Rambler's Top100
Статьи
Николай НОСОВ  08 июля 2016

Интернет вещей и технологии распределенного реестра

Человечество стремительно движется в цифровой мир. Обеспечить доверие в этом мире могут технологии распределенных реестров.

Николай НОСОВ, независимый эксперт в области банковских ИТ

В цифровой мир все быстрее переходят окружающие нас вещи. В него уже практически перешли газеты и журналы. В цифровой мир переходят торговля, образование, медицина, экономика.

Цифровой мир порождает новые проблемы. Нужно строить новую экономику, включающую взаимодействие между собой в виртуальном мире государства, бизнеса, людей, вещей. Нужно обеспечивать доверие в этом новом мире. Один из способов – технологии распределенных реестров (называемые также «блокчейн»), которые решают задачу византийских генералов – обеспечение доверия в среде с изначально недоверенными узлами.

Вокруг технологий распределенных реестров сейчас в мире настоящий бум. В исследования в этой области вкладываются огромные деньги. Аналитики считают блокчейн и интернет вещей главными новыми трендами развития ИТ в 2016 г. Основной стимул – экономический. Блокчейн позволяет обходиться без посредников, обеспечивающих доверие, и сильно на этом экономить.

Блокчейном активно интересуются государственные органы, которым тоже нужно обеспечивать доверие. Например, в докладе государственной службы по науке Великобритании (январь 2016) говорится, что технологии распределенного реестра потенциально способны могут помочь правительству в целом ряде аспектов:

  • собирать налоги;
  • распределять пособия;
  • выдавать паспорта;
  • вести земельные кадастры;
  • обеспечивать каналы поставок товаров;

а также в целом обеспечить целостность государственных записей и услуг.

Блокчейном активно интересуются банки, которые тоже хотят убрать посредников, прежде всего старую и дорогую систему межбанковского обмена SWIFT. Крупнейшие западные банки создали консорциум R3, в который входит и компания Microsoft. Они уже провели ряд успешных испытаний. Другой крупный консорциум Hyperledger обьединяет Linux Foundation с IBM и другими крупными ИТ-компаниями, такими как Intel, Fujitsu, Hitachi. Причем этот консорциум, в отличие от R3, прямо заявляет об исследованиях в области использования технологий распределенного реестра для интернета вещей.

В России тоже занимаются вопросами использования технологий распределенного реестра. Рабочая группа для изучения этой технологии была создана в Центробанке. В апреле этого года пилотный проект на основе технологии распределенного реестра запустил Национальный расчетный депозитарий. 1 июля в Санкт-Петербурге крупные игроки российского финансового рынка – QIWI, Accenture, БИНБАНК, МДМ Банк, банк «Открытие» и Тинькофф Банк – объявили о создании в России консорциума по исследованию и применению блокчейна и криптотехнологий. Российский блокчейн-консорциум будет представлять первую в России платформу для совместной работы компаний в рамках распределенных технологий.

Блокчейн и интернет-вещей

Технологии распределенного реестра могут быть использованы в интернете вещей. Сейчас мир переходит от централизованной модели, в центре которой находится облако, к децентрализованной, когда все будут связаны со всеми. Люди, роботы, вещи, виртуальные организации. И им нужно доверие, которое может обеспечить блокчейн.

Примером такого решения может служить проект Slock.it, который осуществляется сейчас одной из немецких компаний, производящих электромобили. Автомобили с цифровыми бумажниками будут в состоянии «говорить» с автономными электрическими зарядными станциями, оплачивая зарядку в автоматическом режиме. Система работает на платформе Etherium, для расчетов используется криптовалюта «эфир» (ETH).

Юридические проблемы. Криптовалюты

Отметим, что в упомянутом примере для расчетов используется криптовалюта. И если в закрытом блокчейне можно обойтись без криптовалют, то в открытом так не получится. Участники распределенной сети должны быть заинтересованы в работе по ее поддержанию, в том числе по подтверждению проводок. Как говорили «прорабы перестройки» – либо сила, либо рубль. В открытом блокчейне – только рубль. В данном случае – крипторубль. Кроме того, платность проводок снижает нагрузку на систему и служит барьером для засорения системы ненужными или мало нужными транзакциями.

Сейчас активно обсуждается законопроект Министерства финансов РФ о запрете денежных суррогатов, в котором дается определение денежного суррогата: «Денежный суррогат – объект имущественных прав, в том числе в электронном виде, используемый в качестве средства платежа и (или) обмена и непосредственно не предусмотренный федеральным законом».

В принципе под понятие «денежный суррогат» могут подпасть не только криптовалюты, но и любые взаимные обязательства устройств интернета вещей. Устройство А выпустило обязательство (монету) выполнить что-то для устройства Б – это уже по сути денежный суррогат. Устройство Б выполнило работу по смарт-контракту, выпустило свою монету – обязательства взаимно погасились.

Теперь подумайте, что будет, если в виртуальность перенести то, что существует в реальности. Каждому устройству – счет в банке, все проводки подтверждаются банком. А таких устройств – миллиарды. Так что этот вариант реализовать очень трудно и очень дорого.

Сторонники запрета криптовалют приводят следующие доводы:

  • криптовалюты не обеспечены никакими активами;
  • криптовалюты могут начать конкурировать с национальными деньгами и привести к их ослаблению;
  • анонимность транзакций препятствует борьбе с криминалом и отмыванием денег;
  • криптовалюты вызывают необходимость проведения жесткой кредитно-денежной политики.

Противники запрета возражают:

  • Активами не обеспечены и фиатные валюты. Доллар давно отвязан от золота. Фиатные валюты обеспечены авторитетом государства и тем, что их принимают на его территории к оплате.
  • С национальными деньгами криптовалюты конкурировать не могут. Их слишком мало, и очень высока их волатильность. Курс прыгает так, что криптовалюты невозможно использовать как средство сбережений.
  • Анонимность в интернете мнимая. Все проводки видны, а хозяина кошелька вычислить не так уж и трудно – это вопрос времени. Особенно для спецслужб. Рано или поздно преступник «засветится», и его можно будет идентифицировать.
  • Запад использует мягкую денежную политику для стимулирования экономики. Многие наши экономисты считают, что нам это тоже нужно. Да и вообще нельзя привязывать закон к текущей денежной политике.

Последствия запрета криптовалют

Указанный законопроект упоминался на всех проведенных в этом году у нас конференциях по технологии блокчейна и вызвал большие сомнения у выступающих. Отмечалось, что под вводимое в нем определение денежного суррогата подпадают всевозможные учетные записи о долговых обязательствах, в том числе используемые в компьютерных играх и интернете вещей. Высказывались опасения, что под угрозой уголовного преследования могут оказаться многие проекты в этой области. Как на уровне бизнеса, вкладывающего в технологию деньги, так и на уровне программистов.

Неоднократно говорилось, что принятие проекта Министерства финансов РФ о запрете денежных суррогатов в настоящем виде ударит по развитию блокчейн-технологий в России, отрицательно скажется на цифровом суверенитете страны, увеличит отток специалистов за рубеж и уничтожит легальный рынок. Кроме того, могут пострадать невиновные пользователи зараженных компьютеров, а также появятся действительно анонимные криптовалюты, использующие встроенные миксеры, кольцевые подписи, системы маскировки трафика.

Сейчас в разных странах к криптовалютам подходят по-разному. Но даже в Китае, где биткоин частично запрещен, под запрет подпадают только операции по конвертации в юань. Для физических лиц ограничений нет. Сейчас 60% мирового майнинга производится в Китае, и в нем же проходит больше половины биржевых торгов криптовалютами. А полностью криптовалюты запрещены только в трех странах мира – Боливии, Эквадоре и Бангладеш.

Вопрос о регулировании или запрете криптовалют обсуждается у нас довольно давно. 2 июня широкое обсуждение с участием всех заинтересованных сторон состоялось в Малом зале Государственной Думы РФ, где прошла конференция «Электронная валюта в свете современных правовых и экономических вызовов». Судя по обсуждению, многие эксперты склоняются к признанию криптовалюты как универсального финансового платежного инструмента. Эта позиция легла в 2012 г. в основу решения Федерального управления финансового надзора Германии, которое признало криптовалюты финансовым инструментом.

Руководитель межведомственной рабочей группы по оценке риска оборота криптовалюты Госдумы Элина Сидоренко отметила, что «нам легче ввести криптовалюту с этих позиций, а потом уже смотреть, в каком направлении двигаться». Если победит такая точка зрения, то криптовалюты можно будет вывести из-под запрета законопроекта Минфина, но пока проблема остается.

Блокчейн и «пакет Яровой»

Сейчас бурно обсуждается принятый в конце июня Советом Федерации антитеррористический пакет, получивший название «пакет Яровой». В основном ИТ-специалисты обсуждают обязанность организаторов распространения информации в интернете хранить «текстовые сообщения пользователей сети «Интернет», голосовую информацию, изображения, звуки, видео-, иные электронные сообщения». Под это определение подпадает и трафик обмена в рамках интернета вещей. Оператор будет хранить и все сообщения, которые будет посылать ваш утюг вашему холодильнику. Может, на фоне объема перекачанного видео этот трафик и не будет так заметен, но с развитием IoT и все большим подключением устройств к интернету он тоже может внести существенный вклад в объем данных, который придется хранить оператору.

Все активно обсуждают практически неизбежное в этой связи повышение тарифов и забывают о другом пункте закона: «организатор распространения информации в сети «Интернет» обязан при использовании для приема, передачи, доставки и (или) обработки электронных сообщений пользователей сети «Интернет» дополнительного кодирования электронных сообщений и (или) при предоставлении пользователям сети «Интернет» возможности дополнительного кодирования электронных сообщений представлять в федеральный орган исполнительной власти в области обеспечения безопасности информацию, необходимую для декодирования принимаемых, передаваемых, доставляемых и (или) обрабатываемых электронных сообщений».

По сути, оператор – организатор распространения информации в интернете – должен иметь все ключи своих клиентов, в том числе закрытые ключи, генерируемые клиентами для передачи данных в блокчейне. Это просто убивает понятие «доверенная среда» и все преимущества технологии. Остается надеяться, что новый состав Думы обратит на это внимание и внесет соответствующие поправки.

Умные контракты и новые области права

Дмитрий Медведев на Петербургском международном юридическом форуме заявил: «Сегодня активно развивается так называемая технология blockchain, так называемые умные контракты. С их помощью формируются, по сути, автономные от государства, саморегулируемые системы, которые начинают жить по своим неписаным законам. Кстати, для правоведов исключительно интересные задачи. Очень часто здесь вообще заканчиваются пределы права. Сделки по передаче имущества, по удостоверению прав на имущество заключаются и исполняются в автоматическом режиме. Взаимодействие в Сети идет не между людьми, а между электронными устройствами. Такие устройства обмениваются данными, осуществляют действия от имени своего владельца. Распространяется так называемый интернет вещей. Эта ситуация, еще раз повторю, требует от всех нас напряжения творческих сил. Совсем не стандартная задача для правоведов – задача поиска новых эффективных решений, которые могут стать основой для образования, по сути, новой области права».

Премьер-министр РФ призвал к созданию механизмов регулирования в области права для новых технологий, прежде всего связанных с умными контрактами и интернетом вещей. Эту цитату часто вспоминали 2 июня в Госдуме. При этом отмечалось, что запрет – это не регулирование, это отказ от регулирования.

Блокчейн и безопасность

Другая важная проблема, которую нужно решать при использовании технологии блокчейна в интернете вещей, – это безопасность. Особенно активно стал обсуждаться вопрос безопасности после недавней атаки на The DAO – самый амбициозный проект на основе технологии блокчейна, который позиционировался  как «первый в мире полностью автономный инвестфонд».

Сама идея The DAO  выглядит очень революционно и привлекательно. Нет директора, правления, сотрудников. Есть набор самостоятельно функционирующих приложений, которые без человеческого участия выполняют всю работу организации. То есть если работу организации можно запрограммировать – описать как набор умных контрактов, то люди в ней по большому счету не нужны.

Все это выглядит очень перспективно, особенно с точки зрения возможности использования в интернете вещей. Однако многие специалисты указывали на потенциальные проблемы использования тьюринг-совместимых платформ, таких как Ethereum, поскольку они дают слишком большие возможности злоумышленникам. И вот в июне нынешнего года опасения получили практическое подтверждение. Используя возможность организации циклов в умном контракте, злоумышленник провел рекурсивную атаку на The DAO, не только практически похоронившую проект, но и сильно ударившую по платформе Ethereum, на которой он был реализован. Хотя сама платформа Ethereum при этом взломана не была.

Учитывая существующие риски безопасности, многие используют обладающую огромными возможностями платформу Ethereum для исследовательских работ и пилотных проектов, а потом переходят к более безопасным платформам. Например, по такому пути пошел консорциум R3, начав исследования с платформы Ethereum, а потом перейдя на свою платформу Corda.

Другой путь – сразу отказаться от тьюринг-совместиных платформ. Такой путь избрали создатели Emercoin, которые делают дополнительные сервисы, опирающиеся на блокчейн, только для конкретных целей. Подход как у сисадмина, регулирующего доступ сотрудников компании в интернет. Можно регулировать доступ с помощью «черных» списков, запрещающих определенные группы сайтов, или с помощью «белых», запрещающих посещение всех сайтов, кроме указанных в «белом» списке. На этапе промышленной эксплуатации систем интернета вещей более логичным выглядит второй подход, который закрывает все возможности, кроме нужных для выполнения конкретной задачи.

Юридические проблемы и проблемы безопасности – наиболее важные с точки зрения использования технологий распределенного реестра. Конечно, есть и другие проблемы, например, сложность при обмене данными систем на основе блокчейна и внешними системами. Между разными системами, реализующими технологию блокчейна. Есть и варианты решения этих проблем, например, с помощью технологии сайдчейн – создание сторонних цепочек блоков для связи с другими системами.

Технологии распределенного реестра развиваются с огромной скоростью. Поэтому появление проблем неизбежно, это нормальные болезни роста, причем стремительного роста. Не уверен, что технологии блокчейна удастся перевернуть мир, как это сделал интернет, но свою нишу в области интернета вещей она наверняка найдет.

Николай НОСОВ, независимый эксперт в области банковских ИТ 

Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!