Rambler's Top100
Статьи ИКС № 12 2005
01 декабря 2005

«Потом» уже не будет

– В этом году мы сформировали основные направления государственной политики. В декабре 2004 г. правительство одобрило Концепцию развития ИТрынка – теперь ее реализуем. Проработана и представлена в правительство программа ИТ-парков. Подготовлен и внесен на рассмотрение законопроект о специальном налоговом режиме для ИТ-компаний. Обсуждается возможность создания венчурного инвестиционного фонда с участием государства. Совместно с Министерством образования и науки рассматриваем инициативы по подготовке специалистов в области ИТ. Идем шаг за шагом.

– Есть подвижки за год?

– Первое – изменения в законодательстве. В июле был принят первый пакет поправок в Налоговый кодекс. Решена проблема возврата экспортного НДС для компаний-экспортеров ПО. Второе – торговля ПО и услугами через Интернет. Совместно с Департаментом валютного контроля Центробанка мы упростили эту операцию.

До конца года планируем инициировать решение межведомственной комиссии по регулированию внешнеторговой деятельности – снижение ввозных пошлин на комплектующие, которые не производятся в России. До сих пор существует парадоксальная ситуация: на ПК в сборе ввозная пошлина даже ниже, чем на комплектующие, которые не производятся в России. Поэтому крупным компаниям типа НР, Dell выгоднее ввозить ПК в сборе, чем собирать их здесь. Совместно с АПКИТ мы решаем этот вопрос. Конечная наша цель – перейти в режим соглашения по ИТ в рамках ВТО (ITA), одним из обязательств которого являются нулевые ввозные пошлины на все ИТ-продукты. Это означает, что значительная часть комплектующих, например микросхемы памяти, у нас в стране производиться, по-видимому, не будет. Нам это и не нужно: создание рабочих мест, конкурирующих по дешевизне со странами Азии, не является сегодня целью развития российского ИТ-рынка.

Мы также намерены максимально ускорить прохождение законопроекта о введении специального режима налогообложения для ИТ-компаний.

– Для всех ИТ-компаний?

– Пока речь идет о тех, экспорт продуктов и услуг которых превышает 70%, основная деятельность – исключительно производство ИТ либо оказание ИТуслуг. В число критериев входят также ограничение по минимальному размеру компании и ее аккредитация в уполномоченном органе. В этом есть жесткий экономический смысл: в 2004 г. объем российского ИКТ-рынка составил 255 млрд руб., или $9 млрд, т.е. вырос на 25%, а в этом году, при сохранении тех же темпов роста, превысит $11 млрд. Тем не менее рынок пока не насыщен аппаратным обеспечением и все равно остается в значительной степени «железным». А значит, доля добавленной стоимости будет небольшая, поскольку рентабельность сборочного производства ПК, если оно абсолютно легально, не превышает 5–7%. Здесь нет перспективы для увеличения количества высококвалифицированных рабочих мест в отрасли. Следовательно, нужно поддерживать компании, ориентированные на экспорт, где есть спрос на творческий потенциал российских инженеров и программистов.

В этом сегменте рынка набирает силу тенденция движения капитала из развитых стран в развивающиеся. По данным ОЭСР, за 2005–2010 гг. в последние перекочует $100 млрд из бюджета первых – на аутсорсинг производства и услуг. Для нас важно интегрироваться в этот процесс, поэтому надо поддерживать тех, кто агрессивно ориентируется на эти $100 млрд. Здесь хорошая позиция у Индии: в 2004 г. из $18 млрд продаж 90% – экспорт. И пора перестать думать, что индийские программисты способны только коды писать. Они быстро учатся. Их цель – к концу 2008 г. достичь объема рынка $50 млрд и получить 30–40% этой «переброски» бюджетов.

– Ваша позиция по ИТ-паркам?

– Сегодня из-за удаленной занятости четко локализовать деятельность ИТ-компаний отрасли невозможно. Чтобы поддерживать конкурентоспособность на международной арене, компания должна быть большой. $100 млрд – это аутсорсинг бизнес-процессов довольно крупных компаний. К примеру, Deutsche Bank с годовым бюджетом аутсорсинга больше 3 млрд евро не заключает контракты менее чем на $10 млн в год. Такой контракт можно без риска доверить фирме, где работает 2–2,5 тыс. специалистов. Мы должны создать условия для быстрого роста компаний. Выбор точек концентрации определяется удобством для бизнеса. Тогда лидеры смогут расти очень быстро.

В то же время хотелось бы избежать ситуации, как в С.-Петербурге, где очень резко выбирается с рынка качественный человеческий капитал. Сегодня здесь реализуется много новых проектов международных компаний, и оказалось, что специалистов, готовых к работе в ИТ-парке, недостаточно. Они разобраны крупными компаниями, т.е. почва для инновационного развития исчезает. И кто будет генерировать новые технологии? Люди с идеями должны иметь возможность самореализации в рамках стартапов. У них должен быть выбор: организовать собственную «будущую» Microsoft или сегодня продать Microsoft свою идею. Поэтому вторая часть ИТ-парков – инкубатор для создания стартапов. Такой вот «опаринский бульон» для ИТ-бизнеса.

– А чем нам интересен глобальный рынок?

– Во-первых, рынок ИТ уже давно перестал быть узко национальным. Нельзя быть ксенофобом в области ИТ, где и продукты, и услуги носят глобальный характер. На мировом рынке действуют компании, у которых уже развиты всемирные каналы продвижения инновационных продуктов. Они могут донести технологическое новшество российских разработчиков до всего мира. У Microsoft, например, в Европе 15 тыс. собственных сотрудников и до полумиллиона тех, кто работает у партнеров и клиентов компании с ее продуктами, т.е. на каждого специалиста Microsoft приходится 30 с лишним человек в партнерских структурах.

– Хотелось бы иметь мощный отечественный потенциал…

– Несомненно! Но сегодня проще и выгоднее распространять плоды таланта наших людей по каналам мировых лидеров, ведь инвестиции, например, той же Microsoft в эти каналы – десятки миллиардов долларов.

– Допустимо ли участие зарубежных компаний в ИТ-парках?

– Обязательно будем находить в ИТ-парках якорных участников, в том числе иностранных. В Дубне, например, планирует работать IBM.

– Для старта ИТ-парков необходимо постановление правительства?

– Это будет государственная программа. Пока загвоздка в механизмах финансирования. Утрясаем этот вопрос с Минэкономразвития и Минфином.

– Длительный процесс согласования может повлиять на эффективность проекта…

– Позволю себе даже драматизировать ситуацию. «Переброска» ИТ-бюджетов уже началась. К 2010 г. нам на этом рынке делать уже будет нечего. Окно возможностей захлопнется. Там будут страны, которые подготовят всю инфраструктуру для бизнеса и человеческий капитал. А мы будем по-прежнему добывать нефть. Чтобы стать экспортером ИТ на глобальном рынке (сейчас вывозим на миллиард долларов, а ввозим на пять-шесть) надо переломить ситуацию. У нас для этого всего три года.

– Ситуация властью осознана?

– Похоже, да. Вопрос в фокусе внимания Администрации Президента. Правительство – большой механизм для поиска равновесия, и инерцию внутри него так просто с места не сдвинуть. Те, кто отвечает в правительстве за экономический блок, пока сосредоточены на доминирующих сегментах экономики, на регулировании макроэкономических параметров. Им требуется время, чтобы понять потребности отрасли и перевести их в формат госрешений.

– Что тормозит и что стимулирует развитие ИКТ?

– Мешает не только бюрократия, но и определенная незрелость отрасли и неготовность ее лоббировать свои интересы на уровне государства. Сегодня отрасль не имеет доступа к капиталу – она развивается на основе собственных средств. Капитализации практически нет, доступ к внешнему капиталу ограничен непрозрачностью. Сейчас формируем фонд, который будет с самого начала поддерживать перспективные технологические разработки, протаптывать им тропинку к коммерческой зрелости.

У нас есть сильные стороны, которые до определенного момента могли восприниматься как слабость, а ныне могут послужить очень хорошим рычагом. Это кадры с научной подготовкой, с опытом исследовательскойдеятельности, те самые инженеры-разработчики, которые в начале 90-х потеряли работу и пошли заниматься невесть чем. У них прекрасные фундаментальные знания, но с ИТ они пока «не дружат». Впрочем, для овладения современными технологиями им достаточно 8–12 месяцев. По оценке Всемирного банка, таких специалистов в России около миллиона.

Потерян громадный исследовательский потенциал – а этот интеллектуальный капитал может стать нашим основным конкурентным преимуществом. Таково не только наше мнение, но и мнение Всемирного экономического форума. В недавно распространенном отчете у России наиболее высокие позиции по качеству исследовательских и образовательных ресурсов, а наиболее низкие – по институциональным факторам ведения бизнеса.

Сегодня ИТ-отрасль превращается в сервисную, и ей нужны именно такие специалисты. Тогда и решится проблема прорыва от 15%-ной внутренней востребованности в Интернете к его массовому использованию.

– К вопросу о стратегии: в каких отношениях должны быть спрос на ИТ и технологическое предложение?

– Они всегда в равновесии. Хотя государство может формировать спрос. Для этого у него несколько инструментов. Первый – пропаганда. Мы должны обратить внимание всего населения на важность развития и использования ИКТ, взять на вооружение пример Франции, для которой построение современной телекоммуникационной сети стало когда-то национальной идеей.

Министр экономического развития и торговли РФ Г. Греф говорит: удвоения ВВП не достичь, нет инструмента. В то же время население России не меньше 4 млрд человекочасов в год тратит на стояние в очередях в органы госвласти – больше 2% совокупного рабочего времени страны. Это резерв, и, если государство будет доступно населению в режиме 24х7, эти 2% сыграют на повышение производительности. Для этого государство должно вложить деньги в собственные ИТ-системы.

Да, у нас слабая информационная экономика. Мы как нация очень мало тратим на ИКТ: уровень потребления ИКТ-услуг в 2004 г. составил около 150 евро в год на человека (даже в Греции и Португалии, странах с самыми низкими показателями в Евросоюзе, эта цифра выше в 5 раз – в то время как доходы на душу населения разнятся существенно меньше).

Пора строить. «Потом» уже не будет.

ПО – главная статья гражданского несырьевого экспорта России

В этом году российские ИТ-компании экспортируют ПО и услуг больше чем на миллиард долларов – по сравнению с 2004 г. рост превысит 50%. Следующая статья экспорта – вывоз автомобилей – менее $600 млн в год.

Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!
Поделиться: