное. Но задачи корпоративных абонентов более разнообразны, поэтому тут при подключении от нас требуются функции консалтинга, а иногда и интегратора.

В нашей структуре – а мы входим в состав холдинга – есть профильное подразделение, которое способно решать задачи заказчиков в плане интеграции. За время существования мы наработали ряд интересных кейсов, имеем профильную экспертизу для многих вертикальных рынков, например, для упомянутой «нефтянки», для морских и речных судов, для энергетиков и т.д.

Задачи у заказчиков весьма разнообразные. На базе спутникового канала можно обеспечить практически все: передачу данных, телефонную связь, видеоконференции, видеонаблюдение, оперативно-диспетчерское управление и т.д. Согласитесь, что телеком-сервисы для М2М, для репликации баз данных, для телефонии или только для электронной почты должны быть немного разными, как в техническом плане, так и в плане экономики. Кроме спектра задач своеобразие вносит структура предприятия – наши заказчики часто имеют филиалы, распределенные по большой территории, которым иногда нужна связь с заданными параметрами для коммуникаций с центральным офисом, друг с другом, с удаленными серверами и т.д.

– Насколько «тесно» в сегменте операторов спутникового доступа? 

– Ситуация в российском сегменте своеобразная: в стране есть два вертикально интегрированных оператора спутниковой связи – ФГУП «Космическая связь» и АО «Газпром космические системы», – располагающих собственной инфраструктурой: как спутниками, так и наземными станциями. Кроме того, работают несколько десятков виртуальных операторов, которые предоставляют услуги спутниковой связи на основе инфраструктур двух упомянутых операторов.

«Дозор-Телепорт» изначально являлся базовым оператором (HNO) – у нас свои центральные земные станции спутниковой связи, – но в дальнейшем стал применять также модель виртуального оператора (VNO), исходя из экономических предпосылок реализации определенных проектов. Сейчас мы поставляем услуги на разных платформах. Из используемых нами платформ 80% построены по модели HNO, что позволяет предоставлять услуги с высоким качеством сервиса. Но 20% задействуют модель VNO, что помогает нам конкурировать в низкомаржинальных проектах. Наша политика дает возможность не просто перепродавать услуги, а предоставлять более гибкие тарифы, обеспечивать дополнительные и сопутствующие сервисы, консалтинговые услуги и многое другое.

Как я уже говорил, российский рынок спутникового доступа растет. Основная причина – продолжающийся курс на интернетизацию всего, от бизнес-процессов до повседневной жизни. Также росту способствует заметное снижение цен на конечное оборудование. Мы видим неуклонную эволюцию в настоящем и потенциал для роста на перспективу. Как обычно, основную часть рынка контролируют топ-5 крупнейших игроков сегмента, к которым относимся и мы. «Дозор» давно присутствует в сегменте, у нас много лояльных абонентов, развитые каналы продвижения, техническая экспертиза, репутация. Это позволяет нам расти опережающими темпами и, как следствие, обгонять рынок.

 
               www.dozortel.ru
Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!