Rambler's Top100
 
Статьи
Александр БАРСКОВ  28 октября 2020

Дорогие киловатты

Большие временные и финансовые затраты дата-центров на технологическое подключение к электросетям и масштабирование мощности сдерживают развитие отрасли. А отсутствие выигрыша в стоимости электроэнергии уменьшает конкурентоспособность российских ЦОДов на мировом рынке.

Все, кто когда-либо занимался подключением даже небольшого объекта, например личного гаража, к электросети, знают, насколько это непросто, небыстро и недешево. Что уж говорить о ЦОДах. А ведь для них получение электропитания необходимой мощности – ключевое условие функционирования. Это не гараж, в который автомобиль можно поставить, освещая помещение светом фар, – что, кстати, мне приходилось делать почти год, пока длился процесс подключения. ЦОДы – важнейшие элементы цифровой инфраструктуры страны, стратегические объекты, способствующие реализации целого ряда национальных программ и повышению конкурентоспособности страны. Тут сопоставление ЦОДа с гаражом даже неуместно, хотя, замечу, оба объекта можно использовать одинаково – для майнинга.

Техприсоединение: очень долго…

В сентябре 2020 г. АНО «Координационный совет по ЦОДам и облачным технологиям» (АНО КС ЦОД) провела исследование проблем, связанных с технологическим присоединением ЦОДов к сетям энергосетевых компаний (ЭСК). В опросе приняли участие представители российских операторов ЦОДов, эксплуатирующих 27 объектов общей мощностью около 180 МВт.

Почти все участники опроса указали, что время, фактически затраченное на подключение к электросетям, превзошло запланированное. Для многих объектов такое превышение оказалось значительным, например вместо шести месяцев – год или даже два (рис. 1). Ни одному из операторов ЦОДов, участвовавших в опросе, не удалось реализовать такое подключение быстрее, чем за год. 


Рис. 1. Фактическое время, затраченное ЦОДами на подключение к ЭСК

Большая часть проблем при подключении к электрическим сетям впервые вводимых в эксплуатацию ЦОДов возникает, по сообщениям их операторов, при «осуществлении сетевой организацией фактического присоединения объектов заявителя». Некоторые операторы испытали затруднения уже на этапе подачи заявки на присоединение. Также операторы отметили высокую стоимость технологического присоединения, бюрократическую волокиту при обмене информацией, длительные сроки выполнения ТУ сетевой организацией («МОЭСК – два года, зачастую и в этот срок не укладываются») и проблемы при получении разрешения органа федерального государственного энергетического контроля на допуск к эксплуатации.

Хотя большинство операторов не сталкивались с прямым нарушением сетевыми компаниями законодательства, два респондента указали на «нарушение срока исполнения ТУ по договору техприсоединения» и «невыполнение сроков договора». 

Резервирование/увеличение максимальной мощности ранее присоединенных ЦОДов также сопряжено с проблемами: длительными сроками осуществления присоединения, переносом сроков окончания работ, высокой стоимостью наращивания мощности.

Согласитесь, даже год на присоединение – это в лучшем случае – в наш стремительный век кажется неоправданно долгим сроком. А что говорит мировая практика? По словам сооснователя и CEO компании IXcellerate Гая Вилнера, являющегося признанным международным экспертом с 20-летним опытом построения ЦОДов в разных странах, в Германии и Франции национальные электросети имеют специальные отделы, работающие с ЦОДами для ускорения планирования и реализации подключений. В зависимости от возможностей систем генерации в конкретном месте и емкости электросети подключение (и наращивание мощности) ЦОДов может занять до шести месяцев, что в несколько раз меньше, чем в России.

…и очень дорого

Как уже упоминалось, практически все операторы ЦОДов жалуются не только на длительный срок, но и на высокую стоимость технологического присоединения (рис. 2). При этом, как отметили некоторые респонденты, «сетевая организация перекладывает расходы по реконструкции сетевой инфраструктуры на потребителя».

Рис. 2. Доля затрат на подключение к ЭСК в общем объеме капзатрат на создание ЦОДа

В среднем затраты на технологическое подключение ЦОДа к инфраструктуре ЭСК составляют примерно 12,3% общего объема капитальных затрат на создание ЦОДа. Наименьшей эта доля оказалась у компаний, ЦОДы которых находятся не в Москве. Для столичных объектов данный показатель превышает 15%.

Энергетики рекомендуют ЦОДам выбирать точки присоединения так, чтобы оптимизировать его стоимость. Другими словами, строить ЦОДы рядом с генерирующими мощностями или там, где имеется избыток электроэнергии. Но мировой, да и российский опыт показывают, что ЦОДы являются не энергоцентричными, а клиентоцентичными объектами. И там, где нет спроса на энергию, скорее всего, не будет спроса и на услуги коммерческого ЦОДа.

Сравним приведенные выше цифры с данными по тем же Германии и Франции. В этих странах, по свидетельству Г. Вилнера, подключение к энергосистеме стоит в среднем 100 тыс. евро за 1 МВт. Если принять, что строительство типового ЦОДа в России обходится примерно в 40 тыс. евро за стойку мощностью 5 кВт, а средний коэффициент энергоэффективности (PUE) равен 1,5, то путем несложных вычислений получим, что у нас в стране стоимость такого подключения составляет около 650 тыс. евро, а в московском регионе превышает 800 тыс. евро, что в 8 (!) раз больше, чем в названных странах Европы. Понятно, что это оценочные расчеты, для конкретного объекта с учетом его особенностей и суммарной мощности превышение может оказаться не столь значительным. Но кратное превышение стоимости технологического подключения ЦОДов в России аналогичного показателя для Европы говорит о том, что ситуацию надо менять. 

По нашим данным, для развернутого в Финляндии ЦОДа одной из крупных интернет-компаний технологическое подключение было осуществлено за три-четыре месяца и… бесплатно. Правда, компании пришлось оплатить строительство распределительной подстанции для этого подключения. Технологическое присоединение ЦОДа мощностью 24 МВт той же компании в центральной части России оказалось относительно недорогим (около 1,5 млн руб.), однако она была вынуждена за свои деньги (около 470 млн руб.) построить линию 110 кВ и понижающую подстанцию 110/20.

Как замечает генеральный директор ЦОДов DataPro Алексей Солдатов, с каждым годом затраты на технологическое подключение неуклонно растут, а сроки удлиняются.

В таких условиях сложно говорить о конкурентных преимуществах российской индустрии ЦОДов. Но, может быть, не все так грустно, ведь, как утверждают энергетики, «у нас существенно более низкая стоимость электроэнергии»? Давайте посмотрим.

Миф о дешевом электричестве

Как следует из исследования, проведенного KPMG, цена на электроэнергию в США и странах Европы в целом действительно выше, чем в России. Но для определенных групп потребителей она сопоставима, а зачастую и ниже (рис. 3). Здесь речь идет в первую очередь о квалифицированных энергоемких потребителях (КЭП), для которых регуляторы находят возможность снижать цену на электроэнергию, в частности, убирая из тарифа стоимость ее передачи.

Рис. 3. Цены на электроэнергию в России и на зарубежных рынках

КЭП – это специальная категория потребителей, конкурирующих на глобальных рынках, с особыми условиями ценообразования, включая освобождение от надбавок и сборов и сниженный тариф на транспортировку энергии вне зависимости от места технологического присоединения. Так, в Германии к КЭП относятся порядка 2 тыс. предприятий, на которые приходится примерно четверть всего потребления энергии в стране. 

По данным, которые приводит Сергей Мигалин, заместитель генерального директора – директор по экономике и финансам концерна «Росэнергоатом», в странах Восточной Европы стоимость электричества (в Польше – 40 евро за 1 МВт*ч, в Болгарии – 30 евро за 1 МВт*ч) для таких потребителей, как ЦОДы, сопоставима со стоимостью электричества (32 евро за 1 МВт*ч) для ЦОДа «Калининский», находящегося рядом с Калининской АЭС и получающего его по оптовой цене. Понятно, что российским ЦОДам, энергетическое расположение которых не столь выгодно, как у ЦОДа «Калининский», электричество обходится дороже.

Из чего складывается стоимость электроэнергии, или На чем можно сэкономить

Если посмотреть на структуру цены на электроэнергию в Германии (рис. 4), то видно, что для КЭП ее снижение достигается главным образом за счет уменьшения сетевой составляющей, а также надбавок и сборов.

Рис. 4. Структура конечных цен на электроэнергию в Германии (2019 г.)

В России стоимость передачи составляет примерно 10% стоимости электроэнергии. Но эта величина зависит от того, подключается ли объект на правах оптового потребителя к Федеральной сетевой компании (ФСК ЕЭС), которая осуществляет передачу энергии по электросети РФ, или на правах розничного – к одной из межрегиональных распределительных сетевых компаний (МРСК), которые распределяют полученную от ФСК электроэнергию потребителям; обычно МРСК относятся к конкретному федеральному округу.
Разница оказывается существенной. В качестве примера С. Мигалин приводит цену электроэнергии для ЦОДа «Калининский», подключенного к ФСК, и прогноз цены на электроэнергию для ЦОДа, который мог бы быть развернут рядом с Кольской АЭС и подключен к МРСК. Хотя стоимость электроэнергии на Калининской АЭС в среднем на 25% выше, чем на Кольской АЭС, итоговая цена оказывается сопоставимой: 2851 руб. за 1 МВт*ч для ЦОДа рядом с Калининской АЭС и 2690 руб. за 1 МВт*ч для ЦОДа рядом с Кольской АЭС. По мнению заместителя генерального директора «Росэнергатома», высокий тариф МРСК «съедает» все преимущества размещения ЦОДа в районе Кольской АЭС, несмотря даже на холодный климат, позволяющий существенно снизить расходы (как CAPEX, так и OPEX) на систему охлаждения. «Получается, что рядом с Москвой (строить ЦОД) выгоднее, чем в арктической зоне», – заключает он.

Возможность для ЦОДов получать электроэнергию по оптовым ценам (подключаясь к ФСК по высокому напряжению) – один из путей снижения их расходов. Но на данный момент условием выхода компании на оптовый рынок электроэнергии и мощности является мощность от 20 МВт – порог для большинства ЦОДов высокий. Поэтому для реализации такой возможности требуется корректировка установленных правил, к чему энергетики пока не готовы.

Многие операторы ЦОДов считают, что оптимизировать стоимость электроэнергии для них может помочь исключение или гарантия уровня сетевой составляющей, которая сейчас постоянно увеличивается. Один из вариантов – подписание свободных договоров с заинтересованными сетевыми компаниями или генераторами (производителями энергии) с фиксированием сетевой надбавки на приемлемом уровне.

Сетевая надбавка взимается не только за доставку электроэнергии, но и за надежность энергообеспечения, которую гарантирует единая энергосистема России. Но для ЦОДов этой надежности недостаточно, они сами реализуют системы гарантированного и бесперебойного электропитания, используя дизель-генераторы и ИБП. Получается, что ЦОДы оплачивают ненужную им на деле гарантию, хотя это снижает их конкурентоспособность на мировом рынке. Примечательно, что в соответствии с российским законодательством об электроэнергетике, ЦОДы не относятся к неотключаемым объектам, и аварийная бронь им не положена.

Когда речь заходит о возможности снижения тарифов, одним из аргументов энергетиков является повышение энергоэффективности: «внедряйте новые энергоэффективные технологии, и доля непродуктивных затрат у вас уменьшится», – говорят они. Однако Видия Железнов, директор по стратегии и маркетинговым коммуникациям компании «РТК-ЦОД», констатирует: «Если посмотреть на данные энергоэффективности мировой отрасли ЦОДов, приводимые Uptime Institute (рис. 5), то видно, что среднеотраслевая энергоэффективность российских ЦОДов сопоставима с показателями США и Европы, и резервов снижения энергозатрат в этом направлении фактически нет».

Рис. 5. Среднее значение PUE крунейших ЦОДов в различных регионах

Насколько важна цена?

Насколько существующая цена на электроэнергию является препятствием для развития рынка ЦОДов? По данным В. Железнова, при предоставлении услуг colocation доля стоимости электроэнергии в тарифе составляет примерно 25–35%. При этом, по результатам опросов iKS-Consulting среди потребителей услуг colocation, надежность электропитания (читай – непрерывность услуги) – на первом месте среди ключевых параметров для клиентов, а стоимость стойки – только на пятом (рис. 6).

Рис. 6. Ключевые критерии выбора ЦОДа для клиента

Показательный пример того, что тариф не является определяющим фактором для большинства клиентов, приводит В. Железнов. В ЦОДе «Удомля» (Тверская область) стоимость электроэнергии составляет примерно 65–75% ее стоимости в Москве, что наряду с высокой экономической эффективностью объекта за счет его масштаба позволяет обеспечить тарифы на colocation примерно на 30% ниже, чем в столице, при точно таких же технических условиях. Хотя ЦОД в Удомле заполняется в соответствии с прогнозными показателями, резерв по вводу новых залов существенен – особенно на фоне периодического дефицита мощностей в Москве. «В значительной степени это объясняется психологическим фактором – это первый проект такого масштаба за пределами столицы, и при идентичных технологических и сервисных параметрах часть клиентов по-прежнему предпочитает размещение в Москве, несмотря на более высокие тарифы», – поясняет В. Железнов. 

Получается, что, хотя цена электроэнергии чрезвычайно важна для конкуренции российских ЦОДов на мировом рынке, для клиентов ЦОДов в России она не критична. Куда важнее рассмотренные выше проблемы, связанные с большими временными и финансовыми затратами на технологическое подключение и масштабирование мощности.

До решения далеко, но диалог начался

Теперь немного официальной хроники. 10 июня 2020 г. на совещании с Президентом РФ представители ИТ-отрасли донесли до него проблемы, связанные с энергоснабжением ЦОДов. По итогам совещания президент поручил Правительству РФ проработать вопросы, касающиеся «предоставления организациям, являющимся операторами центров обработки данных, льготного доступа на рынок электрической энергии и мощности» (Поручение № 1068 от 3 июля 2020 г.). Во исполнение данного поручения Минкомсвязь (ныне – Минцифры) России подготовила проект постановления правительства о внесении изменений в некоторые акты правительства в части предоставления ЦОДам такого доступа.

В проекте содержалось несколько предложений, в частности:
  • определить особый порядок выполнения технологических подключений ЦОДов к электрическим сетям;
  • снизить пороговые значения для работы ЦОДов на оптовом рынке электрической энергии и мощности;
  • отнести ЦОДы к категории неотключаемых потребителей (ограничение режима потребления которых может привести к неблагоприятным экономическим, экологическим, социальным последствиям).
Однако Минэнерго России раскритиковало этот проект, указав, что ряд его предложений противоречит Федеральному закону «Об электроэнергетике», а их реализация может привести к сокращению конкурентного рынка электроэнергии, выручки генерирующих компаний, повышению тарифов для прочих потребителей и т.д.

Сейчас начат диалог между представителями Минцифры и индустрии ЦОДов, с одной стороны, и представителями Минэнерго и энергетиками – с другой, в том числе в рамках созданной рабочей группы по вопросам оптимизации энергоснабжения центров обработки и хранения данных. Одним из ключевых участников этого диалога является АНО КС ЦОД, выражающая точку зрения большинства игроков рынка коммерческих дата-центров.

«Мы сконцентрировались на двух направлениях работы, связанных с организацией технологических присоединений и резервированием мощности, поскольку считаем их наиболее важными для развития отрасли и обеспечения надежного функционирования ЦОДов», – рассказывает Дмитрий Бедердинов, генеральный директор АНО КС ЦОД.

Одна из поддержанных АНО КС ЦОД инициатив заключается в предоставлении дата-центрам возможности технологического присоединения одновременно к сетям нескольких сетевых организаций. Сегодня, если на земельном участке, где располагается ЦОД, имеется технологическое присоединение к одной сетевой организации, то он не может осуществить обычное технологическое присоединение к другой организации, даже в том случае, когда техническая возможность увеличения мощности отсутствует, а присоединение по индивидуальному проекту настолько экономически необоснованно, что от расширения ЦОДа приходится отказаться вообще. К сожалению, сложившаяся на данный момент практика именно такова. 

Важно и то, что наличие альтернативного источника электропитания повышает надежность подключения к энергосистеме, а при присоединении к сетям нескольких сетевых организаций ЦОД в ряде случаев может обеспечить необходимый уровень надежности без устройств резервной генерации для ситуаций аварийного отключения.

Другая инициатива связана с возможностью компенсации ЦОДам затрат на строительство подстанций и других элементов энергетической инфраструктуры при подключении по индивидуальным проектам. Как упоминалось выше, расходы на такие объекты могут существенно превосходить обычную стоимость технологического присоединения. Не говоря уже о том, что в этих случаях создаются основные средства сетевой компании (коммерческой организации), с помощью которых она зарабатывает, поставляя энергию потребителю. 

Третья инициатива касалась оплаты резервируемой мощности ЦОДа. Планируя переход на 100%-ную оплату резервируемой мощности, энергетики предполагали освободить от нее тех потребителей, кто подал заявку до определенного срока. Такая дифференциация давала преимущество ЦОДам, которые подали заявку ранее, и снижала конкурентоспособность вновь вводимых объектов. АНО КС ЦОД предложила ввести единые правила оплаты резервируемой мощности, при которых плата взимается только в случае, если выбрано менее 60% мощности, без разделения по срокам подачи заявки. Этот вопрос удалось урегулировать, и в новых готовящихся в Минэнерго правилах дифференциация объектов по срокам заявки не предусмотрена.

«В качестве позитивного момента отмечу сам факт начала диалога между энергетиками и ЦОДами. Мы пытаемся донести проблемы отрасли в части доступа к электроэнергии и, надеюсь, что мы придем к согласованным позициям, – продолжает Д. Бедердинов. – В конечном счете мы все заинтересованы в решении стратегической задачи повышения конкурентоспособности России, что невозможно без развития цифровой инфраструктуры».

«Российскому регулятору следует оценить ситуацию и предложить взаимовыгодные решения для квалифицированных энергоемких потребителей, которые представляют стратегический интерес для страны с точки зрения ликвидации технологического отставания, которое пока – увы – только нарастает», – отмечает Василий Савин, руководитель практики KPMG по работе с компаниями сектора энергетики и коммунального хозяйства в России и СНГ.

Доступность электроэнергии всегда считалась важным конкурентным преимуществом России, но кратное превышение европейских показателей по временным и финансовым расходам на подключение к электросетям, а также фактическое отсутствие выигрыша по стоимости электроэнергии привели к тому, что отрасль ЦОДов потеряла это преимущество. Рост спроса на цифровые сервисы, конечно, обеспечит внутреннее развитие отрасли и в текущих энергетических условиях, но без их изменения о конкуренции на мировом рынке стоит забыть.
Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!