Rambler's Top100
Статьи ИКС № 6 2005
Андрей ГИДАСПОВ  01 июня 2005

Южная Корея: прыжок в лидеры

Окончание. Начало см. «ИКС» №4’2005. Широкополосный Интернет Широкополосный доступ в Интернет – бесспорный лидер сектора ИКТ Южной Кореи. К концу 2002 г. интернет-рынок страны с 26 млн пользователей стал пятым по величине в мире. По сравнению с 1995 г., когда уровень проникновения не достигал и единицы, рост грандиозный.

Окончание. Начало см. «ИКС» №4’2005.

Широкополосный Интернет

Широкополосный доступ в Интернет – бесспорный лидер сектора ИКТ Южной Кореи. К концу 2002 г. интернет-рынок страны с 26 млн пользователей стал пятым по величине в мире. По сравнению с 1995 г., когда уровень проникновения не достигал и единицы, рост грандиозный. Сегодня Корея – мировой лидер по уровню проникновения высокоскоростного широкополосного доступа в Интернет: им пользуются 11 млн жителей страны. В 2002 г. в стране насчитывалось 22 пользователя на 100 жителей – один из самых высоких показателей в мире. (Для сравнения: в Гонконге уровень проникновения – 14, 6.)

Коммерческий Интернет появился в 1994 г., когда два национальных оператора фиксированной связи – Korea Telecom и Dacom – получили лицензии на предоставление услуг. В 1999 г. к ним присоединилась Hanaro Telecom Inc., обострив конкуренцию на рынке. В том же году число пользователей Всемирной паутины достигло 10 млн, а еще через два года их стало 20 млн.

В 2003 г. Korea Telecom, контролирующая 94,2% местного рынка фиксированной связи и 51% рынка широкополосного интернет-доступа, объявила о прибыли в 11, 6 трлн вон и чистой прибыли в 830 млрд вон. Кроме того, компания владеет 46,9% ной долей своего филиала мобильной связи – KT Freetel, второго по величине оператора мобильной связи Кореи. Оператор Hanaro Telecom с 23,5% рынка занимает вторую позицию на рынке фиксированной телефонии и широкополосного Интернета.

Модернизированной инфраструктуре широкополосного Интернета отводится роль главной помощницы правительства Кореи в создании универсального высокоскоростного широкополосного интернет-доступа. Один из наиболее интересных проектов, разрабатываемых правительством, – построение широкополосной конвергентной сети (ШКС), которая позволит создать среду для интегрированных услуг и объединить фиксированную и беспроводную связь, вещание и передачу данных.

Массивный канал доступа ШКС позволит подключиться жителям Кореи к сети Интернет практически с любого терминала. Однако ясного видения будущей сети до сих пор нет, и прежде всего потому, что корейские рынки мобильной связи и широкополосных сетей развиваются каждый в своем направлении и в различных архитектурах. Тем не менее источники в правительстве утверждают, что ШКС будет предоставлять широкополосный Интернет на национальном уровне со скоростью 50 – 100 Мбит/с, т. е. в 50 раз быстрее существующих конвенциональных широкополосных услуг. Новая сетевая инфраструктура должна стать базой для будущих услуг связи и IT, таких как услуги на основе интернет-протокола версии 6 (IPv6), мобильная телефония следующего поколения, сенсорная система сетевого вычисления (computing – компьютинг), технология идентификации радиочастот.

На реализацию проекта создания ШКС правительство надеется привлечь 67 трлн вон ($58 млрд) инвестиций, рассчитывая к 2010 г. заработать 111 трлн вон на продаже оборудования и $50 млрд на экспорте. Потенциально ШКС сможет обслуживать более 20 млн пользователей. В сентябре 2004 г. правительство образовало консорциум из трех компаний – Korea Telecom, SK Telecom и Dacom – для испытаний опытной версии ШКС, запланированных на 2005 г. Эксперименты будут сфокусированы на развитии услуг на базе интернет-телефонии, IPv6, спутникового мобильного вещания, мобильной телефонии следующего поколения и сенсорного компьютинга. Опытное тестирование ШКС предполагается завершить к концу этого года, а коммерческий запуск запланирован на начало 2006 г.

Программное обеспечение и услуги

По данным Министерства торговли США, объем рынка ПО и услуг Южной Кореи в 2002 г. достиг $12,8 млрд, а в 2003 г. – $16 млрд. Предполагается, что в течение следующих пяти лет средний рост промышленности будет составлять 20% в год. В 2002 г. общий объем импорта был оценен в $756 млн, или 5,9% от потребности всего рынка софта, который включает коробочное ПО (packaged software), услуги и софт компьютинга, а также цифровой контент.



Если верить статистике, то доля участия зарубежных производителей ПО в целом по Южной Корее невелика. В действительности же локализованный софт и услуги системной интеграции, предоставляемые филиалами американских и европейских фирм, участвующих в крупных проектах в качестве стратегических партнеров, считаются местным производством. Например, коробочное ПО из США (U. S. -sourced packaged software) составляет более 90% рынка импорта софта Кореи, и доминировать на этом рынке американские поставщики будут еще не один год.

Уровень развития сектора ПО Южной Кореи все еще ниже, чем в США или Японии, – следствие сравнительно недавней компьютеризации и острого дефицита высококвалифицированных программистов. Корейские системные интеграторы и разработчики ПО активно пытаются развивать партнерство с глобальными лидерами каждого сегмента услуг и решений IT для поставок клиентам комплексных решений в соответствии с потребностями рынка, и в то же время поставляя программы на местный и глобальный рынки.

В 2002 г. потребность рынка packaged software, включая ПО для системной инфраструктуры (операционных систем, систем безопасности и т. д.), софт-приложений (Word, Excel, комплект решений для предприятий – enterprise solution package), а также для развития приложения и запуска (application development/deployment software), оценивалось в $2,95 млрд, или 23% потребности рынка ПО.

Потребность в ПО для приложений составляет 50% ($1,5 млрд), а в ПО для системной инфраструктуры – 30% ($900 млн) от общей потребности рынка коробочного ПО. Потребность рынка в решениях ERP, а также CRM на рынке приложений достигла в 2002 г. $230 млн и $65 млн соответственно, увеличившись на 50% по сравнению с 2001 г. Потребность рынка в packaged software растет уже продолжительное время в связи с бурным развитием и модернизацией IT-сектора и соответствующих услуг, а также электронной коммерции и сегмента связи, и рост этот в пределах 20% будет наблюдаться еще на протяжении нескольких лет. Усилия корейского правительства по совершенствованию защиты ИС и продвижению закона о защите компьютерных программ (CPPL) также благотворно сказались на стремительном росте потребностей рынка в корейском и импортном программном обеспечении.

На услуги и ПО для компьютинга (системная интеграция, развитие ПО, системного управления и поддержки) приходится 71% от общей потребности рынка, или $9,1 млрд. Рост потребности оценивался в 21% в течение следующих 5 лет. Из всего рынка компьютинга/программного обеспечения спрос на ПО и услуги для системной интеграции, а также на софт для системного управления составил 69% и 23% соответственно, или $6,2 млрд и $2,4 млрд.

Объем рынка цифрового контента, включающего online-игры, ПО для образования и мультимедийный контент, достиг в 2002 г. $700 млн. Начиная с 2001 г. потребность в ПО для цифрового контента росла в среднем на 36% в год, и в ближайшие годы темпы роста, скорее всего, не снизятся. Причины – беспрецедентный рост числа пользователей услуг широкополосного Интернета и растущий спрос на услуги мобильного Интернета.

Российские поставщики ПО, планирующие вести с Южной Кореей электронную торговлю, должны внимательно изучить вопросы налогообложения и оплаты услуг. В этой стране нет таможенных пошлин на импортируемое ПО (как локализованное, так и коробочное). Местный НДС на весь импорт, включая ПО, основанное на стоимости CIF, составляет 10%. В то же время размер НДС на софт, импортируемый через Интернет, определяется местоположением сервера, с которого клиенты могут загрузить ПО. Если сервер находится за рубежом, он не подлежит НДС-обложению. Если же сервер расположен на территории Кореи, провайдер софта обязан отчитаться перед Национальной налоговой службой (National Tax Service) и заплатить 10% -ный НДС.

Из последних новостей. Министерство информатизации и связи Южной Кореи обнародовало план постепенной миграции с ПО от Microsoft на продукты с открытым исходным кодом. К 2007 г. на операционную систему Linux планируется перевести 20% персональных компьютеров и 30% серверов, установленных в госучреждениях, включая министерства, государственные комитеты и вузы. По расчетам правительства, переход на ПО с открытым кодом позволит ежегодно экономить до $300 млн. Кроме того, это повысит безопасность информационных систем и их совместимость между собой.

Помимо этого, планируется обеспечить поддержку альтернативных ОС в различных web-сервисах, предлагаемых как государством, так и коммерческими структурами. Сегодня многие из этих систем совместимы только с Windows и Internet Explorer. Впрочем, ряд экспертов скептически относится к переходу на Linux. По их мнению, корейские софтверные компании просто не смогут разрабатывать продукты для двух платформ одновременно, что повлечет за собой рост затрат на разработку ПО и его обслуживание. Эту точку зрения разделяют и в корейском представительстве Microsoft, где не устают подчеркивать, что необходимость платить за лицензирование ПО вовсе не означает, что коммерческие продукты окажутся дороги и в эксплуатации.

Уверенный взгляд в будущее

По мнению ученых из Корейского института развития информационного общества (КИРИО), наличие четкой информационной политики правительства Южной Кореи – один из важнейших факторов, способствовавших бурному развитию ИКТ-сектора в стране. С момента открытия рынка услуг связи в 90-х годах правительство последовательно содействовало развитию рыночной конкуренции и привлечению частных инвестиций в ИКТ.

Важным шагом стало построение высокоскоростной сети информационной связи. Информатизация общественного сектора также способствовала росту ИКТ, создав спрос на продукцию IT. Наконец, господдержка программ развития научно-исследовательской базы и обучения стала одним из краеугольных камней в развитии сектора. Прекрасный пример – пятилетний план развития ИКТ, выполнение которого завершилось в прошлом году. В числе основных его направлений – поддержка научно-исследовательской базы, создание интернетсети следующего поколения, волоконно-оптическая связь, цифровое вещание и беспроводная связь, ПО и развитие компьютерных технологий. Так, государство поддерживает более 30 программ по обучению будущих программистов и специалистов отрасли. Кроме того, развитый рынок венчурного капитала и система KOSDAQ поддерживают рост сектора ИКТ.

На нынешнем этапе правительство намерено развивать 10 новых секторов роста индустрии: «умные» роботы; автомобили будущего; полупроводники следующего поколения; цифровое телевещание; мобильную связь следующего поколения; дисплеи; «умные» домашние сети; цифровой контент и ПО; аккумуляторы и ИБП следующего поколения; продукцию биомедицины.

Интересные факты

По данным Ассоциации корейской промышленности ПО, в 1993 г. объем рынка ПО Южной Кореи составлял около $1 млрд, при этом основная доля продаж приходилась не на коробочное ПО, а на системную интеграцию. Софтверное пиратство, особенно для встроенного ПО, процветало.

В последние годы софтверный рынок оживился. Так, например, сегмент игрового ПО вырос с $500 млн в 1998 г. до $1 млрд в 2002 г. По мнению ученых из Университета шт. Индиана (США), проводивших исследование «Уникальные аспекты корейской интернет-индустрии», основной движущей силой «софтверной революции» стала уникальная бизнес-модель ПК-бангов ( «банг» – по-корейски «комната» ).

В отличие от традиционных интернет - кафе, предлагающих посетителям доступ в Сеть плюс напитки и закуски, ПКбанги завлекают клиентов предоставлением доступа к компьютерам, игровыми комнатами, интернет - чатом и – в меньшей степени – возможностью участия в биржевых торгах в режиме он-лайн. Оплата пользования компьютером почасовая. По статистике, рядовой пользователь в возрасте от 15 до 29 лет проводил в Интернете как минимум 2 часа в сутки.

ПК-банги дебютировали в 1998 г., начав с предложения игр. Первой популярной сетевой игрой стала небезызвестная Starcraft, которая привела в банги огромную армию своих поклонников. Только в 2001 г. было продано 2 млн копий – невиданное количество для страны с населением 47 млн!Выяснив, что на этом деле можно хорошо заработать, разработчики и дистрибьюторы игрового ПО поспешили в банги «для проверки легальности бизнеса и наличия лицензии». Следующим их шагом стало предложение новых игр для подростков и молодежи и, конечно же, популярнейшей ныне услуги – интернет-чата.

Первыми негативное влияние ПК-бангов ощутили на себе интернет-сервис-провайдеры (ISP) – их продажи стали падать. Но вскоре была выработана уникальная модель: ISP стали работать с бангами напрямую, предоставляя им канал Е1. В функции ПК-банга, контролирующего доступ, входило взимание платы с пользователей. Таким образом, ПК-банги смогли задействовать многих участников рынка – разработчиков, ISP, компьютерные компании.
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!
Поделиться: