Rambler's Top100
Статьи ИКС № 3 2005
01 марта 2005

Русский рывок: без мегазатрат, но с мегаперспективой

Стимулы времени

– Дмитрий Александрович, что помогло убедить правительство в необходимости форсированного развития индустрии ПО?

– Тут сыграли роль, видимо, несколько факторов. К разработке и продвижению концепции были привлечены профессионалы, в том числе представители рынка (АП КИТ, «Руссофт» и др.). Без их участия документ был бы просто оторван от жизни. Да и для правительства наша проблема совсем не случайна. Достаточно отметить, что отраслевой аспект считается слишком узким и на заседании правительства обычно не рассматривается. М. Е. Фрадкова уговаривать долго не пришлось: он специалист в области мировой экономики и диссертацию писал по Бангалору. Сказался, конечно, впечатляющий эффект развития мирового сектора ИКТ: реальные результаты и зарождающиеся доминанты.

– Какие аргументы оказались самыми сильными?

– Дыхание прогресса. Радио, заложившее основы развития телекоммуникаций, появилось одновременно с электричеством. Однако вряд ли кто назовет электроэнергетику инновационной отраслью. Иное дело инфокоммуникации. Научные приоритеты в ведущих странах одни и те же. Сектор ИКТ – обязательный элемент всех национальных исследовательских программ. Результат? 70% инноваций в мире, фиксируемых в патентах, генерируется именно здесь.

– Можно ли считать, что в настоящее время вся сфера ИКТ в России включена в систему хозяйственно стратегических приоритетов?

– Да. При поиске возможных инновационных коридоров развития правительство пришло к выводу, что сектор ИКТ, и особенно индустрия ПО,– это та область, где при определенных условиях можно добиться существенных результатов. Традиционные маяки высоких технологий – ядерная энергетика и космические исследования – ресурсоемки и в своем развитии ограничены влиянием политических факторов. Индустрия ПО такому воздействию практически не подвержена. Она на 100% рыночная, на 100% коммерческая. И если посмотреть на глобус, можно убедиться, что страны, проводившие последовательную государственную политику поддержки секторов hi-tech, добились наибольшего успеха в формировании несырьевой экономики. Один из ярких примеров – Индия, с завидным усердием создававшая собственную IT-индустрию. Началось все с экзотических компьютеров, а ныне экспорт программного продукта – «дойная корова» экономики страны: в 2003 г. объем аутсорсинга, например, составил $15 млрд, или около 10% мирового объема. Наша доля – 0,7 – 0,5%. Цифры впечатляют. Так, мировой рынок нефтедобычи составляет ныне порядка $800 млрд, рост его физического объема – 1 – 3% в год, выше невозможно. Доля России тут 12%. Мировой рынок IT – $916 млрд, темп роста – 8%. В глобальных масштабах это очень хорошая динамика.

– Как вы оцениваете российские возможности?

– Очень высоко. Рынок аутсорсинга в мире растет на 10 – 15% в год. Индия декларирует, что в ближайшее время будет контролировать до 30–40% его объема. Опыт международного разделения труда учит, что вклиниться можно лишь в ту нишу, где есть существенная динамика (в статику, скажем, вклиниться невозможно). У нас нет оснований оставаться в тени. Тем более что сектор ИКТ готовит новый технологический всплеск, который приведет к существенному спросу на ПО. Я имею в виду, в том числе, область контента. Новое поколение оборудования (NGN) кардинально меняет привычную картину телекоммуникационной отрасли. Физическая инфраструктура сети становится просто средой для распространения сигнала. На ней развиваются наложенные сервисы, которые могут предлагать клиенту новые фигуранты рынка – контент-провайдеры. Они непосредственно взаимодействуют с клиентом и предлагают ему все расширяющийся спектр услуг (SMS-голосование, интерактивные игры и т. д.). В результате происходит расслоение рынка. Его новая ветка – «сети сбыта» (вотчина контент-провайдеров) – оформляется в самостоятельный бизнес, где как никогда прочно сливаются интересы телекоммуникационных и IT-компаний. И понятно почему. Продается смешанный творческо-интеллектуальный продукт двух технологий, в стоимости которого центр тяжести смещается в зону деятельности контент-провайдеров. И если раньше наблюдалась конвергенция сетей, то сейчас следует говорить о конвергенции телекоммуникационных операторов и контентпровайдеров. Тон на этом поле задает американская AT&T, в прошлом лидер в области либерализации телекоммуникационного рынка, в настоящем – новатор на магистралях NGN. Она первая вводит понятие «провайдер услуги» и гарантирует беспрепятственный доступ любому контент-провайдеру к любому абоненту. Если взглянуть на пейзаж в целом, то очевидно, что возникает специфическая отрасль, обслуживающая и создающая контент.

Будет предложение, будет и спрос

– Не слишком ли вы оптимистичны, рассчитывая на высокий внутренний спрос? Ведь «сервис повышенной комфортности» в нынешних условиях может быть воспринят просто как изыск?

– Не согласен. Одно из уникальных свойств России – почти мистическая способность опровергать все прогнозы. Конечно, наши граждане не откажутся от товаров первой необходимости. Тем не менее вспомним, что совсем недавно в потребительской корзине затрат на мобильную связь вообще не было. Ноль! Эффект превзошел все ожидания.

Надо смотреть вперед. По мере роста благосостояния будет увеличиваться «емкость» корзины. Ведь известно, что более высокие доходы, при прочих равных условиях, способствуют формированию более сложной структуры расходов: снижается их доля на самые насущные потребности (продукты питания, жилье и т. п.) и повышается удельный вес расходов на культурные нужды, в том числе на пользование информационными услугами. Кроме того, в сфере инфокоммуникаций уже давно предложение опережает спрос. Крупнейшие компании сегодня тратят огромные средства на продвижение своего продукта. Цифры порой зашкаливают до 80% выручки! Сектор ИКТ, таким образом, формирует спрос. Так что пока будет предложение, будет и спрос. Будет спрос, будет и результат.

Сейчас начинается новый технологический цикл развития всей сферы ИКТ. В его рамках сектор программирования, в котором разрабатывается объект интеллектуальной собственности, называемый и IT-услугой, и услугой IT-аутсорсинга, становится самостоятельной отраслью, точкой прорыва, имеющей большой потенциал роста. В силу этого воплощение идей, заложенных в концепции, станет источником генерации новых достижений отечественной интеллектуальной мощи в области ПО. Наша задача – не упустить момент, не упустить свой шанс, как это произошло в свое время с микроэлектроникой.

Логика развития

– За концепцией должна последовать программа конкретных мероприятий?..

– У нас есть план действий. Предлагаемые меры, по сути, делятся на две части. Первая не требует прямого финансирования и связана в основном с изменениями в законодательном регулировании. Вторая предполагает существенную опосредованную поддержку государства, например развитие сети технопарков. Такая программа, мы надеемся, появится не позднее I полугодия 2005 г. В концепции мы уже сейчас указали, каких примерно показателей развития должны достигнуть к 2010 г. Думаю, нам удастся убедить правительство, что такая программа нужна.

– Какие источники будут «питать» развитие индустрии ПО?

– Давайте пройдем по всей логической цепочке. По сути, продажа программного продукта, продажа любых контент-услуг (зона, где смыкаются телекоммуникации и IT) существует самостоятельно. Иными словами, это продажа чистого интеллектуального труда, определенного ресурса, созданного людьми. Для этого необходимо: найти людей, выучить, собрать на определенной территории, пригласив из тех мест, где их труд используется неэффективно, а также из-за рубежа. А дальше, если нефти нужна лишь труба, то программисту – комфортные условия жизни и работы.

Как решить эти проблемы? Первая задача – подготовка кадров – пока прерогатива государства. Не надо строить иллюзий. Образование не скоро станет коммерчески эффективным сектором. И если даже это когда-нибудь произойдет… Во все времена и во всех странах крупные научные центры, за очень редким исключением, поддерживались из госбюджета. Вторая – создание производственной и социальной инфраструктуры (строительство офисов, свет, канализация, детские сады, школы и т. д.). Государство и тут должно помочь на старте. И не потому, что бизнес сам не может это сделать, а чтобы создать СТАНДАРТ КАЧЕСТВА для данного технопарка. Это классический пример государственно-частного партнерства. Делать это никто, кроме государства, не должен. Только тогда будут действовать честные правила игры. Государство не допустит монополии одного-двух игроков, а «малышей» не отторгнет среда. Компании будут претворять свои решения уже на базе этой инфраструктуры.

Третья задача – строительство жилищного комплекса. Здесь тоже без прямого участия государства ничего не получится. Необходимо прописать внятные условия ипотеки. В принципе, люди будут иметь хорошую зарплату, но не заоблачную. Во всем мире человек, который получает $1 тыс. в месяц, может позволить себе купить квартиру. Да, в кредит, да, на долгих 25 лет. Если мы создадим условия ипотеки в рамках технопарков, то зарплаты там будут «белыми»: под «левые» кредиты не выдают. И условия кредитования должны быть приемлемыми. Пусть на первом этапе государство заставит какой ни будь банк выдавать ипотечные кредиты. Такой пример будет работать. Давайте попробуем этот механизм, в конце концов!

Тонкая настройка

– Как включить венчур в систему финансирования технопарков? И возможен ли его «домашний» вариант?

– Можно, наверное, говорить, что у нас весь финансовый сектор находится в стартовой фазе формирования. Венчурное финансирование – это всегда тонкая настройка. Очевидно, государству пора сделать шаг в данном направлении и определить свою позицию. Без развития венчура реальная капитализация наших высокотехнологичных компаний невозможна. Мы должны помочь компаниям, создающим новые интеллектуальные продукты, пройти весь путь: от возникновения идеи до того момента, когда она будет стоить действительно больших денег. И венчур будет «домашний». Он редко бывает иностранным: иностранец верит с трудом. Обычно он покупает команду и, условно говоря, ее уводит. Так было с авторами текстового редактора «Лексикон» и игры «Тетрис», которые теперь работают в Microsoft. Примеров достаточно. Компания покупается на корню, так как основная ее ценность – персонал. Если же мы доведем фирму до формата, когда она будет стоить дорого, то и продаваться она будет по достойной цене. Условно говоря, это тот же приток валюты.

К венчурному финансированию готов не только наш, но и зарубежный бизнес, работающий на территории России. Свой фонд имеет Intel, Microsoft сейчас обсуждает вопрос инвестирования. Суть не в этом. Можно договориться с ними о создании системы коллективного финансирования. Но пока разговор упирается в несовершенство корпоративного права. В концепции мы внесли конкретные предложения по данному вопросу и, в принципе, считаем, что данную проблему решим достаточно скоро. Правительство подтвердило интерес и анонсировало именно этот вопрос.

Эффект плацебо и фактор веры

– Налоговый климат в стране явно угнетает развитие отрасли ПО, в цене продукта которой от 50 до 70% занимает заработная плата. Как вы оцениваете ситуацию?

– Есть такое понятие – «эффективная ставка налогообложения». Для данной отрасли она равна нулю. Зачем Министерству финансов обманывать себя и заявлять, что снижение единого социального налога (ЕСН) в индустрии ПО приведет к потерям в бюджете? Не надо! Во-первых, на данном этапе налоговый фактор по большому счету не является решающим для государственной политики хотя бы потому, что масштабы отрасли малы. Основную выгоду от этой индустрии экономика и бюджет получат за счет использования программного продукта во всех областях – от образования до обороны – благодаря повышению качества их работы. Во-вторых, ни для кого не секрет, что производители ПО вынуждены регистрировать свои компании в офшорах и использовать «серые» схемы выплаты заработной платы. Поэтому очень отрадно, что В. В. Путин озвучил 14%-ную ставку ЕСН в ожидаемом к рассмотрению в Госдуме (в марте) законе о специальных экономических зонах. Надеюсь, новые регулирующие правила окажутся эффективными для отрасли.

Вернуть интеллект в Россию

– Шлифовка административного и налогового режима, предложенная в концепции, дело важное и, видимо, как всегда долгое. Как вы думаете, сколько потребуется времени, чтобы отрасль заработала в полную силу?

– К сожалению, апробация любого государственного документа в России – процесс длительный. Так, например, концепция была одобрена в ноябре протокольной записью на заседании правительства. Для того чтобы она стала актом обязательного действия, необходимы или специальное постановление, или распоряжение. Мы рассчитываем, что в ближайшее время это произойдет. Изменение закона занимает, как правило, год. Но в силу того, что ускоренное развитие отрасли контролирует президент, дела, думаю, пойдут быстрее. Все базовые изменения в рамках концепции намечены на 2005 – 2007 гг. Мы будем максимально стараться, чтобы документ стал хорошей программой действий, развернутой в сжатые сроки. Фактор времени для России критичен. Одна из первоочередных наших задач – перенести в Россию точки капитализации компаний-разработчиков. Для этого необходимо оптимизировать систему налогообложения в таких границах, в которых им было бы выгодно платить корпоративные налоги здесь. В сфере ПО добиться положительных результатов можно лишь экономическими мерами. Однако важно не только вернуть интеллектуальный потенциал в Россию, но и содействовать умощнению отечественного бизнеса.

– Вы полагаете, россияне будут уходить из западных компаний в отечественные? Почему?

– Это неизбежно! Специалист вернется, как только мы создадим условия для роста капитализации компаний на территории страны. Человек ориентирован не только на высокую заработную плату, но и на творчество. На родине он сможет создать высококлассный продукт, а затем продать его за большие деньги. Работая в западной компании, россиянин никогда не станет миллионером. Хорошо обеспеченным человеком – да. Но, если ты хочешь начать свой бизнес ПО и знаешь, что он стоит больших денег, то мотивация уйти из крупной компании и открыть дело в России очевидна. Как только мы создадим комфортные условия, вся интеллектуальная элита покинет заморских хозяев. А пока нет этого механизма, идет отток.

– Как вы относитесь к использованию потенциала отечественных специалистов в интересах иностранных компаний, работающих на территории России?

– Этап обязательный. С одной стороны, они отвлекают наиболее квалифицированную рабочую силу, с другой – позволяют сохранить ее в нашей стране.

Один раз увидеть… И не только

– Президент посетил в Индии средоточие национального hi-tech – Бангалор … И процесс, похоже, пошел быстрее. Для вас это приятная неожиданность?

– Конечно, нет. Мы ждали и надеялись. Для нас было крайне важно получить наглядное подтверждение, что все изложенное в концепции не иллюзия. И есть страны, где это работает. Индия с ее более чем миллиардным населением, средней заработной платой $10 и … блеск Бангалора. По одну сторону забора нищета, по другую – бассейны, фитнес-клубы. У них условия для такого проекта хуже, а результат лучше. И если в наших лучших условиях осуществить задуманное, то и эффект можно ожидать на порядок выше. Рынок индийского аутсорсинга в целом для России не совсем приемлем. Нам гораздо ближе израильский или ирландский опыт. Но в Индии контраст позволяет максимально наглядно продемонстрировать то, чего можно добиться, если идти путем программно-целевых действий. Наша задача – ускорить развитие индустрии в интересах всей страны. Контрасты Индии дают очень сильное мотивирующее впечатление. Мы делали акцент именно на это.

– Интуиция вас не подвела … Можно ли рассчитывать, что российские ассоциации АП КИТ и «Руссофт» станут мощной силой, лоббирующей интересы отрасли, как, например, NASSCOM в Индии?

– Надеемся и поддерживаем эти две организации. Опыт взаимодействия по продвижению и разработке концепции дает хороший прогноз на будущее.

– Впереди очень много работы. Хочется пожелать вам больше успехов и меньше разочарований.

– Спасибо. Нелегко – не значит невозможно. Мы рассчитываем, что все получится. И замыслы будут воплощаться быстрее, чем нами же планировалось. Однако важно делать не только быстро, но и правильно.
Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!