Rambler's Top100
Статьи ИКС № 09-10 2017
Александр ГОЛЫШКО  Виталий ШУБ   07 ноября 2017

Девальвация контента как зеркало медийной контрреволюции

Высокотехнологичный контент угрожает человеку-пользователю. Социум в опасности. Дополненная реальность поглощает жизнь, и будущее может не наступить никогда.

 
 

Даешь контент!

Вот и сбывается прогноз одного из авторов о том, что UHD 4К-телевизоры с 8 мегапикселами – всего лишь промежуточный продукт эволюции и они быстро уступят место 8К-телевизорам с 33 мегапикселами на экран. Недавно состоявшийся анонс 8К/33-мегапиксельного 70-дюймового монстра от компании Sharp наглядно это продемонстрировал. Хотя вроде бы только что чудом техники казались панели с разрешением Full HD 1920  1080 пикселов! А при диагоналях экранов 60–80 дюймов размер пиксела будет асимптотически приближаться к физическому пределу остроты человеческого зрения, и мотивация к смене телевизоров будет уменьшаться. Да и стоимость 77-дюймовой AMOLED ТВ-панели, размер которой почти максимален для стандартного жилища, уже сравнялась с ценой автомобиля В-класса. Нонсенс-де-жур: телевизионные приемники становятся все дороже и дороже при все более убогом контенте вещательного линейного ТВ.

В чем состояла и состоит основная проблема каждого нового этапа развития ТВ, начиная с электронного, а позже и цветного телевидения? Прежде всего в недостатке контента надлежащего технического качества (надлежащего в смысле разрешения экрана, цветности и частоты кадров). Но с этой проблемой благодаря кабельным, спутниковым и IP-решениям отрасль постепенно справилась. И не только справилась, но и породила переизбыток предложения.

Практически вся предыдущая история телевидения с 1928 г. и времен диска Нипкова была оголтелой погоней за количеством. Количеством контента, измеряемого в числе ТВ-каналов и часов телевещания в них. Поскольку в извечной «парадигме» даунстрима от верхов/патрициев/избранников народа к низам/плебсу/избирателям (нужное подчеркнуть) логистика дилеммы «хлеба и/или зрелищ» в случае ТВ-доставки зрелищ на дом сильно упрощена, основной задачей ТВ-вещателей в либеральной медийной модели было увеличение количества каналов доступа к голове клиента, причем всеми технически возможными способами.

Операторы кабельного ТВ США, возникшего исключительно благодаря субсидиям производителей телевизоров ради увеличения рынков сбыта, еще в начале 90-х годов прошлого века прошли этап бурного развития медийных путей к сердцу потребителя за счет наращивания количества ТВ-каналов, коих уже тогда насчитывались десятки и сотни. Операторы спутникового ТВ теперь предлагают тысячи ТВ-каналов. IPTV/OTT-провайдеры могут предлагать практически неограниченное количество ТВ-каналов, поскольку в транспортных магистральных DWDM/IP- и гигабитных ШПД-сетях сверхвысокая емкость «труб» позволяет прокачивать чудовищное количество контента в реальном времени, как в режиме вещательных «бродкаста» и «мультикаста», так и интерактивного «юникаста».

Контент есть, качества нет

Но скоро выяснилось, что потребителю абсолютно все равно, будут ему доставляться 100 каналов или 1000, потому что регулярно смотрит он четыре-пять, периодически «пробегая» по 10–15. И все. Проблема в качестве. В качестве самого контента, который должен «цеплять», но отчего-то не «цепляет». Сие означало, что никаких дополнительных доходов от введения лишней сотни ТВ-каналов не случается. И началась «набивка» пакетов ТВ-каналов бесплатным медийным мусором «до кучи», до магических чисел 100, 200, 300, далее везде. Началась настоящая медиареволюция по формуле братьев Стругацких – «Счастье для всех, даром! И пусть никто не уйдет обиженным!».

Интересно, что все сказанное было известно еще в 90-е годы прошлого века. Тем не менее отечественные операторы прошли ровно тот же путь с теми же хвалебными рапортами о 60, 100 или 200 ТВ-каналах с тем же качеством контента и уж потом углубились в платное ТВ и IPTV, которыми, собственно, сегодня и живут. Но живут скромнее, чем раньше, в точной корреляции с флуктуациями бивалютной пары «рубль – доллар». Другое дело, что в отличие от 90-х доставка видеоконтента через ТВ-сети во многом шунтируется ОТТ-сервисами и потому практически не привлекает людей моложе 35 лет, если у них есть ШПД. Оглушительный успех провайдеров типа Netflix и контента, таргетированного под сериальную модель НВО типа «Игры престолов», «Родины» или «Карточного домика», показывает реальный вектор предпочтений массового зрителя – даешь качественный, «цепляющий» контент!

Что же касается 8К-ТВ, для которого уже существуют передатчики и приемники, то оно пока попросту не имеет 8К-контента. Намедни компания TPV Technology привезла на выставку IFA 2017 демонстрационный образец монитора Philips 328P8K с разрешением 8K UHD (7680  4320 пикселов). Устройство базируется на матрице IPS диагональю 31,8 дюйма, характеризуется максимальной яркостью 400 кд/мІ, контрастностью 1300:1 и кадровой частотой 60 Гц. Заявлен 100%-ный охват цветовых пространств Adobe RGB и sRGB. Серийная модель будет оснащаться камерой, хотя у демонстрационной ее не было. В принципе понятно, зачем нужна камера (очевидно, она тоже сможет работать в режиме 8К): производить хоть какой-нибудь контент для 8К-телевизора. Будет ли сей контент иметь высокое потребительское качество? Вряд ли. Обычно люди быстро устают от просмотра своих видеотворений, не говоря уже о творениях окружающих. Подобным контентом наряду с действительно высокохудожественными или действительно занятными изделиями загружены сегодня все необъятные просторы интернета. В целом же успех медиа следует оценивать по формуле Q2Q (quality-to-quality), имея в виду, что для успеха необходимо сочетание обоих видов качества – технического и художественного.

Однако мы забежали вперед, хотя экстраполировать текущую ситуацию на обозримое завтра несложно. Мы наблюдаем девальвацию контента: количество и техническое качество его растут лавинообразно, а потребительная стоимость и генерируемое его сбытом через телемедиа-сети ARPU падают, поскольку потребительная стоимость контента сейчас все менее определяется его техническим качеством. Судя по массе существующего контента, народ по большей части хочет чего-то пугаться, кого-то любить или «мочить» и восстанавливать справедливость в бизнесе, любви и политике, не говоря уже о своеобразном понимании эстетики за гранью приличий. И если по вашему желанию вас напугали сегодня, то завтра испугать нужно будет сильнее. Иначе контент «не зацепит». В итоге мы видим, как будущее контента никогда не наступает, а лишь не­уклонно отступает под натиском настоящего. Впрочем, и его прошлое бесцеремонно наступает на пятки настоящему.

Казалось бы, известная формула «хлеба и зрелищ» продолжает работать. Однако не все так просто. Несмотря на обилие играющего на низменных чувствах контента, «играет» он далеко не у всех, поскольку остается еще немало приличных людей, интересующихся познанием мира, совершенствованием окружающей их среды и себя самих. И каждая попытка предложить им низкокачественный контент все больше снижает в их глазах рейтинг этого контента. Значительную группу пользователей все же интересуют правдивость, актуальность и художественная ценность, о которой вроде бы не думаешь, но которая отчего-то по-настоящему «цепляет». Именно это уводит часть потенциальной ТВ-аудитории в интернет, где каждый может сам себе стать телевещателем и смотреть практически любое кино, которое со времен братьев Люмьер смогло попасть на какой-либо носитель.

Во многом именно поэтому все бизнес-модели, которые, как ожидалось, будут реализованы в отрасли телемедиа, рухнули. Не стоит забывать и известный постулат Билла Гейтса, выдвинутый им еще в 2001 г. и гласящий, что платежеспособный спрос на мультимедиасервисы и контент не может расти безгранично по мере увеличения предложения, ибо микроэкономические ограничения и ограниченный располагаемый доход домохозяйства устанавливают железные лимиты потребления оных. К тому же у подавляющего большинства обитателей планеты небезграничен не только доход, но и время, отводимое на потребление контента.

Соцсети и виртуальная медиареальность

Впрочем, есть еще феномен социальных сетей, выступающих в роли новых сред распространения «полезных» и «шумовых» медийных/контентных «сигналов», и фокус сегодня все больше смещается в формирование общественного сознания и коллективного бессознательного. До сих пор коллективное бессознательное с переменным успехом пытались формировать телевещатели, у которых всегда есть и регуляторы, и хозяева, и спонсоры. Но сегодня социальные сети являются той альтернативной реальностью, куда уходят из телепространства. В первую очередь это делают молодые потребители, которые привыкли формировать свое телемедийное пространство сами. Вместо обмена информацией и прочих благ граждане вынуждены смотреть глуповатые «мыльные оперы» или на буйных, крикливых и невоспитанных юродивых, которые порой не могут связать три слова в осмысленное предложение, но зато поддерживающая их ТВ-команда умеет безупречно монтировать кадр и ставить освещение. Телевещатели, похоже, не совсем понимают, что они неуклонно остаются в прошлом и от этого неугомонного прошлого настоящему и будущему одно беспокойство. И, быть может, особых улучшений в ТВ-вещании ждать не приходится, пока это прошлое не останется, наконец, в прошлом...

Ни генерируемый пользователями контент, ни социальные сети как новая среда его распространения тоже не дали экономических стимулов для роста сетей доставки контента в силу бесплатности этого самого контента и соответствующих сервисов. А ведь сколько было по этой части восторгов. Ну что же, если из социальных сетей нельзя извлечь большую маржу, их можно использовать для чего-либо другого. Например, в качестве рекламной площадки, что, кстати, никак не радует потребителя. Со временем социальные сети превратились в мощнейшие средства манипулирования массовым сознанием и формирования общественного мнения, действуя по принципу генератора псевдобелого шума, целенаправленно и полностью скрывающего полезный информационный сигнал по методу Станиславского, который поручил членам сценической массовки громко повторять свой адрес – и все слилось в сплошной неразличимый гул. Так, последняя президентская кампания в США воочию продемонстрировала возможности тотального манипулирования массовым сознанием путем полного «забивания» информационных каналов как со стороны традиционных масс-медиа, так и со стороны социальных сетей. Или вот Wikileaks опубликовал презентацию одной отечественной компании, которая предлагает операторам связи «манипулирование сознанием» как новый вид бизнеса. Но это уже высокие материи.

А на бытовом уровне мы видим, как масса людей тратит огромное количество времени на генерацию своего присутствия в социальных медиа, размещая домотканый и посконный контент, вынужденно отвечая на ничего не значащие вопросы и успевая проставлять «лайки». Где-то чуть повыше в этой новой среде общения правит бал группа социальных отщепенцев (они же – неформальные лидеры) без моральных ориентиров, но зато, похоже, с массой свободного времени. Со временем всем им станет проще жить – говорят, в будущем люди захотят видеть в своей жизни как можно меньше разных интерфейсов, и все удобства будут представлены единым потоком. Существует мнение, что постепенно мы станем больше доверять автоматически сгенерированному контенту, чем тому, что выкладывается вручную. Нам больше нравятся естественные фотографии в Snapchat, чем постановочные и отредактированные снимки в Instagram – можно сказать, что в этом плане эволюция сделает новый шаг. Большая объективность алгоритмов по сравнению с субъективностью человека может привести к тому, что граждане начнут больше «доверять» именно алгоритмам. В чем ценность неотредактированных фотографий или работы «коллективного разума»? Скажем, в том, что они уменьшают шансы сокрытия правды.

Похоже, что становление информационного общества сыграло злую шутку с высокотехнологичной цивилизацией, ожидавшей, что вот-вот реализуются смелые предсказания фантастов. Но автомобили до сих пор не летают, а жизнь владельцев широко рекламируемых беспилотных авто будет, по-видимому, сильно подпорчена хакерами. Страшные болезни не вылечены, и пациенты начинают подозревать, что это совсем не противоречит бизнес-модели медицины. Даже к Марсу люди не полетели и в обозримом будущем, наверное, не полетят – деньги все время нужны на что-то другое. А на телеэкране одна протоплазма. «Жрущая и размножающаяся протоплазма», говоря словами Стругацких. Зато за последние 20 лет большинство людей на планете стало носить с собой пластиковые брусочки с экраном, объединенные каналами связи, посредством которых может доставляться практически любой контент. Игровые информационные наркотики продолжают бодро шагать по планете. Развивается виртуальная реальность (уже вышла на рынок приставка с 8К), которая может отнять у игр пальму видеопервенства и заодно с успехом восполнить то, что так и не получилось на самом деле. Появится возможность виртуально перемещаться в любое место и делать там, что захочется. Сколько недовольных собой, другими или миром вокруг смогут, наконец, отправиться туда, где им будет хорошо, например в игру, в которой они привыкли проводить время. Или они создадут мир, в котором им будет сытно и комфортно. Так будущее и в самом деле никогда не наступит, став виртуальным.

За информационную безопасность мозга

Разумеется, в обрушивающийся на потребителя постоянно растущий поток контента будут вторгаться все те, кто хотел бы подзаработать. Любая информация о потребителе – неплохой товар для тех, кто умеет его красиво упаковать и продать. Для этого вовсе не обязательно оперировать какими-либо персональными данными, которые вроде бы защищены по закону. Как защититься от потока контента, который не нужен (например, от рекламы)? Как защититься от нежелательного общения и несанкционированного проникновения в вашу приватную медиазону? Отчего бы не использовать имеющийся в инфокоммуникациях опыт работы в ограниченных физических средах, например в эфире? Современные радиосети выделяют полезный сигнал на фоне более мощного шума двумя разными путями – генерацией либо относительно мощного/спектрально яркого узкополосного сигнала, либо распределенного псевдошумового широкополосного сигнала. Очевидно, аналогичный подход может быть применен и для доставки полезной смысловой нагрузки таргетированной аудитории. Но здесь, как и в радио­технике, встает вопрос об адекватной настройке/тюнинге мозгов этой самой аудитории. Кто будет ее производить?

Быть может, с целью сохранения самостоятельности мышления и свободы воли современный индивид должен использовать основные принципы теории информации и обработки сигналов для получения максимально неискаженного информационного потока? Это могло бы стать неплохой и весьма востребованной нишей для применения искусственного интеллекта с возможностью гибкой настройки фильтров по самым разным параметрам. Например, по уровню глупости, настырности или хамства. Для защиты от кликуш-псевдопастырей, ведущих свою юродивую, но легковозбудимую и агрессивную паству из медийного пространства в реальное, на штурм очередной причудившейся им ереси.

Давайте вспомним, что мой дом – моя крепость. А мой мозг – ее святая цитадель. Подходя к чужой двери, принято стучать или звонить. А жилец должен решать, открывать дверь или нет. Пора бы и в инфокоммуникационной сфере использовать такой же принцип. Хотите предоставить нечто незаказанное нами? Платите. За деньги мы, пожалуй, и рекламой не побрезгуем. И приоткроем дверку. Разумеется, госуслуги будут иметь приоритет и большие скидки. Учитывая, что успехи микроэлектроники скоро позволят разместить у себя дома миниатюрный ЦОД, проблем с сохранностью персональных данных и всего прочего должно стать гораздо меньше. Централизованная облачная модель, прекрасно зарекомендовавшая себя в корпоративном сегменте, в работе с физическими лицами потеснится перед домашними облаками, обслуживающими семью. Согласитесь, во время разгула хакерства и вирусных эпидемий весьма логично, что именно у вас дома будут находиться и ваш информационный банк, и ваш интеллектуальный инфокоммуникационный телохранитель. Ну а поставщики контента будут (вернее, должны) конкурировать друг с другом, чтобы понравиться вашему семейству. Рубильник – неплохое средство обеспечения приватности.

Жизнь современного человека, утро которого начинается с многочисленных уведомлений от мессенджеров, мэйлов, новостных сайтов и агрегаторов, соцсетей и прочая, а вечер заканчивается тем же, выглядит как постоянное пребывание в шлеме дополненной реальности – процесс непрерывного промывания мозгов занимает все время бодрствования. Навязываемая извне и на добровольной основе информационная шизофрения позволяет довести степень манипулирования общественным сознанием кем угодно и в каких угодно целях до высочайшего уровня, ранее человеческой цивилизации недоступного. В этих условиях информационная гигиена и способность четко селектировать и фильтровать инфокоммуникационные потоки, обрушивающиеся на абонента телемедийных сетей со всех сторон, приобретает первостепенное значение не только для психического здоровья и благополучия каждого отдельного человека, но и для социума в целом. В этом тезисе нет ничего нового и оригинального: желающие могут ознакомиться с гениальным предвидением на сей счет – «Футурологическим конгрессом» Станислава Лема, где все происходящее в наше время было предсказано и доведено до логического завершения.

Да здравствует медийная контрреволюция?

Кажется, вы хотите спросить, наступит ли тогда будущее? И возможна ли медийная контрреволюция? Контрреволюция высокого выходного порога качества контента, высокого уровня входных интеллектуальных фильтров и чистых мозгов? Высокого уровня ответственности каждого за собственный уровень образования, критичности мышления, невнушаемости и стойкости к манипулированию?

Поживем – увидим. Кстати, о «чистых» и защищенных мозгах. Недавно на рынке появились устройства, которые используют гарнитуру с электродами для обнаружения изменений напряжения во внешнем слое мозга, подобными тем, что используются при электроэнцефалографии. Такие гарнитуры служат, к примеру, для разработки новых интерфейсов для управления роботами или диагностики сотрясения мозга, а также продаются потребителям в качестве игровых контроллеров. Но…

Как показали исследования, проведенные в Университете Алабамы, сигналы ЭЭГ, конечно же, не помогут определить, что именно человек думает или делает, но украсть пароли и другие личные данные с их помощью можно. В исследовании изучалось, как человек, который приостановил игровой сеанс и зарегистрировался в банковском приложении, не сняв гарнитуру ЭЭГ, может подвергнуть заражению вредоносным ПО свое инфокоммуникационное устройство.

Еще один способ извлечения частной информации с помощью гарнитуры ЭЭГ продемонстрировали исследователи из Вашингтонского университета. Они создали игры, которые вызывают в подсознании вспышки изображений, например банковских брендов, и отмечали, когда распознаются признаки мозговых волн человека. Эти данные могут оказаться ценными для фишинговых кампаний либо рекламы или даже предоставить информацию о сексуальной ориентации человека.

То будущее, которое готовят нам сейчас родные и транснациональные медиакорпорации, стремящиеся к «управлению сознанием», оптимизма не внушает. Особенно показательны доносящиеся до нас вести о том, что главы этих корпораций, бесцеремонно влезающих к гражданам мира в дверь, окно и постель, резко ограничивают своим детям время общения со смартфонами и заклеивают изолентой глазки веб-камер на своих ноутбуках. Они точно что-то про себя знают.

Переворот с ног на голову принципа доставки информации требует осмысления, и, как известно, никогда не поздно все испортить. Но оптимизм в силу своей бесплатности – это последнее, что могут потерять люди. К тому же, если ты живешь в России – значит, при рождении за тебя был выбран сложный уровень игры. Можно ли считать это комплиментом судьбы? Нужно! Авансом.    

Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!