Rambler's Top100
Статьи ИКС № 05 2013
07 мая 2013

Георгий ЛЕБЕДЕВ. В ИТ как в медицине: главное – не навредить

Детская мечта стать врачом реализуется далеко не всегда, но карьера нашего героя доказывает, что от медицины, если это и вправду судьба, не уйдешь.

Георгий Лебедев, заместитель председателя Технического комитета ТК-468 «Информатизация здоровья», директор НП «Ассоциация медицинской информатики»
ДОСЬЕ «ИКС»

Георгий Лебедев родился в 1964 г. во Львове. В 1987 г. окончил Военно-космическую академию им. А.Ф.Можайского, затем проходил службу в 27 ЦНИИ Минобороны. С 1993 по 2002 гг. в компании «Фирма «Релакс» занимался разработкой и внедрением ИС для здравоохранения. В 2002–2004 гг. в ММА им. И.М. Сеченова руководил разработкой и внедрением программного комплекса организации лечебного процесса. С 2004 г. – заместитель директора по ИТ Центрального научно-исследовательского института организации и информатизации здравоохранения.

Заместитель председателя Технического комитета ТК-468 «Информатизация здоровья», директор НП «Ассоциация медицинской информатики». Доктор технических наук, автор более 100 печатных работ в области информатизации здравоохранения.

 

  Я родился в военно-медицинской семье: отец был военный, а мама – врач-фармацевт. Из-за профессии отца нам пришлось поездить по стране: родился я во Львове, а школу заканчивал в Подмосковье, в городе Юбилейном. Занимался волейболом в спортивной школе, после седьмого класса на каникулах оказался на военной турбазе в Терсколе и с тех пор, наверное, на всю жизнь заболел горами.

Курсант «Можайки» образца 82-го года Военная математика

Поскольку все мои родственники были либо военными, либо врачами, в детстве я рассматривал только два варианта дальнейшего пути: быть военным или врачом. Примерно 80% выпускников из нашего городка поступали в военные учебные заведения, главным образом в Серпуховское высшее военное командно-инженерное училище ракетных войск и в Военно-космическую академию им. А.Ф. Можайского. Я решил продолжить военную династию и поступил в «Можайку».

Любимым предметом в школе у меня была математика, поэтому я выбрал факультет автоматизированных систем управления, кафедру программного обеспечения. В то время там работали очень сильные преподаватели. Например, аналитическую геометрию нам читал довольно известный математик профессор Сергей Михайлович Лозинский, сын знаменитого переводчика Лозинского. Учиться было очень интересно. Уже на втором курсе мы начали заниматься проблемами искусственного интеллекта, применением таких систем при управлении сложными комплексами, по этой же теме у меня была и дипломная работа. В общем, военную академию я закончил с довольно мирной квалификацией «инженер-математик», но задачи приходилось решать совсем не мирного назначения. В соответствии с темой диплома я получил распределение в Москву в 27-й ЦНИИ Министерства обороны, где и продолжил заниматься системами искусственного интеллекта. По этой же тематике в 1993 г. защитил кандидатскую диссертацию.

Горная болезнь

Как ни странно, в «Можайке», где была очень сильная школа горного туризма и альпинизма, я ни тем ни другим не занимался, а почему-то пошел в секцию волейбола. Но вот потом, в Москве, я стал в своем НИИ не только председателем совета молодых ученых, но и председателем туристического клуба. Тогда по приказу министра обороны в воинских частях создавались турклубы, это был такой элемент боевой подготовки. Я закончил школу горного туризма в Ленинском московском городском турклубе и официально получил право руководить горными походами. Конечно, военный туризм и альпинизм имеют свои особенности: времени было мало, всего две недели, для полноценной акклиматизации его не хватало, но молодой здоровый организм справлялся.

Всякое бывало в этих походах: и великолепная природа, и травмы, и оказание первой медицинской помощи пострадавшему. Однажды пришлось, сверяясь с медицинским справочником туриста, делать товарищу противошоковый, противостолбнячный и обезболивающий уколы, накладывать шину, так что медицину не забывал. К сожалению, в силу разных причин сейчас в горы ходить не получается. Последний выезд в альплагерь состоялся вместе с сыном, когда ему исполнилось 15, думал увлечь его горами, но не получилось... Правда, не теряю надежды, что рюкзак со снаряжением, который хранится теперь на даче, еще пригодится.

На ИТ-службе здравоохранению

Зарплата у молодых офицеров инженеров-математиков была небольшая, поэтому всегда старались где-то подрабатывать: ремонтировали квартиры, школы, офисы, герметизировали швы на пятиэтажках. Вместе с сослуживцами пытался зарабатывать и программированием. Я тогда разработал функционально-фреймовый метод представления знаний и алгоритм вывода данных, основанные на применении λ-исчисления Черча, комбинаторов Карри и аппарата машины потоков данных. Здесь хочется сказать спасибо моим учителям – профессорам Виктору Яковлевичу Яцуку, Вячеславу Эрнстовичу Фольфенгагену, Юрию Николаевичу Тронину (уже ушедшему от нас, к сожалению). Для реализации этого метода написал на языке «Пролог» «оболочку» для создания интеллектуальных систем поддержки принятия решений. В первый раз эту оболочку купили в 1991 г. Затем уже на заказ на той же оболочке разработал экспертную систему расчета сил и средств при пожаротушении для Самотлорского нефтеперерабатывающего завода. Потом аналогичные системы были разработаны для химически опасных объектов и зон радиоактивного заражения. В 1992 г. нам заказали разработку и внедрение большой информационной системы управления профсоюзами медработников.

Ну а в 1993-м круг замкнулся: медицина снова пришла в мою жизнь. В декабре мы большой командой дружно уволились из армии. Фирма, которую мы с коллегами организовали, получила заказ на информационную систему обязательного медицинского страхования. Мы тогда разработали много серьезных программ по учету взносов в систему ОМС, по учету пациентов, расчету стоимости медицинских услуг и т.д. Первую такую систему внедрили в Костромской области, вторую – в Хабаровском крае, потом еще в 20 регионах России, так что в командировках бывали по 200 дней в году.

Вот с тех пор я и занимаюсь информатизацией здравоохранения. В 1-й мед, в который я в свое время хотел поступать, я все-таки попал: в 2002 г. стал руководителем информационной системы его клинического центра. В 2004 г. меня пригласили в ЦНИИ организации и информатизации здравоохранения на должность замдиректора по ИТ.

Б л и ц   к о м п р о м и с с о в   и   о ш и б о к

– Как вы относитесь к своим ошибкам?

– Исправляю и приобретаю опыт. Как пишут в отзывах на диссертации, «выявленные недостатки только подчеркивают преимущества работы».

– В каких случаях можете пойти на компромисс, а в каких нет?

– По-моему, вся жизнь – это компромисс. Конечно, бывают случаи, когда компромиссы невозможны.

– В принятии решений вы руководствуетесь логикой или интуицией?

– И логикой и интуицией.

– Вам хотелось бы еще чему-нибудь научиться?

– Хорошо бы получить еще экономическое образование и на пианино научиться играть.

– Что будете делать лет через 20–30?

– Наверное, займусь преподавательской деятельностью и буду писать книжки.

 

Получается, что в медицине я работаю уже 20 лет, почти вдвое дольше, чем продолжалась служба в армии. Без ложной скромности могу сказать, что я один из немногих людей, которые знают об информатизации медицины и здравоохранения всё – снизу доверху. Я прекрасно понимаС сыном Арсением,  продолжателем военной династии ю, что никакой компьютер не может заменить врача. Информатизация – это еще один инструмент в руках доктора, наряду с термометром, фонендоскопом, УЗИ, рентгеновским аппаратом, магнитно-резонансным томографом, который помогает ему принять решение.  Информационные технологии позволяют врачу компактно и наглядно разместить на экране всю необходимую информацию, и не более того. Приятно видеть, что сейчас многие врачи не испытывают никаких проблем в общении с компьютером, легко находят нужную информацию в интернете и имеют вполне квалифицированное представление о том, что и как должны делать информационные системы в здравоохранении. В информатизации врачебного дела, так же, как в медицине, главное – не навредить. И второе правило – надо четко понимать, для чего эта информатизация нужна и какая от нее польза врачу и пациенту. Автоматизировать в принципе можно всё что угодно – но зачем? По-настоящему востребованный результат получается, только если совпадают пожелания врача и возможности человека, обеспечивающего врача информационными инструментами. В достижении такого результата и вижу свою главную задачу.

Записала Евгения Волынкина  

 

Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!