Rambler's Top100
Статьи ИКС № 09-10 2017
07 ноября 2017

Шамиль ГАБИТОВ. Восточный человек из московского Сити

Сегодня его офис витает в облаках башни «Феде­ра­ция». Шамиль Габитов, директор по работе с операторами China Unicom (Россия), татарин из Ташкента, настаивает на определении себя как «фьюжн». 

Сплав культур, видов деятельности, географий плюс турбулентность современного мира, а на выходе – новый герой бизнеса нашего времени.

«Ты слишком правильный»

– Я человек восточный, родился в 1979-м в Ташкенте, б'ольшую часть жизни, четверть века, прожил в Узбе­кистане. Был третьим внуком у бабушки, мне частенько доставались самые сладкие места. Жил в абсолютно неконфликтной атмосфере.

Мой папа, младший из своих братьев и сестер, связывал всю семью. Он был самым сильным по духу, самым правильным с точки зрения построения взаимоотношений. Думаю, заметную часть характера я получил именно от папы своего. Если отбросить блуждания поколений, мы все вышли из России, из Татарстана, ведь мои прабабушки и прадедушки родом оттуда. Но папа ро­дился в Китае, куда случайно попали его родители, в граничащей с Казахстаном Синьцзян-Уйгурской автономии, где в свое время жили татары и уйгуры. Он был инженером по тепловым системам и электроснабжению, работал заместителем главного энергетика на Ташкентском агрегатном заводе, который производил сельскохозяйственную технику. Мама (она родом из Челябинска) у меня бухгалтер. В Узбекистане работала в организации при Программе развития ООН, которая занималась водоснабжением в отдаленных районах республики.

В детстве и юности я занимался теннисом, до той поры, когда пришлось делать выбор между профессиональным спортом и учебой. И кумиры детства были подобающие: Борис Беккер, Иван Лендл, еще герои западных боевиков типа Брюса Ли – интернета и мобильных телефонов в ту пору не было, но кабельное ТВ уже появилось.

Я рос очень спокойным ребенком, покорял учителей, был медалистом и старостой в школе и институте. Мне часто говорили: ты слишком правильный. В Ташкентский электротехнический институт связи поступил по совету отца. А первым местом работы стало Министерство связи, куда меня рекомендовал Абдулла Арипов, в ту пору первый замминистра связи, а с прошлого года – премьер-министр Узбекистана. Я не стесняюсь говорить, что путевку в жизнь мне дал именно этот человек.

В отдел координации международных связей Минсвязи меня взяли потому, что я знал четыре языка – помимо двух родных, русского и татарского, еще узбекский и английский. Синхронно переводил на переговорах министру. Позднее я перешел на работу в организацию Программы ООН «Инициатива цифрового развития» и получил опыт работы в международной организации.

Переезд

Моя семья была неплохо интегрирована в узбекское общество. Я бы не сказал, что мы ощущали какие-либо притеснения, но полной погруженности не было. Поэтому в 2005 г. родители, думая о нашем с братом будущем, приняли решение переехать в Россию, в Казань. Отец был занят строительством дома на новом месте. Думаю, стресс, связанный с переездом, сказался на его здоровье. Десять лет назад папы не стало. Это было тяжелое для нас время.

В 2004 г. друзья родителей пригласили меня на работу в Москву, заниматься продажей холодильного оборудования. Здесь я ощутил, что не приспособлен к жизни в активном, жестком, конкурентном режиме, что для бизнеса мне явно не хватает профессиональных качеств. В 25 лет я с ужасом понял, что фактически ничего не умею и не могу со своей магистратурой, языками, министерством и ООН. Мне, стеснительному и интеллигентному, пришлось преодолевать неловкость, осваивать деловое общение, выстраивание длительных партнерских отношений, учиться находить подход к людям, вести переговоры.

Я не перерождался, я старался накопить нечто новое, что сделает меня сильным, приспособленным к новым условиям, гибким. Это неплохой багаж. Но я умею переключаться в зависимости от обстановки и потребностей – тот, прежний, деликатный и стеснительный человек жив. Во мне произошел симбиоз личностей, исконных и приобретенных качеств.

Впрочем, и в других сферах моей жизни случился

Симбиоз

Я понял, что турбулентность бытия – это мое. Мне нравится наслоение культур, мультинациональная среда, нравится путешествовать, общаться с коллегами в Гонконге, в Лондоне, во Франкфурте, нравится завязывать новые знакомства. Сейчас я чувствую себя в этом уверенно и, если позволено будет сказать, считаю себя более человеком мира, чем человеком одной культуры, татарской или русской.

Блиц без ошибок                                                                          

– Шамиль, что вы можете позволить себе не прощать людям?

– Не люблю обмана и предательства.

– Но бизнес подразумевает и то и другое.

– Приходится жертвовать в угоду деловым отношениям. Но, скажу я вам, межоператорский бизнес – камерное сообщество, предполагает тесные отношения с партнерами. Сделаешь ошибку – и все, тебе не простят. Здесь важна репутация.

– За что цените людей?

– Люблю открытых. Ценю пунктуальных, терпеть не могу, когда опаздывают.

– Со здоровым образом жизни знакомы?

– Еще как. Жена этот процесс контролирует, говорит, хватить кормить себя всем подряд. Я уже не мальчик, организм надо поддерживать, чтобы он послужил не один десяток лет. Предпочитаю спорт на свежем воздухе – дворовые турники, брусья.

– Каким видите себя в старости?

– Жена смеется: представляю тебя в 70 лет рассекающим на мотоцикле в кожанке. Можно и так. Задел, который сейчас я делаю в плане здоровья, своего морального развития, позволит активно жить долго. Но я не собираюсь лодырничать. Хочу с возрастом открыть свой бизнес, заняться волонтерством.

– Какие ошибки совершили в жизни?

– Жалею, что многого не начал делать раньше, например, учить больше языков. Поэтому сейчас стараюсь свое время по максимуму задействовать. А про ошибки… не скажу – я же в глубине своей интроверт, и в чем-то не признаюсь даже себе.

А двенадцать лет назад, не без проблем и пуда съеденной соли освоившись в России, я начал думать о реализации профессиональных амбиций в телекоме, в операторской компании большой тройки. Но случайно меня пригласили на собеседование в представительство самого крупного южнокорейского оператора Korea Telecom. Я пришел… и договорился, проработал там пять лет. Занимаясь бизнес-девелопментом, «подрос» до замглавы представительства. Потом был ТТК, где я освоил науку международного транзита и где был аккаунт-менеджером China Unicom. Поэтому когда китайский оператор принимал решение открыть в Москве представительство, выбор пал на меня.

Конечно, работать в китайской компании непросто, даже если начал учить китайский. Здесь очень ценят отношения, иерархию, субординацию (с начальником, как у нас, не поспоришь!), большое число итераций (семь раз отмерь, один отрежь – эта русская пословица про китайскую компанию). Несмотря на хорошие взаимоотношения, полностью интегрироваться в китайскую компанию некитайцу сложно. Поэтому я благодарю своих коллег за поддержку и помощь. Но и моя готовность работать с любыми людьми, в любой остановке комфортна для них. Я человек гибкий, адаптация к новой культуре – необходимый элемент присутствия в компании, и если ты не готов это принять, то, наверное, не стоит и работать.

А работа приносит удовольствие. По-хорошему, я ощущаю подъем. Мне не на кого надеяться, передо мной вся страна – иди паши и делай дело. Потому что кроме тебя его никто не сделает.

Жена

Мы иногда с женой то ли сетуем, то ли шутим, что звезды не всегда благоволят нам, что помогать себе приходится самим, всего добиваться самим, пробиваться, прогрызаться…

Я всегда с удовольствием бегу домой. С женой, которая, к слову, родом из Уфы и работала в ИТ-консалтинге, я познакомился в трудный период жизни для меня в Москве и для моей семьи на новом месте, в Казани. Жена помогла мне сложности преодолеть и закалила меня. Она наша с сыном поддержка, она меня наставляет. Я очень-очень многим ей обязан.

Ценю в жене откровенность и интуицию. Я могу витать в облаках – она опускает меня на землю и убеждает, что так не пойдет. Без нее я, наверное, совершил бы кучу ошибок.

Мне жаль, что сын растет по сути без бабушек и дедушек, что мы с женой – его единственная Вселенная. Зато он с нами много путешествует, я всегда езжу в командировки с женой и сыном. После дел я оставляю два-три дня, чтобы вместе побыть, погулять, посмотреть. У нас непопсовый отдых получается, на курорты мы не ездим. В этом году были в Лондоне, Америке и даже в Австралии – у них там попугаи летают, как наши голуби.

Не думаю, что Москва станет моей последней географической точкой. Работая в глобальной компании, не исключаю для себя варианта, что могу оказаться в другой стране. И для меня, и для нашего сына это было бы прекрасным опытом. Мы живем во времена глобализации, физические границы между странами начнут стираться. Мне бы хотелось, чтобы у сына была возможность учиться за рубежом, чтобы у него был выбор, чтобы он рос в мультикультурной среде.

Записала Наталия КИЙ

Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!