Rambler's Top100
 
Статьи ИКС № 1 2009
Александр КРУПНОВ  29 января 2009

Спектру нужен государственный подход

Тонкой и деликатной областью назвал сферу частотного регулирования президент Союза участников рынка инфокоммуникационных услуг А.Е. КРУПНОВ. Но здесь, как нигде, считает он, требуются решительные шаги.

А. Крупнов,ICUУроки мировой практики

Говоря о частотном регулировании, нельзя не вспомнить нашумевшие торги по продаже частот, освободившихся в США после внедрения цифрового ТВ. Говорили и писали о «цифровом дивиденде» много. Но бог, как известно, в деталях. И дело даже не в сумме в $19,6 млрд, а в условиях получения White Spaces. Новый владелец частот становится обладателем полных прав на эту собственность: безлицензионного использования по своему усмотрению, продажи, передачи, объединения с ресурсом других операторов и т.п. Этот опыт был одобрен и Европейским союзом, который принял решение о целесообразности его распространения на Европу.

Что, по сути, означает эта практика? Уход от жесткого лицензирования, от привязки конкретной услуги к определенной частоте и привязки частоты к конкретной лицензии. И здесь уместно вспомнить рекомендации ВКР-07, указывающие, что все частоты, которые будут высвобождаться в результате перехода на цифровое вещание (от 874 МГц до 1,112 ГГц), следует использовать для подвижной связи.

В конце 2007 г. эти рекомендации рассмотрела и ГКРЧ. Но ее вывод оказался неутешительным: хотя цифровое вещание для России очень актуально, его внедрение явно задерживается. ФЦП не готова, частотное планирование до сих пор не завершено (по последней информации, программа пока существует лишь в виде концепции и должна быть представлена в правительство до конца 2008 г.). Поэтому и решения по цифровому дивиденду преждевременны.

Мировые тенденции в области частотного регулирования базируются на том, что в ближайшие 15–20 лет следует делать ставку на технологии беспроводного широкополосного доступа и подвижной связи 3-го и 4-го поколений, включая LTE. Конечно, LTE сегодня не близкая перспектива и не до конца определены спецификации, но многие производители работают над оборудованием, требования к которому уже сформулированы. А в начале декабря 2008 г. Nokia Siemens Networks даже провела испытания устройств LTE-Advanced, продемонстрировавших скорость передачи 1 Гбит/c.

А что же в нашей стране? Если сегодня не будет принято решение о формировании пула частот для внедрения сетей 4G, то потребители ресурса в который раз окажутся в «интересном положении»: РЭС для предоставления услуг есть, а ресурса – нет. Цифровое вещание, как ожидается, с 2015 г. будет работать, участки спектра освободятся, но места для 4-го поколения уже не будет.

У нас много лет говорят о необходимости закона о регулировании радиочастотного спектра. Но его как не было, так и нет. Один уже «почил» в недрах Госдумы, сейчас появилась новая инициатива Совета Федерации. Судя по первой редакции этого законопроекта, он похож на другие законы, действующие в мире. Но, к сожалению, те, кто должен активно участвовать в его обсуждении (критиковать, предлагать решения проблем) – правительство, Минкомсвязи, Россвязькомнадзор и потребители,  не проявляют к нему должного интереса. Результат такого «равнодушия» может оказаться печальным.

Сегодня много говорят и о конверсии радиочастот, на которую из бюджета выделяются значительные средства. Но пока нигде не опубликованы цифры, показывающие, что в результате финансирования из бюджета страны конверсионных работ в 2006-м или 2007-м году были высвобождены такие-то полосы частот.

Если идти по пути США и следовать рекомендациям ЕС, конверсию спектра можно было бы значительно ускорить. И это важно для всех участников рынка и пользователей радиочастотного спектра. Но главная роль в этом процессе – у Минкомсвязи и ГКРЧ. Они должны определить политику в области частот, а не ограничиваться текущими административными мерами.

3G или 4G?

Частоты для сетей 3-го поколения в диапазоне 1,8–2 ГГц, безусловно, есть и на значительной части России доступны для операторов, выигравших конкурс на этот ресурс. Но и ТВ-спектр диапазона 900 МГц чрезвычайно привлекателен для развертывания сетей связи 3-го поколения, поскольку только за счет увеличения зоны покрытия одной БС в этом диапазоне капитальные затраты на передачу данных снижаются в 2,7 раза. Да, это потребует перепланирования сети, но такой «реформинг» уже провели Финляндия (первая), Германия и Англия, получив значительный финансовый выигрыш.

Идея не нова, и некоторые сотовые операторы проявляли к ней интерес. Но есть нюанс. Лицензии на сети 3G сегодня имеют три оператора, а число владельцев диапазона 900 МГц – не один десяток. Получается, что «тройке» придется конкурировать на одной территории со многими владельцами спектра, в число которых, например, входят «Уралсвязьинформ», «Нижегородская сотовая связь» и целый ряд других операторов, работающих на Урале, в Сибири и на Дальнем Востоке.

Наш Союз предложил операторам провести исследования этой проблемы, но… помешал кризис. Хотя во время кризиса особо важно сокращение расходов, которое дает использование диапазона 900 МГц. Экономия на затратах на разработку новых нормативных документов, создающих базу для быстрого роста в будущем, на мой взгляд, недальновидна.

Когда выделялись диапазоны частот для 3G-сетей, занятые участки спектра, в частности в Москве, были хорошо известны. Каждый оператор знал, какую работу нужно проводить непосредственно с пользователями этих частот. Модель та же, что применялась при выделении частот для сетей GSM. Но в нынешних условиях часть операторов решила заморозить инвестиции в развитие сетей связи 3-го поколения, в том числе и в столице.

По большому счету, дело даже не в частотах для 3G. Сегодня самое время подумать о стратегии, о разработке программы выделения частот для сетей 4G. И исследования нужно проводить уже сейчас. Чтобы, когда появится реальное оборудование, для него был ресурс. Союз представил свои предложения по данной проблеме в Минкомсвязи, и на одном из будущих заседаний ГКРЧ они будут рассмотрены.

Для 4G потребуются частоты диапазона 800 МГц и выше 2,1 ГГц, и России надо следовать рекомендациям ВКР, гармонизируя национальную Таблицу распределения с международным Регламентом радиосвязи. Нужно определиться, какие участки должны быть свободны к моменту появления оборудования 4G. Необходимо перспективное планирование и гармонизация, и это работа ГКРЧ. Иначе неизбежно возникнут сложности в приграничных областях. Мы все время отстаем и попадаем в положение ущемленных в своих интересах: в соседней стране развернуто ЦТВ, а у нас «пустыня», делай что хочешь, и не надо считаться с теми сетями ЦТВ, которых еще нет.

Дело государева закона

Конверсия хороша не только для «гражданских». Она остро необходима и для повышения обороноспособности страны. Со всех трибун говорят об устаревшем оборудовании в Вооруженных силах, в том числе и о радиосредствах. На модернизацию тратится немало. Новые технические средства (антенны, системы, РЭС) позволяют с намного меньшими затратами, более экономным использованием ресурса, но с б'ольшим охватом территории решить задачи армии. Вот они, деньги на перевооружение – в частотном ресурсе. Но это дело государева закона.

Чтобы конверсия стала реальностью, нужно знать все частотные назначения по всей территории России. Полная база данных частотных назначений по всем округам для гражданских РЭС существует в ГРЧЦ. А есть ли такая БД у Минобороны? Сомневаюсь, что данные об используемых частотах, например вертолетного полка (даже в ЦФО), есть в центральном аппарате ведомства. А если нет базы, масштабные исследования в области конверсии просто невозможны.
Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!