Rambler's Top100
 
Блоги Михаил ЕМЕЛЬЯННИКОВ

Доколе, Каталина, мы будем жить без служебной тайны?

  05 марта 2012 Страница персоны

В середине первого века до нашей эры (до Р.Х.) Цицерон в своей речи осаживал честолюбивого Луция Сергия Каталину: «Доколе, Каталина, будешь ты злоупотреблять терпением нашим?». Почему-то именно это вспомнилось после прочтения в «Ведомостях» о том, что вице-премьер «Сечин выступил за тайну собственной переписки».

Действительно, утечки информации из органов государственной власти, о которых идет речь в статье, а тем более из Правительства РФ – не только не допустимы, но и крайне опасны, вызывая резонанс в общественном сознании. Если можно там – то почему нельзя нам?

 Вот только приводимые изданием слова вице-премьера «Зачастую такая переписка имеет различные грифы, ограничивающие ее открытое использование, а предавать ее огласке указания не давалось» вызывают некоторое недоумение.

С грифами государственной тайны все понятно – разглашение ее составляет уголовное преступление, преследуется по закону и недопустимо ни при каких обстоятельствах. А вот какие еще грифы имелись ввиду? 

Если речь идет про перекочевавший в нашу капиталистическую действительность из советского прошлого гриф «Для служебного пользования» (ДСП), то с ним все совсем не просто. Понятие служебной тайны исчезло из Гражданского кодекса 1 января 2008 г. вместе со ст.139. Определенная в ней коммерческая тайна перекочевала в четвертую часть Гражданского кодекса РФ, а про служебную тайну забыли.

Ситуация усугубляется тем, что Федеральный закон № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» в ст.3 вторым по значимости принципом правового регулирования отношений, возникающих в сфере информации, информационных технологий и защиты информации определяет возможность установления ограничений доступа к информации только федеральными законами, что подтверждается и ст.5 того же закона: «Информация в зависимости от категории доступа к ней подразделяется на общедоступную информацию, а также на информацию, доступ к которой ограничен федеральными законами (информация ограниченного доступа)».

А закона-то про служебную тайну и нет. Внесенный в думу в декабре 2004 года, раскритикованный Правительством еще в 2006 году, законопроект, после почти семи лет бесславных попыток рассмотрения, 2 декабря 2011 года был окончательно отклонен и снят с повестки дня законодателей.

В заключении Правительства были очень правильные слова: «Необходимость комплексного законодательного регулирования института служебной тайны не вызывает сомнений, поскольку законодательство содержит лишь отдельные положения, регламентирующие получение, использование, распространение и обеспечение доступа к сведениям, составляющим служебную тайну». Но развития они никакого не получили.

Между тем установленная законодательством норма о возможности ограничения доступа к информации только федеральными законами для органов государственной власти и местного самоуправления была подтверждена и в Федеральном законе от 09.02.2009 № 8-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления». Статья 5 недвусмысленно устанавливает два императива:

1. Доступ к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления ограничивается в случаях, если указанная информация отнесена в установленном федеральным законом порядке к сведениям, составляющим государственную или иную охраняемую законом тайну.

2. Перечень сведений, относящихся к информации ограниченного доступа, а также порядок отнесения указанных сведений к информации ограниченного доступа устанавливается федеральным законом.

Т.е. требования к ограничению доступа к информации о деятельности органов власти, которая, судя по статье в «Ведомостях», утекала из Правительства, ужесточены – федерального закона мало, для органов власти должен быть еще и перечень таких сведений, установленный законом. И, наверное, это очень правильно: современным требованием, родившимся с развитием демократии, с одной стороны, и электронного правительства – с другой,  является максимальная открытость и прозрачность системы управления, а ограничения должны быть обоснованными и разумными.

Появилась робкая надежда. Может быть теперь, когда к теме служебной тайны повернулись лицом высшие должностные лица,  закон и появится? И станет ясно, в каких случаях пресловутый гриф ДСП может проставляться на документах и что с такими документами с точки зрения защиты надо делать. А вот требования не создавать электронных копий документов, содержащих сведения ограниченного доступа, представляется … ну, не современным, что ли. Представить себе работников аппарата Правительства, макающих перьевые ручки в чернильницы и пишущих от руки документы с потенциально охраняемой информацией сложно. Хотя не так давно, в 1983 году, в кабинете на Старой площади я подписывал обязательство хорошо себя вести в первой загранкомандировке именно перьевой ручкой, макая ее в чернильницу. Но все-таки прошло уже 30 лет. Наверное, лучше бы принять закон и урегулировать наконец отношения. В том, что служебная тайна есть, мало кто сомневается. Вот только никто сегодня не может точно знать, что это. Пока нет закона. И это очень плохо.

 Ждем законопроекта, но уже от Правительства?

Поделиться:

Оставить свой комментарий:

Для комментирования необходимо авторизоваться!

Комментарии по материалу

Данный материал еще не комментировался.