Rambler's Top100
 
 
Статьи
21 декабря 2016

А.Константинов:В мире началась революция, пока еще незаметная в России

ИС поддержки решений врача самых разных специализаций разрабатываются уже не первое десятилетие. Но остаются и те, кто считает работу врача искусством, доступным только человеку.

Читайте полную версию Дискуссионного клуба «ИКС», №9-10`2016, «Прием ведет доктор: Uber? Ватсон? Айболит?». Часть X.

?ИКС: Считаете ли вы, что необходимо вкладывать ресурсы в создание ИС поддержки решений врача российского производства?

Александр ГУСЕВ

 

Александр ГУСЕВ,  зам. директора по развитию, К-МИС: Да, безусловно – это одно из важнейших стратегических направлений развития отрасли.

Борис ЗИНГЕРМАН

 

Борис ЗИНГЕРМАН,  руководитель проекта Мед@рхив, заведующий отделом ИТ, Гематологический научный центр Минздрава России: Сложный вопрос! Эта тема была очень модной и востребованной 30 лет назад, а потом тихо умерла естественной смертью. Сейчас мне не известно ни одной реально работающей эффективной российской системы. Есть очень скромные элементы подсказок врачу, рассыпанные по разным медицинским системам. Из реально сейчас продвигаемых систем – системы оценки взаимодействия лекарств. Это важная тема, но пока и она идет очень тяжело.

Олег ВАРЛАМОВ

 

Олег ВАРЛАМОВ,  президент компании "Мивар": Медицина, как и многие другие отрасли, переживает бум информатизации. Отечественное здравоохранение уже обзавелось электронной регистратурой, электронной медицинской картой, активно используются телемедицинские сервисы, в конце концов, создана Единая государственная информационная система в сфере здравоохранения (ЕГИСЗ). Так что появление виртуального врача, который на базе анализов, медицинской карты пациента, геоклиматических особенностей региона, времени года, информации о эпидемиологической ситуации и т.п. будет ставить предварительный диагноз, это просто дело времени. Причем ближайшего времени.

Александр КОНСТАНТИНОВ

 

Александр КОНСТАНТИНОВ, основатель и CEO медицинского сервиса ONDOC: В нескольких клиниках США в качестве диагноста работает суперкомпьютер Watson. Он анализирует медицинскую информацию, учитывая даже малейшие нюансы из медкарты больного. Предлагает врачу диагноз и способы лечения. В мире началась революция, которая пока еще незаметна в России. Информационные системы поддержи решений врача – это, конечно, здорово. Но для нашей страны это все пока еще космос. Ресурсы надо использовать не для создания технологий, а для того, чтобы с тем багажом, который уже есть, переходить к современной модели здравоохранения, которая ориентирована на пациента.

Ольга ПРОСКУРЯКОВА

 

Ольга ПРОСКУРЯКОВА, заместитель директора департамента ERP ГК, «КОРУС Консалтинг»: Создание системы поддержки принятия врачебных решений заявлено в Дорожной карте по развитию Единой государственной информационной системы в сфере здравоохранения в 2015-2018 гг. Минздравом России к 2018 году должны быть разработаны методические рекомендации по использованию технологий систем поддержки принятия врачебных решений в прикладных региональных информационных системах ЕГИСЗ и внедрен федеральный сервис системы поддержки принятия врачебных решений.

Владимир СОЛОВЬЕВ

 

Владимир СОЛОВЬЕВ, заместитель генерального директора, «БАРС Груп»: Вложение ресурсов в создание и развитие информационных систем поддержки принятия решений – это растущий тренд. Мы движемся в данном направлении, создали автоматизированную систему дифференциальной диагностики для врачей-генетиков. В эпоху изучения генома человека и значительного продвижения науки сделали ставку на этот блок. Также рассматриваем возможность инвестиций в аналитические инструменты для медицины. И, конечно, мы не останавливаем работу по развитию «интеллекта» наших основных программных продуктов, встраивая базы знаний, проверочные алгоритмы и подсказки».

 

?ИКС: Какую российскую специфику такая система/системы должны учитывать? Чем должна отличаться от известной аналогичной системы Watson?

 

Борис ЗИНГЕРМАН: В первую очередь она должна отличаться названием – русский Watson должен называться «майор Пронин» (если ассоциировать с доктором Ватсоном) или «академик Лебедев» (если ассоциировать с основателем IBM). А если серьезно, то я считаю, что тема Ватсона сильно раздута. С его помощью пытаются оживить рынок систем искусственного интеллекта. В медицине – это пока чистая реклама.

 

Александр ГУСЕВ: Если мы говорим именно о поддержке принятия решений врачом – то тут вряд ли могут быть существенные отличия между российской и американской «версиями», так как профессия врача и принципы принятия врачом своих решений не зависят от территории, страны и местных особенностей. Такая специфика возможна в случае задач ведения медицинской документации (ЭМК), формирования аналитических отчетов и автоматизации бизнес-процессов медицинской организации – но не в клиническом аспекте работы врача.

 

Ольга ПРОСКУРЯКОВА: С учетом возможностей современных ИТ-технологий, на базе достигнутых в ходе клинической практики результатов, представляется необходимым и возможным создание российской национальной системы поддержки принятия врачебных решений в виде облачного сервиса в составе ЕГИСЗ.

Алексей САБАНОВ

 

Алексей САБАНОВ,  заместитель генерального директора, "Аладдин Р.Д.": Российское здравоохранение уникально по своей природе. На западе существует целый набор утвержденных стандартов и рекомендаций, которые полностью определяют алгоритм работы врача, который обязателен к исполнению. У нас лечебное дело – это творчество, порой на уровне «шаманства». Есть крайне скудный набор стандартов оказания медицинской помощи, работающий в основном в системе ОМС. Более того, в зависимости от категории пациента могут использоваться разные лекарственные средства, разные виды исследований и их количество. Возможны разные рекомендации по длительности пребывания в стационаре. Учесть все особенности отечественного здравоохранения в системе поддержки решений врача, наверное, возможно, но необходимо формализовать огромный пласт стандартов, методик и пр. Очевидно, что такие системы необходимы, например, для некоторых направлений параклиники, при получении «второго мнения» об исследовании.

 

?ИКС: В каких сферах здравоохранения такие системы были бы особенно востребованы?

 

Александр ГУСЕВ: Наверное там, где в первую очередь имеются максимальные риски принятия неправильных решений, и там, где есть реальная возможность разработать некие ИТ-алгоритмы помощи врачу при принятии решения. Возможно, это касается серьезных заболеваний, требующий срочного врачебного вмешательства, каких-то определенных медицинских специальностей, в которых решения принимаются на основании измеряемых параметров и результатов обследования. Watson в настоящее время показал свою результативность в онкологии. Представляется, что похожую результативность можно получить в некоторых типичных заболеваниях кардиологического профиля, в радиологии, функциональной диагностике и т.д.

 

Ольга ПРОСКУРЯКОВА: Наиболее актуальны и востребованы системы поддержки принятия решений при лечении сердечно-сосудистых, онкологических заболеваний, которые вносят наибольший вклад в общую смертность в РФ. Например, известно использование в клинической практике программно-аппаратного комплекса поддержки принятия врачебных решений при лечении сердечно-сосудистых заболеваний, включающий в себя интеллектуальный АРМ врача-терапевта, комплекс индивидуальной терапии для блока интенсивной терапии, комплекс индивидуальной терапии для операционного блока. Этот комплекс построен на основе интеллектуального обеспечения, использующего систему закономерностей кровообращения, математические и компьютерные клинически ориентированные модели, международные рекомендации, патентованное математическое описание сердечно-сосудистой системы. Также ведется работа по созданию аналогичного по назначению комплексов для применения в ходе лечения онкологических и неврологических заболеваний. Кроме того, можно назвать поддержкой принятия решений системы, предлагающие медикаментозное лечение исходя из поставленного диагноза и пр.

Константин СОЛОДУХИН

 

Константин СОЛОДУХИН,  генеральный директор, НЦИ: Спектр таких систем может быть очень широк: начиная от оценки эффективности взаимодействия лекарственных средств и простейших калькуляторов оценки риска и заканчивая сложнейшими системами, позволяющими строить персональные функциональные модели развития заболевания и подбора необходимой терапии с помощью математических методов и нейронных сетей.

 

?ИКС: Готовы ли российские ИТ-компании к решению таких вопросов – с точки зрения технологических возможностей и бизнеса?

 

Александр ГУСЕВ: На данный момент – вряд ли. Сектор ИТ в здравоохранении «просел» в 2015 г. по сравнению с предыдущим годом более чем на 40%. Вероятно, будет какое-то дальнейшее снижение финансирования по результатам текущего 2016 г. и есть смысл ожидать еще одну волну сокращения финансирования отрасли в будущем 2017 г. На этом фоне вряд ли будут выделяться существенные инвестиции в направления поддержки принятия врачебных решений, так как такого рода задачи требуют колоссальные ресурсы, как временные, так и человеческие.

 

Константин СОЛОДУХИН: Да, российские компании к этому готовы. Как раз в этой области отечественные разработчики традиционно сильны. В частности НЦИ сейчас прорабатывает вопрос о разработке системы автоматизированного распознавания радиологических изображений, основная задача которой – обратить внимание врача на наличие на снимке так называемых артефактов. Остается юридический вопрос использования этих систем непосредственно в клиническом процессе. На мой взгляд, такие системы должны сертифицироваться в качестве медицинского изделия и проходить клинические испытания с целью доказать заявляемые характеристики, методики применения и эффективность.

 

Олег ВАРЛАМОВ: Наша компания уже вела переговоры с рядом ведущих медицинских центров о создании специализированных экспертных систем. Однако работа над такими решениями требует приложения значительных усилий, как человеческих, так и финансовых. Пока у наших медиков не так много ресурсов, чтобы вкладываться в разработку. Мы разработали несколько специализированных демостендов, и дальше дело не пошло. Такие вопросы должны решаться на уровне государства или крупных частных инвесторов, заинтересованных в создании специализированных систем. Работая с глобальными медицинскими системами, мы будем отдавать иностранным компаниям истории болезней и биометрическую информацию российских граждан, а это рискованно. Нельзя быть уверенными, что личные данные наших соотечественников не будут использованы зарубежными спецслужбами против нас. К тому же это в корне противоречит провозглашенной руководством страны идеологии импортозамещения.

 

Подготовила Евгения ВОЛЫНКИНА 

Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!